К чему снятся сладости

Сон, в котором вы видите сладости, предвещает какие-либо действия, связанные с деньгами. А вот будет ли это шаг к «сладкой жизни», связанный с изобилием денежных средств, или наоборот, сновидец в полной мере ощутит нехватку капитала, зависит от деталей увиденного сна.

Сонник сладости брать, выбирать, покупать в магазине

Брать, выбирать или покупать сладости – сновидение означающее, что в ближайшее время вас ожидают непредвиденные расходы.

Сон, в котором вы берете сладости в руки, означает небольшие траты. Велика вероятность того, что для удовлетворения своих потребностей придется занять некую сумму у хороших знакомых или родственников.

Выбрать сладости во сне – в реальности предстать перед выбором, где с наименьшим ущербом для себя можно будет «перехватить» деньги.

Сон, в котором вы приобретаете сладости в магазине, снится к тому, что вы предпочтете взять кредит или заем в госбанке.

Сонник сладкое во рту, выпечка, что означает пить сладкое вино

Сон, в котором во рту ощущается сладкий привкус – знак того, что в реальности вам уготовано наслаждаться жизнью.

Однако, если сладость вызвана употреблением вина, то данный сон говорит о том, что вас попытаются обмануть или вовлечь в авантюру.

Кушать сладкую выпечку – добиться материальной стабильности и успеха в сфере своей деятельности.

Сонник сладости готовить, дарят, магазин сладостей

Если приснилось, что готовите сладости – в реальной жизни вы окажете кому-то хорошую услугу. Иногда данный сон трактуется как убыточное занятие.

Напротив, сон, в котором дарят сладости вам, сулит получение прибыли и осуществление давних чаяний.

Приснившийся магазин сладостей ассоциируется со сбербанком или государственным учреждением.

К чему снится есть сладости во сне, конфеты, пить сладкое молоко

Сон, в котором едят сладости, и конфеты в сонниках трактуется как благоприятный знак – в реальной жизни вас ожидают события, которые вызовут положительные эмоции.

Пить сладкое молоко во сне – к достатку и миру в вашем доме.

Сонник сладости на столе, набирать, от мужчины, подарили, найти

Видеть на столе сладости – сон-предупреждение. В реальности следует быть готовым к тому, что намеченным планам не суждено сбыться.

Набирать сладости – делать запасы «на черный день» или неразумная трата денег.

Для девушки или женщины сон, в котором мужчина дарит ей сладости, означает, что в реальности она сумеет разгадать истинные, и не всегда благие, намерения этого человека. Как правило подаренные сладости свидетельствуют о неискренности и лести.

Сон, в котором вы находите сладости – к неожиданному поступлению денежных средств.

Сонник пирожные, печенье, торт, сладкое тесто, хотеть сладкое

Данный сон означает, что вы находитесь в преддверии позитивных изменений.

Хотеть сладкого во сне – сигнал организма о нехватке углерода. Включите в свой рацион побольше фруктов. Если же проблем со здоровьем не наблюдается, то такой сон говорит о вашем стремлении улучшить окружающий мир.

Сонник щербет, шоколад, сладкое яблоко, готовить (делать) сладкое

Есть во сне щербет или шоколад – к слащавым разговорам. Кушать сладкое яблоко – к любовным искушениям. Готовить (делать) сладкие блюда – в реальности предпринимать попытки приукрасить действительность.

Сонник Юноны сладости

В соннике Юноны приснившиеся сладости предвещают романтическое свидание. Если же сладкое оказалось невкусным – свидание закончится ссорой.

Сонник Ванги сладости

Ванга считала, что если человеку приснятся сладости, то в реальности он окажется в затруднительной ситуации, из которой cумеет найти благополучный и единственно правильный выход.

Исламский сонник сладости

Душевный покой, и материальный достаток обретет тот, кому приснятся сладости, — трактуется данный сон согласно исламского сонника.

Сонник Миллера сладости

По соннику Миллера сладости снятся к обману.

Кушать сладости – обманут вас, готовить сладости – кого-либо обманите вы сами.

Мусульманский сонник сладости

В мусульманском соннике приснившиеся сладости – знак благосклонности судьбы.

Сонник Феломена сладости

В этом соннике сладости в реальности предвещают приятное времяпровождение, однако если во сне вы ощутили приторность сладкого, то наяву следует остерегаться неосторожных высказываний и сплетен.

Сонник Фрейда сладости

По соннику Фрейда, если снятся сладости, то вам следует задуматься о более серьезном отношении к выбору сексуального партнера. Вы слишком легкомысленны и падки на «клубничку».

Сонник Цветкова сладости

Цветков трактует сон о сладостях, как испытываемый сновидцем дефицит внимания и жажду общения.

Плохая девочка и чупа-чупс

Алексей Альбан

Сергей Николаевич Полежаев, а среди своих многочисленных друзей в неполные 39, просто Серега, — был еще огурец хоть куда! Многие из мужчин ему позавидовали бы! Даже из тех, кто был младше. Крепкая фигура без лишнего жира, который, как правило, заводится в этих годах у сильной половины. Уверенная походка, хороший прикид, с увесистым бумажником в заднем кармане брюк. Хорошая тачанка цвета металлик в виде свежей иномарки. Короче, такого кадра вполне можно было бы считать заветной добычей для бабской половины человечества. Да он и не отказывался. Женщин любил. То есть в этом плане был тоже весьма здоров и успешен.
Жил, правда, один. Была жена раньше, да как-то не сложилось. Такое бывает, сами знаете. А ведь хотелось, хотелось иной раз положить свою умную голову на чьи то хрупкие, нежные коленки. Чтобы маленькая изящная рука погладила, ласково по шевелюре и стало бы так уютно и тепло на сердце. Ласка — она ведь и собаке приятна.
За бортом бушевали страсти, на работе штормило, но там он знал, куда рулить штурвал. Дома же хотелось одеть ароматный, после двойного Тайда махровый халат, и завалиться в свое огромное кресло с газетой в руках. Чтобы рядом была она. Пусть будет всегда рядом. Он мечтал о настоящей подруге. То есть ему нужна была не просто ****а с которой можно было бы утолить свою мужскую жажду. Не знаю, поймете ли? Женщина-друг. Любовница и жена. Чтобы вместе убивать кровать по ночам, а днем толково обсудить совместные дела. Бред, наверное, так не бывает? Хотя почему? Он ее искал.
И вот, однажды дверь его квартиры щелкнула импортным замком, и вошли двое. Его спутница прошла внутрь первой. Эта была хрупкая, изящная молодая женщина. Нет, скорее девушка. Очень ладная, как дорогая индийская статуэтка. Хороший трофей. Он познакомился с ней в ночном клубе. Как-то сразу разговорились. Сергей почувствовал рядом с ней необычайное волнение. Что-то особенное, притягательное было в ее облике. Манящее, волшебное. Они были едва знакомы, а руки просто просились сами схватить ее, прижать к себе крепко. Да что руки! Сергей старался не подпускать к себе близко мысли, как было бы здорово вставить ей прямо в прихожей. Думать об этом пока было нельзя, чтобы не напугать свою спутницу преждевременной эрекцией.
Они мило беседовали, пили красное вино. Разговор, что называется, клеился. Девушка легко поддерживала беседу на любые темы. Иногда доставала из маленькой сумочки тонкую длинную сигаретку и курила, загадочно поглядывая на него. Молча улыбалась.
Красивая сучка, — тоже молчал и думал Сергей. Хочу ее. Интересно, даст сегодня или не даст? В первый раз, наверное, ломаться будет, как у баб заведено? Заканчивать вечер мастурбацией не хотелось.
Новую подругу звали Александра. В школе когда-то ее за миниатюрность и миловидность подружки именовали Сашка-Милашка. Эх, школа, школа! Сколько впечатлений осталось в далеком детстве? Первый поцелуй, первая любовь! Двойка по геометрии и сердитое сопение отца. Журчание воды в ванной и набухшие от волнения соски, когда пальцы впервые коснулись сладкого места.
Теперь она все еще хороша. Но ее новый друг лучше пусть не знает, что дома остались два сына и дочка от первых неудачных браков. Сейчас хотелось просто побыть женщиной. Так началась их дружба.
В первый раз ей не пришлось ехать домой, она сама захотела остаться. Сергей дико возбудился, когда они кинулись друг на друга, стиснулись и стали сосаться в губы. Он даже порвал ей слегка новое платье. Потом они, тяжело дыша и прижимаясь друг к другу, попытались скоренько перебазироваться в спальню. Сергей при этом одной рукой настойчиво пытался расстегнуть оставшиеся пуговицы на ее платье, которые на самом деле были просто декоративным элементом. Замок был вовсе не там. Другой рукой стягивал через голову рубаху. Пуговицы отрывались и, стуча по паркету, катились в разные стороны. Одновременно ему хотелось чтобы уже и его брюки как-то участвовали в процессе. Поэтому одна нога уже освободилась. А другая была еще в штанине. Вся эта несуразная композиция со звоном и грохотом рухнула на скользком ламинате. Голова, описав правильную дугу, протаранила хрустальное бра на стене. И смогла извлечь из светильника дивный по красоте мелодичный звон, а потом все что от бра осталось, сорвалось со стены и загремело вниз. Голову тогда пришлось срочно перебинтовать. Саша это сделала умело. Но когда Сергей накинулся на нее сверху и пригвоздил своим членом к кровати — она чуть не рассмеялась. Меня насилует одноглазый пират в повязке — пошутила она. Сергей, нисколько не смутившись таким сравнением, свирепо дрючил ее, закинув тонкие красивые ножки себе на плечи. Очень скоро ее звонкий смех сменился стонами и криками наслаждения. Вечер сложился удачно.
Такое происходило практически каждый вечер в течение двух месяцев. Когда вдруг однажды…
Милашка толкнула своего самца маленькой ручкой в грудь и сказала: Сидеть, не шевелиться! Я сейчас… Сергей от этого толчка плюхнулся в свое любимое кресло и заинтригованный терпеливо сидел, ожидая продолжения.
Она вернулась, и за спиной у нее в руках что-то было. Глаза девушки поблескивали хитринкой!
— Даже боюсь предположить! — пожал плечами Сергей. Надеюсь там ужасного вида и размера вибратор?
— Почти угадал — хихикнула Милашка и достала из-за спины моток бельевого нейлонового шнура.
— Что будет? — спросил Сергей.
— Одного мужика ****ь будем — серьезно ответила девушка.
Он и предположить не мог, что она так быстро и умело пришвартует его к креслу на котором он расположился. Веревка обвивалась и переплеталась вокруг виток за витком. На груди сплетались диковинные узлы. Милашка изредка доставала из сумочки листок с эскизами и шевеля губами, про себя искала подсказку в этом ребусе. Все это было далеко не просто так! То, что было сплетено на Сергее… Этот белый ажурный кокон — имел прямое родство с далекой Японией. Примерно так, в средневековье самураи связали шпионов перед допросом, готовя их к изощренным восточным пыткам. Где Милашка такое откопала?
Мужчина через час был так качественно закреплен к своему любимому предмету интерьера, что не мог и шевельнуться. А девушка возбужденная порхала вокруг.
— А если я пи-пи захочу? — спросил Сергей.
— Тазик принесу — засмеялась девушка.
Это было ново и волнительно. Но даже, как-то немного страшновато, ведь он полностью потерял контроль над этой красивой шалуньей.
— Ну как? Не сильно жмет? — нагнулась к нему Милашка.
— Не фига себе не сильно! Сильно! Шевельнуться не могу! — ответил мужчина.
— Вот и хорошо — улыбнулась Александра.
И с размаха влепила ему по щеке такую затрещину, что у него в глазах закружились оранжевые спирали.
Сергей ойкнул от неожиданности и дернулся, пытаясь встать.
— Контрольный выстрел — засмеялась Милашка. Теперь ты: «Ю а май!» Побудь здесь, никуда не уходи, я сейчас вернусь.
Ее не было долго, как ему показалось. Очень долго. Уходя, она еще ведь завязала ему глаза, и он только слышал какое-то шебуршание в соседней комнате.
— Ми-и-и-и-ла! Милашка! Ты где? Я соскучился!
— Сейчас, еще минуточку, мой сладкий перчик! — послышалось в ответ!
Наконец, она вошла в комнату и через несколько секунд повязку с глаз сняли.
Он увидел перед собой школьницу. От удивления он не знал что сказать. Нет, конечно, он узнал свою подругу. Он только не мог представить, что она может так преобразиться, измениться, перевоплотиться. Перед ним стояла самая настоящая девчонка школьница. В школьной парадной форме с ажурным белым передником и кружевным воротничком и манжетами. Так, сейчас, наверное, в школе уже не ходят? Но в его детстве, в его школьные годы, девочки на торжественные линейки одевались именно так. На голове ее красовались два потрясающих пышных банта. Два игривых хвостика волос. Белые гетры и туфли. Все как в его школьные годы. Даже лицо Милашки показалось ей знакомым, как будто бы из детства.
Серей был потрясен, такого он точно не ожидал.
— Пионер, будь готов! — девчонка поднесла лодочку ладони ко лбу, как это делали раньше школьники.
— Всегда готов! — без запинки, словно робот ответил Сергей.
— Тебе нравится, на меня смотреть?
— Да, ты классно выглядишь!
— Тогда сиди, мой сладкий, смотри. Я пока в комнате приберусь.
Она ушла и вернулась с ведром и тряпкой в руках. Достала из своей сумочки вместо сигареты чупа-чупс и сунула его в рот. Так, что только палочка торчала из пухлых губок. И вот так, напевая под нос что-то до боли знакомое… типа: «Медленно минуты уплывают вдаль…», или: «От улыбки станет всем светлей…» — она встала на колени и начала тщательно и старательно мыть пол. Сергей, выпучив глаза, сидел в своем кресле упакованный как японский подарок. И, не зная что и сказать, смотрел на происходящее.
Милашка стоя на коленках, натирала пол влажной тряпкой, а он даже не понял, не сообразил, что ламинат, которым был застелен зал — в принципе не моют так. Но сейчас другие мысли и эмоции занимали его. Когда она повернулась к нему задом, натирая в углу, он, наконец, разглядел: — под короткой юбочкой ничего не было. Она целиком увлечена своей дурацкой уборкой, так казалось. Терла и терла тряпкой пол. От этого ее попа покачивалась из стороны в сторону. Маленькая упругая попка, под коротенькой юбочкой. Бархатная нежная кожа и сладкие будоражащие взгляд губочки ее писюльки мелькали перед ним в такт детской песенке: «Раз дощечка, два дощечка — будет лесенка…»
Из угла, где стояло кресло с пленником, послышался стон.
Милашка, будто не слыша, подползала, двигаясь, попой вперед ближе и ближе к нему. Вот она уже на расстоянии вытянутой руки, прямо у его ног стоит раком, моет пол и поет свои дурацкие песенки.
У Сергея все клокотал внутри от возбуждения. Все выглядело так, будто в его комнату вдруг свалилась откуда-то глупенькая школьница без трусиков, стоит перед ним в неприличной позе и покачивает задницей. Теперь она уже совсем близко, он видит ее щелку, влажные от смазки губки, обе ее дырочки, ее красивые бедра. Но он не может прикоснуться, к этому зрелищу. Теперь Сергей осознал, что он на самом деле привязан и она может издеваться над ним сколько хочет. Член стоял так, что болел от напряжения.
Вдруг девушка обернулась и сделала удивленное лицо. Из ее ротика по-прежнему торчала палочка леденца. Она на четвереньках подползла к мужчине вплотную и приблизила лицо к ширинке, которую изнутри мощно подпирал, готовый взорваться член. Милашка сделала круглые удивленные глаза и показала пальцем на холмик:
— Дядя Сережа! А это что?
— Р-р-р-р — только и смог произнести подопытный.
— Это дяденькам зачем? Нам в школе про это не рассказывали. Можно мне потрогать?
Она двумя пальцами легонько потрогала сквозь брюки головку члена.
— Ого, тверденько и горячо как!
— А-а-а стонал Сергей, готовый кончить.
— Дядя Сережа, это у вас пися? — наивно спросила его мучительница и переложила леденец из одного уголка рта в другой.
— Отвяжи меня, хватит, я больше не могу — взмолился Сергей.
Но девушка, казалось даже и не слышала этих слов и продолжала о своем.
— А можно мне на вашу писю посмотреть? Вы маме не расскажете?
Сергей краснел и тяжело дышал, когда тонкие пальчики доставали его пульсирующего от напряжения друга из ширинки.
— Какой большой! — выпучила глаза девчонка. А хотите, я вам свою писю покажу?
Она села перед ним лицом в его сторону на корточки, так, как присаживаются девочки, чтобы пописать.
— Вот моя пися! — она раздвинула белые коленки и взору мужчины открылось волнующее зрелище. Женщина тщательно выбрила лобок и ее сладкое местечко, гладкое и нежное гипнотизировало. Она пальчиками трогала и оттягивала губки и водила указательным пальцем по возбужденному клитору.
Пленник в кресле хрипел, пыхтел, шипел — как простреленная автомобильная шина. Сергей сейчас и правда был почти застрелен в голову этим эротическим зрелищем. Но это было только начало.
— Никому не скажете?

— наивным голоском спросила бесстыжая девчонка. Я часто вечером в кроватке трогаю свою писю. А еще я делаю вот так: Она вытащила из-за щеки свой оранжевый прозрачный чупа-чупс на палочке и начала катать шариком по мокрым губкам и тереть им клитор.
— Дядя Сережа, Вам хорошо видно? Она села на попку и широко раздвинула ноги. Шарик леденца исчезал в глубине ее дырочки и снова появлялся на поверхности. Он нырял в маленькую дырочку и выныривал вновь. Девочка прикрыла глаза от удовольствия и двигала палочкой все чаще и быстрее. Свободной левой рукой она расстегнула форму на груди и щупала правый сосок. Он словно ягодка был напряжен и упруг.
Сергей облизнул пересохшие губы. Все тело его клокотало от желания, голова кружилась, а мышцы трясло как в ознобе. Член мучительно ныл, распираемый изнутри давлением крови. Головка члена горела и была горячей как утюг.
— Мучительница, сидящая напротив томно прикрыла глаза, откинула голову назад и тихонько постанывала, удовлетворяя себя леденцом.
— Я хочу, хочу тебя, сука! Отвяжи меня, я не могу больше терпеть — умолял пленник.
Но она ничего не слышала. Она доставляла себе удовольствие. Если бы сейчас она спросила у него где партизанский штаб, он бы точно сознался. Она встала на мостик писькой к нему и из дырки торчала трубочка леденца.
Где-то в районе ушей мужчина уже чувствовал странный холод. А в макушке наоборот тукало. Под ложечкой сосало и все его тело напряглось, будто желало порвать ненавистные путы.
Но Милашка хорошо изучила японские узлы. От своих попыток пленник ничего не добился. Веревки только сильнее сдавили его. Таково было мудреное это искусство связывания. Чем сильнее брыкаешься — тем крепче тебя веревки сдавливают. Не шевельнешься.
— Ой, у меня леденец пися съела! — девочка показала мужчине пустую палочку, и захихикала. Потом замолчала и смотрела на него хлопая наивными длинными ресницами.
Сергей нервно дернул уголком рта и поежился. Она пялилась прямо на его член.
— Дяденька Сережечка! А можно я Ваш чупсик возьму. Я только чуть-чуть. Вам же не жалко?
И она двинулась на четвереньках в его сторону, приоткрыв маленький ротик.
Когда ее пухлые губки сомкнулись вокруг его возбужденного члена, — мужчина начал терять сознание. Перед глазами вспыхнуло огненное конфети. Она только два или три раза чмокнула, как Сергей заорал и брызнул, словно фонтан синего кита горячей спермой прямо вглубь ее мокрого ротика. Она прижалась всем телом к нему и старательно сосала его. Сперма толчками выбрызгивалась ей в рот, а она с желанием и страстью проглатывала и пила ее.
Когда он кончил, и его голова безвольно повисла, мучительница отползла в сторону. На губах еще блестели беловатые капли.
— Вкуснятина! — она облизывала губы языком и улыбалась.
— Дядя Сережа, кажется у Вас чупа-чупс тоже кончился?
Так прошло около трех суток.
Все началось в пятницу вечером. А во вторник пленник уже не знал: где находится, кто он, кто она? Только пульсирующий гул в ушах. Этот гул, то усиливался, то затихал.
Она ползала по нему. Терлась влагалищем о его лицо. Он пытался укусить ее за клитор, а она с озорным хохотом отпрыгивала прочь. А пототом подкрадывалась снизу и лизала головку его члена. Насаживалась щелкой на него и прыгала словно наездница на родео. Она садилась перед ним и писала в тазик, показывая свою щелку. Она приносила огурец и удовлетворяла себя у него на глазах долгими часами. Она доводила его до бессилия, высасывала его. Кормила творогом с ложечки. Поила сметаной и снова терзала.
Где-то уже во вторник, около 23.00 по Москве мужчина замычал и окончательно обмяк.
Женщина выпрямилась. С ее лица исчезла наивная улыбка. Она устало сняла с головы банты и пошла в ванную умыться.
Оттуда вернулась взрослая женщина Александра Этуаль. Ее предки французских кровей. Это была ее настоящая фамилия. Она достала из своей сумочки пожелтевшее фото. Старое фото школьных времен. Сергей, конечно, так и не вспомнил ту маленькую мышку. Ту юркую девчонку, кажется из 6-го «а», которая носилась за ним повсюду по школе, а он говорил ей «Кыш! Два портфеля!» Он ее не вспомнил, не узнал, этот высокий десятиклассник, о котором она мечтала все эти годы!
Женщина взяла мужчину за запястье и прислушалась к пульсу.
— Ты смотри, еще живой! Она разрезала веревки, убрала их в пластиковый пакет и подошла к телефону.
Семеновская психиатрическая клиника — заведение мрачное и серое. Ржавые ворота со скрипом распахнулись, во двор въехала санитарка. Под руки вывели довольно молодого мужчину. Он был в хорошем расположении духа, не смотря на старую смирительную рубашку под больничным бушлатом, накинутым поверх заботливой рукой медсестры. Ранняя весна. Первые озорные теплые лучики пробивались сквозь свинцовые облака.
Пациент улыбался и оглядывался по сторонам. Два дюжих санитара легко, словно куклу взяли его под руки и внесли в двери корпуса с железными решетками на окнах.
Палата, где его поселили, была по местным меркам просто апартаменты. Даже кафель на стенах присутствовал практически весь, за небольшим исключением. И лампочка в белом абажуре, и даже кровать совсем новая. Только немного настораживали ремни, свисающие по ее бокам. Ремни и веревки новый пациент не любил. Он почему-то испытывал сильное волнение, при виде веревок. Смирительная рубашка его не пугала, а веревки, едва он видел их, заставляли его кричать и прятаться.
Других пациентов в палате не было. Пожилая женщина в белом сказала ему что-то доброе и ласковое. Он не совсем расслышал что именно. Кажется: «Сиди, сукин сын, не брыкайся, а то санитаров позову» — и удалилась, закрыв за собой на замок дверь палаты. Только в окошке с решеткой мелькнул ее белый колпак.
Вечером принесли и заставили выпить какие-то таблетки. Пациент сначала не хотел глотать горькие колесики, но большой сильный дядя в белом плохо стиранном халате легонько стукнул его кулаком по макушке и ущипнул за ухо. Тогда пришлось уступить уговорам. Почти сразу захотелось спать.
Ночью он проснулся от-того, что чья-то женская рука поглаживает его по лицу. Пациент сквозь сон улыбнулся и пробормотал: Мама, мама…
Открыв же глаза, он увидел перед собой то, что так давно хотел забыть. Перед ним снова с веревкой в руках стояла плохая девочка. Парадная форма, гетры и белые банты. А в руках эта ужасная веревка!
Мужчина с грохотом свалился под кровать и, дрожа, — забился в дальний угол. Он сидел там, надеясь, что все ему только приснилось. Девочки в комнате не было. Но, когда решился снова выглянуть, к своему ужасу обнаружил, что она все-таки стоит возле его кровати. Были видны только ее туфельки, гетры, коленки. А трусиков опять не было. Она присела и заглянула к нему под кровать.
— Здравствуй, дядя Сережа! Чупа-чупс хочешь? Протянула ему леденец.
Пациента парализовал ужас. Он догадался, что будет дальше… И вдруг неуверенным дрожащим и жалобным голосом затянул:
«А-а-аблака-а-а! Белокрылые лошадки-и-и…»
Клиника, где работала и часто дежурила по ночам Александра Ильинична Этуаль — была местом мрачным и опостылевшим за много лет. Но теперь все будет иначе. Ведь они вместе. Все-таки они вместе!

© Copyright: Алексей Альбан, 2007
Свидетельство о публикации №207060600236

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Алексей Альбан

Рецензии

Написать рецензию

Господи — КАКАЯ ПОШЛЯТИНА!
Александр Зиновьев 18.11.2009 05:19 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Алексей Альбан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *