Бунин темные аллеи

В осенний ненастный день грязный тарантас подъезжает к длинной избе, в одной половине которой размещается почтовая станция, а в другой — постоялый двор. В кузове тарантаса сидит «стройный старик-военный в большом картузе и в николаевской серой шинели с бобровым стоячим воротником». Седые усы с бакенбардами, бритый подбородок и устало-вопрошающий взгляд придают ему сходство с Александром II.

Старик заходит в сухую, тёплую и опрятную горницу постоялого двора, сладко пахнущую щами. Его встречает хозяйка, темноволосая, «ещё красивая не по возрасту женщина». Приезжий просит самовар и хвалит хозяйку за чистоту. В ответ женщина называет его по имени — Николай Алексеевич — и тот узнаёт в ней Надежду, свою бывшую любовь, с которой не виделся лет тридцать пять.

Продолжение после рекламы:

Взволнованный Николай Алексеевич расспрашивает её, как она жила все эти годы. Надежда рассказывает, что господа дали ей вольную. Замужем она не была, потому что уж очень любила его, Николая Алексеевича. Тот, смутившись, бормочет, что история была обыкновенная, и всё давно прошло — «с годами всё проходит».

У других — может быть, но не у неё. Она жила им всю жизнь, зная, что для него словно ничего и не было. После того, как он её бессердечно бросил, она не раз хотела наложить на себя руки.

С недоброй улыбкой Надежда вспоминает, как Николай Алексеевич читал ей стихи «про всякие «тёмные аллеи»». Николай Алексеевич помнит, как прекрасна была Надежда. Он тоже был хорош, недаром она отдала ему «свою красоту, свою горячку».

Взволнованный и расстроенный, Николай Алексеевич просит Надежду уйти и прибавляет: «Лишь бы Бог меня простил. А ты, видно, простила». Но она не простила и простить никогда не могла — нельзя ей его простить.

Брифли существует благодаря рекламе:

Переборов волнение и слёзы, Николай Алексеевич приказывает подавать лошадей. Он тоже не был счастлив никогда в жизни. Женился по большой любви, а жена бросила его ещё оскорби­тельнее, чем он Надежду. Надеялся на сына, но тот вырос негодяем, наглецом без чести и совести.

На прощание Надежда целует Николаю Алексеевичу руку, а он целует руку у неё. В дороге он со стыдом вспоминает это и стыдится этого стыда. Кучер говорит, что она смотрела им вслед из окна, и добавляет, что Надежда — баба умная, даёт деньги в рост, но справедлива.

Теперь Николай Алексеевич понимает, что время романа с Надеждой было лучшим в его жизни — «Кругом шиповник алый цвёл, стояли тёмных лип аллеи…». Он пытается представить, что Надежда — не хозяйка постоялого двора, а его жена, хозяйка его петербургского дома, мать его детей и, закрыв глаза, качает головой.

Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Фиш, Мария Юрьевна, 2009 год

2. Бунин И. А. Окаянные дни: Неизвестный Бунин / И. А. Бунин М.: Мол. гвардия, 1991. — 3351. с. — («Возвращение»), т. 10, кн. 2,

6. И. А. Бунин. Новые материалы. Вып. 1 / Сост., ред. О. Коростелева, Р. Дэвиса. М.: Русский путь, 2004. — 584 с.

9. Устами Буниных. Дневники / И. А. Бунин, В. Н. Бунина; сост. М. Грин, отв. ред. В. Ж. Цветков. М.: Посев, 2005. — Т. 1. — 303 е.; Т. 2.-431 с.

10. Научно-критическая литература

11. Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы / С. С. Аве-ринцев. М.: Наука, 1977. — 320 с.

19. Акаткин В. М. Река времен: О поэтах и поэзии / В. М. Акаткин. Воронеж: Полиграф, 1998. — 216 с.

27. Афанасьев В. Н. И. А. Бунин: Очерк творчества / В. Н. Афанасьев. -М.: Просвещение, 1966. 384 с.

28. Бабореко А. К. Бунин: Жизнеописание / А. К. Баборенко. М.: Мол. гвардия, 2004. — 457 7. е.: ил. — (Жизнь замечат. людей: Сер. биогр.; Вып. 906).

30. Базыма Б. А. Психология цвета: теория и практика / Б. А. Базыма. — СПб.: Речь, 2007.-205 с.

32. Бахилина Н. Б. История цветообозначений в русском языке / Н. Б. Ба-хилина. -М.: Наука, 1975. -288 с.

35. Бахтин М. М. Эпос и роман (О методологии исследования романа) / М. М. Бахтин // Вопросы литературы. 1970. — № 1. — С. 103-106.

36. Бахрах А. В. Бунин в халате. По памяти, по записям / А. В. Бахрах. -М.: Вагриус, 2005. 592 с.

38. Белый А. Священные цвета / А. Белый // Символизм как миропонимание. -М.: Республика, 1994. С. 201-209.

39. Бенц Э. Цвет в христианских видениях / Э. Бенц // Психология цвета / отв. ред. С.Л. Удовик. -М.: РЕФЛ-БУК, 1996. С. 79-134.

40. Берберова Н. Н. Курсив мой: Автобиография / Н. Н. Берберова. М.: Согласие, 1996. — 735 с.

43. Бердникова О. А. К вопросу о художественной антропологии И. А. Бунина // Вестник Тюменского гос. ун-та. — 2009. № 1. — С. 129-136.

45. Бердяев Н. А. Философия неравенства / Н. А. Бердяев / Сост., авт. предисл., примеч. JI. В. Полякова. М.: ИМА-пресс, 1991. — 286 с.

47. Бердяев Н. А. Эрос и личность: Философия пола и любви / Н. А. Бердяев. — СПб.: Издательский дом «Азбука-классика», 2006. — 224 с.

51. Бонами Т. Н. Художественная проза И. А. Бунина (1887 1904) / Т. Н. Бонами. — Владимир: Книжное издательство, 1962. — 107 с.

52. Бонгард-Левин Г. В. Древнеиндийская цивилизация: Философия, наука, религия / Г. В. Бонгард-Левин. М.: Наука, 1980. — 333 с.

53. Бочаров С. Г. Сюжеты русской литературы / С. Г. Бочаров. — М.: Языки русской литературы, 1999. 632 с.

63. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. М.: Русские словари, 1996. — 416 с.

64. Вейдле В. В. На смерть Бунина / В. В. Вейдле // Умирание искусства. -М: Республика, 2001. С. 177-185.

67. Воровский В. В. И. А. Бунин / В. В. Воровский // Литературно-критические статьи. — М.: Гослитиздат, 1956. — С. 324-334.

68. Гайдук В. П. К вопросу о цветовой символике «Божественной комедии» / В. П. Гайдук // Дантовские чтения. М.: Наука, 1971. — С. 174180.

70. Гаспаров Б. М. Литературные лейтмотивы. Очерки по русской литературе XX века / Б. М. Гаспаров. М.: Наука, 1993. — 304 с.

71. Гаспаров Б. М. Поэтика «Слова о полку Игореве» / Б. М. Гаспаров. — М.: Аграф, 2000. 608 с.

72. Гачев Г. Д. Русский Эрос / Г. Д. Гачев // Опыты: Литературно-философский ежегодник. М., 1990. — С. 210-247.

73. Гейдеко В. А. А. Чехов и Ив. Бунин: Монография / В.А. Гейдеко. — М.: Советский писатель, 1987. 368 с.

75. Гете И. В. Избранные сочинения по естествознанию / И. В. Гете. — М.: изд-во АНСССР, 1957. 553 с.

77. Голуб В. Я. Дублирование семантического компонента цвета в художественных описаниях / В. Я. Голуб // Речевое мышление и текст. Межвузовский сборник научных трудов. Воронеж, 1993. — С. 128135.

78. Голубева Н. П. Какого цвета лазоревый платок? / Н. П. Голубева // Русская речь. 1970. -№5. — С. 105-107.

79. Горелов А. Е. Звезда одинокая. И. Бунин / А. Е. Горелов // Три судьбы. Л.: Советский писатель, 1980. — С. 275-624.

82. Грудцина Е. JI. Поэтика цикла И. А. Бунина «Темные аллеи»: авто-реф. дис. . канд. филол. наук/Е. JI. Грудцина. Казань, 1999. — 19 с.

83. Гудков Д. Б., Ковшова М. Л. Телесный код русской культуры: материалы к словарю / Д. Б. Гудков, М. JL Ковшова. — М.: «Гнозис», 2007. -288 с.

84. Гудонене В. Искусство психологического повествования (от Тургенева к Бунину) / В. Гудонене. Вильнюс: Б. и., 1998. — 119 с.

86. Гуревич П. С. Человек многоликий / П. С. Гуревич // Это человек: Антология / Сост., вступ. ст. П. С. Гуревича. М: Высш. шк., 1995. -С.3-23.

87. Гусарова Н. П. Белый цвет в произведениях Ив. Бунина / Н. П. Гусарова // Вопросы теории и истории языка. СПб., 1993. — С. 198-203.

88. Гутов Е. В. Антропологический принцип / Е. В. Гутов // Современный философский словарь / Под общей ред. д. ф. н., профессора

89. B. Е. Кемерова. — 2-е изд., испр. и доп. — Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Люксембург, Москва, Минск: «ПАНПРИНТ», 1998.1. C. 50-52.

92. Дериси О. Н. Человеческая подлинность / О. Н. Дериси // Это человек: Антология / Сост., вступ. ст. П.С. Гуревича. — М: Высш. шк., 1995.-С. 156-159.

94. Дунаев М. М. Православие и русская литература: В 6 ч. / М. М. Дунаев. Ч. 5. — М.: Христианская литература, 1999. — 736 с.

101. И. А. Бунину Нобелевской премии. Орел: Вешние воды, 2003. — С. 53-56.

104. Золотухин А. А. Соотношение пространств в ранней прозе Бунина // Царственная свобода. О творчестве И. А. Бунина. Межвузовский сборник научных трудов к 125-летию со дня рождения писателя. — Воронеж: Квадрат, 1995. С. 106-113.

106. Иванов Н. Н. Мир, недоступный смерти: О тайном и явном в прозе И. А. Бунина. / Н. Н. Иванов // Литература в школе. 1999. — № 7. — С. 69-74.

115. Кандинсккий В. В. О духовном в искусстве / В. В. Кандинский. М.: Изд-во «Архимед», 1992. — 108 с.

122. Карпов И. П. Структура бунинского повествования: знаки авторства /И. П. Карпов // Филологические науки. 1997. — № 3. — С. 96-105.

124. Кассирер Э. Избранное: Индивид и космос / Э. Кассирер. — М., СПб.: Университетская книга, 2000. 654 с.

131. Ковалев Г. Ф. Писатель. Имя. Текст / Г.Ф. Ковалев. — Воронеж: ВГУ, 2004. 340 с.

135. Колобаева Л. А. «Чистый понедельник» Ивана Бунина / Л. А. Коло-баева // Русская словесность. 1998. — № 3. — С. 19-23.

141. Корман Б. О. Целостность литературного произведения и экспериментальный словарь литературоведческих терминов: Предварительные замечания / Б. О. Корман // Содержательность форм в художественной литературе. Куйбышев, 1990. — С. 16-30.

143. Красных В. В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Лекционный курс / В. В. Красных. М.: Гнозис, 2002. — 282 с.

152. Кураев А. В. Христианская философия и пантеизм / А. В. Кураев. — М.: Изд-во Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1997. 226 с.

153. Кучеровский Н. М. И. Бунин и его проза (1887-1917) / Н. М. Кучеров-ский. Тула : Приок. кн. изд-во, 1980. — 319 с.

155. Лаенко Л. В. Перцептивный признак как объект номинации / Л. В. Лаенко. Воронеж: ВГУ, 2005. — 303 с.

159. Левитан Л. С. Сюжет и идея / Л. С. Левитан, Л. М. Цилевич. Рига: изд-во «Звайгзне», 1973. — 277 с.

161. Лекманов О. А. Из комментария к «Чистому понедельнику» И. А. Бунина / О. А. Лекманов // Русская речь. 2004. — № 6. — С. 19-20.

162. Линков В. А. Мир и человек в творчестве Л. Толстого и И. Бунина / В. А. Линков. М.: Изд-во МГУ, 1989. — 174 с.

165. Лозюк Н. Ю. Композиционный ритм в новеллах И. А. Бунина («Темные аллеи»): дис. . канд. филол. наук / Н. Ю. Лозюк. Новосибирск, 2009.-217 с.

166. Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура / А. Ф. Лоссев. М., 1991.-534 с.

167. Лотман Ю. М. Структура художественного текста / Ю. М. Лотман. -М.: Изд-во «Искусство», 1970. 383 с.

170. Майкова А. Н. О власти бессознательного: «Чистый понедельник» И. А. Бунина / А. Н. Майкова // Русская словесность. 1999. — № 3. -С. 48-49.

171. Мальцев Ю. В. Иван Бунин / Ю. В. Мальцев. М.: Посев, 1994. — 432 с.

173. Марулло Т. Г. «Ночной разговор» Бунина и «Бежин луг» Тургенева / Т. Г. Марулло // Вопросы литературы. 1994. — № 3. — С. 109-124.

175. Материалы к Словарю сюжетов и мотивов русской литературы. Интерпретация текста: Сюжет и мотив в контексте традиции / Под ред. Е. К. Ромодановской. Новосибирск: Институт филологии СО РАН, 1998.-Вып. 2.-268 с.

176. Материалы Международной научной конференции, посвященной 600-летию Спасения Руси от Тамерлана и 125-летию со дня рождения И. А. Бунина. Елец: ЕГПИ, 1995. — 178 с.

181. Михайлов О. Н. Жизнь Бунина. «Лишь слову жизнь дана.» / О. Н. Михайлов. М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2002. — 491 с.

185. Муромцева-Бунина В. Н. Жизнь Бунина. Беседы с памятью / В. Н. Муромцева-Бунина. -М.: Советский писатель, 1989. 509 с.

188. Мышалова Д. В. Реалист ли Бунин?: О поэтике цикла «Темные аллеи» / Д. В. Мышалова // Грани. 1994. — № 1. — С. 124-130.

190. Нефедов В. В. Чудесный призрак: Бунин художник / В. В. Нефедов. — Минск: Полымя, 1990. — 239 с.

191. Нижников С. А. Метафизика веры в русской философии: Монография / С. А. Нижников. М.: Изд-во РУДН, 2001. — 355 с.

192. Никитин В. Н. Онтология телесности: Смыслы, парадоксы, абсурд / В. Н. Никитин. М.: Когито-Центр, 2006. — 320 с.

193. Николаев А. П. Ликующее и скорбное слово / А. П. Николаев // Бунин И. А. Поэзия и проза. М.: Просвещение, 1986. — С. 5-20.

195. Николина Н. А. Образное слово И. А. Бунина / Н. А. Николина // Русский язык в школе. 1990. — № 4. — С. 51-59.

207. Олеша Ю. К. Ни дня без строчки: Из записных книжек / Ю. К. Олеша. М.: Советская Россия, 1965. — 302 с.

208. Ортега-и-Гассет X. Запах культуры / Хосе Ортега-и-Гассет; пер. с исп. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. 384 с. — (Философский бестселлер).

209. Ортега-и-Гассет X. Эстетика. Философия культуры / Хосе Ортега-и-Гассет. -М.: Искусство, 1991. 586 с.

212. Петрова Т. С. Рассказ И. А. Бунина «Поздний час»: Опыт интерпретации / Т. С. Петрова // Русский язык в школе. 1998. — № 5. — С. 64-68.

221. Пятницкий В. Д. Выражение цвета словом и словосочетанием / В. Д. Пятницкий // Русский язык в школе. 1986. — №1. — С. 74-77.

227. Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе / Сост. Р. А. Гальцева М.: Политиздат, 1991. — 336 с.

228. Саськова Т. В. «Чаша жизни» И. А. Бунина в контексте мировой культуры / Т. В. Саськова. М.: Моск. гос. открытый пед. ин-т, 1997. -52 с.

231. Свасьян К. А. Философское мировоззрение Гете /К. А. Свасьян. — Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1983.- 183 с.

233. Семенова С. Г. Метафизика русской литературы: В 2 тт. / С. Г. Семенова. М.: Издательский дом «ПоРог», 2004. — Т.1. — 512 с.

236. Силантьев И. В. Теория мотива в отечественном литературоведении и фольклористике: очерк историографии. Научное издание / И. В. Силантьев-Новосибирск: Издательство ИДМИ. — 1999. — 104 с.

237. Скафтымов А. П. Поэтика художественного произведения /

238. A. П. Скафтымов; Сост. В. В. Прозоров, Ю. Н. Борисов; Вступ. ст.

239. B. В. Прозорова. М.: Высш. шк., 2007. — 532 с.

241. Скобелев В. П. Поэтика рассказа / В. П. Скобелев. Воронеж: изд-во Воронежского ун-та, 1982. — 155 с.

244. Сливицкая О. В. «Повышенное чувство жизни»: мир Ивана Бунина / О. В. Сливицкая. — М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2004. — 270 с.

247. Словарь иностранных слов / ред. JI. Н. Комарова. — 15-е изд., испр. — М.: Русский язык, 1988.-608 с.

248. Смирнов А. Две часовни: О рассказе «Часовня» // Новый мир. 1998.- № 4. С. 207-212.

249. Смирнова JI. А. Иван Алексеевич Бунин: Жизнь и творчество: Кн. для учителя / JI. А. Смирнова. М.: Просвещение, 1991. — 192 с.

250. Смольянинова Е. Б. Буддийская тема в прозе И. А. Бунина: рассказ «Чаша жизни» // Русская литература. 1996. — № 3. — С. 205-212.

251. Смольянинова Е. Б. Буддийский Восток в творчестве И. А. Бунина: автореф. дис. . канд. филол. наук / Е. Б. Смольянинова. СПб., 2007.26 с.

257. Степун Ф. А. Иван Бунин / Ф. А. Степун // Встречи. М.: Аграф, 1998.-С. 90-103.

258. Степун Ф. А. Портреты / Ф. А. Степун / Сост. и послесл. А. А. Ерми-чева. СПб.: Изд-во Рус. христиан, гуманит. ин-та, 1999. — 439 с.

261. Томашевский Б. В. Поэтика. (Краткий курс) / Б. В. Томашевский. -М.: Совпадение, 1998.- 120 с.

263. Трофимов В. А. Метафизическая поэтика Пушкина / В. А. Трофимов. -Иваново: Ивановский госуниверситет, 1999. — 355 с.

266. Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино / Ю. Н. Тынянов. -М: Наука, 1977.-574 с.

267. Тэрнер В. Символ и ритуал / В. Тэрнер / Сост. и авт. предисл.

268. B. А. Бейлис; Отв. ред. Е. М. Мелетинский. М.: Акад. наук СССР, 1983.-275 с.

270. Фарре JI. Философская антропология / JI. Фарре // Это человек: Антология / Сост., вступ. ст. П. С. Гуревича. М: Высш. шк., 1995. — С. 170-211.

272. Фигуровский И. А. О синтаксисе прозы Бунина / И. А. Фигуровский // Русская речь. 1970. — №5. — С. 63-66.

273. Флоровский Г. В. В мире исканий и блужданий / Г. В. Флоровский // Из прошлого русской мысли. -М.: «Аграф», 1998.

275. Фрейденберг О. М. Поэтика сюжета и жанра / О. М. Фрейденберг. — М.: Лабиринт, 1997. 448 с.

276. Фрумкина Р. М. Цвет, смысл, сходство (аспекты психолингвистического анализа) / Р. М. Фрумкина. М.: Наука, 1984. — 175 с.

278. Хайдеггер М. Основные понятия метафизики / М. Хайдеггер // Вопросы философии. 1989. -№ 9. — С. 116-163.

280. Ходасевич В. Ф. О Бунине / В. Ф. Ходасевич // Собрание сочинений: В 4 т. М.: Согласие, 1996. — С. 283-287.

284. Шестов Л. И. Апофеоз беспочвенности / Л. И. Шестов // М.: Захаров, 2000.- 173 с.

286. Шкловский В. Б. О теории прозы / В. Б. Шкловский. М.: Советский писатель, 1983. — 384 с.

288. Шопенгауэр А. Метафизика половой любви / А. Шопенгауэр / Пер. с нем. Ю. И. Айхенвальда. СПб.: Азбука-классика, 2005.-219 с.

290. Шпет Г. Г. Мысль и слово. Избранные труды / Г. Г. Шпет. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005. — 688 с.

291. Шраер М. Д. Набоков: темы и вариации / М. Д. Шраер / Пер. с англ. В. Полищук при уч. авт. СПб: Акад. проект, 2000. — 374 с.

296. Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку / Л. В. Шерба. -М.: Учпедгиз, 1957. 188 с.

297. Щербенок А. Деконструкция и классическая русская литература: От риторики текста к риторике истории / А. Щербенок. М.: Новое литературное обозрение, 2005. — 232 с.

298. Эйхенбаум Б. М. О прозе: Сборник статей / Б. М. Эйхенбаум / Авт. предисл. Г. Бялый. Л.: Художественная литература, 1986. — 453 с.

302. Якобсон П. М. Психология чувств / П. М. Якобсон. М: Изд-во Академии педагогических наук РСФСР, 1956. — 238 с.

304. Connol. J. W. Ivan Bunin / J. W. Connol. Boston: Twaine, 1982. — 159 p.

305. Frayn M. The Human touch: our part in the creation of a universe / M. Frayn. London: Faber and Faber, 2006. — 505 p.

О книге «Темные аллеи»

Тема любви – это одна из основных тем мировой литературы. Проходят века, появляются и исчезают империи, меняется жизнь и быт людей, а любовь всегда остается такой же неизменной. Русская литература также внесла свой весомый вклад в тему воспевания любви. Примером этому может служить сборник Ивана Бунина «Темные аллеи». Он был написан в иммиграции на юге Франции, в годы Второй мировой войны и считается лучшим сборником его произведений.

В сборник вошли повести и рассказы, объединенные любовной тематикой. Книга разделена на три части, в которых помещены произведения, написанные автором в отдельные периоды своего творчества в иммиграции. Каждая из новелл, вошедшая в нее, представляет собой отдельную историю любви. Среди наиболее популярных рассказов из этого сборника можно назвать: «Чистый понедельник», «Генрих», «В Париже», «Натали».

Таким образом, автор создал настоящую «энциклопедию любви». Прочитав ее, можно перенестись в другой мир, иную эпоху. Здесь люди умели любить, несмотря на мелочи быта и даже страх смерти. При этом все нарисованные автором типы характеров выполнены в виде коротких зарисовок, что позволяет читателям легко узнать в них себя. А любовь – это всегда что-то яркое, незабываемое, способное заставить забыть об опасности, смерти и страданиях, и в то же время то, что может заставить как никогда прежде. Книга будет интересна не только любителям творчества Ивана Бунина, но и всем ценителям классической русской литературы.

Произведение относится к жанру Проза. Оно было опубликовано в 2007 году издательством Мир книги. Книга входит в серию «Библиотека коллекционера». На нашем сайте можно скачать книгу «Темные аллеи» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 4.16 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Цикл рассказов Бунина «Тёмные аллеи” – лучшее, что написано автором за всю его творческую карьеру. Несмотря на простоту и доступность бунинского стиля, анализ произведения требует специальных знаний. Произведение изучается в 9 классе на уроках литературы, его подробный разбор будет полезен при подготовке к ЕГЭ, написании творческих работ, тестовых заданий, составлении плана рассказа. Предлагаем ознакомиться с нашим вариантом анализа «Темных аллей” по плану.

Краткий анализ

Год написания – 1938.

История создания – рассказ написан в эмиграции. Тоска по родине, светлые воспоминания, уход от реальности, войны и голода – послужили толчком к написанию рассказа.

Тема – любовь, потерянная, забытая в прошлом; разбитые судьбы, тема выбора и его последствий.

Композиция – традиционная для новеллы, рассказа. Состоит из трёх частей: приезда генерала, встречи с бывшей возлюбленной и поспешного отъезда.

Жанр – рассказ (новелла).

Направление – реализм.

История создания

В «Темных аллеях” анализ будет неполным без истории создания произведения и знания некоторых подробностей биографии писателя. В стихотворении Н. Огарёва «Обыкновенная повесть” позаимствован Иваном Буниным образ темных аллей. Эта метафора настолько впечатлила писателя, что он наделил её своим особым смыслом и сделал названием цикла рассказов. Все они объединены одной темой – яркой, судьбоносной, запоминающейся на всю жизнь любви.

Произведение, вошедшее в одноимённый цикл рассказов (1937-1945), было написано в 1938 году, когда автор находился в эмиграции. Во время второй мировой войны голод и нищета преследовали всех жителей Европы, французский город Грасс не стал исключением. Именно там написаны все лучшие произведения Ивана Бунина. Возвращение к воспоминаниям о прекрасных временах молодости, вдохновение и творческая работа давали силу автору, чтобы пережить разлуку с родиной и ужасы войны. Эти восемь лет вдали от родины стали самыми продуктивными и самыми важными в творческой карьере Бунина. Зрелый возраст, чудесной красоты пейзажи, переосмысление исторических событий и жизненных ценностей – стало толчком к созданию самой главной работы мастера слова.

В самые страшные времена написаны самые лучшие, тонкие, пронзительные рассказы о любви – цикл «Тёмные аллеи”. В душе каждого человека есть места, куда он заглядывает нечасто, но с особым трепетом: там хранятся самые светлые воспоминания, самые «дорогие” переживания. Именно такие «тёмные аллеи” имел в виду автор, давая название своей книге и одноимённому рассказу. Впервые рассказ был опубликован в Нью-Йорке в 1943 году в издании «Новая земля”.

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых нетерпеливых — Очень краткое содержание «Темные аллеи»
  • для самых компанейских — Главные герои «Темные аллеи»
  • для самых занятых — Читательский дневник «Темные аллеи»

Тема

Ведущая тема – тема любви. Не только рассказ «Тёмные аллеи”, но и все произведения цикла основаны на этом прекрасном чувстве. Бунин, подводя итог своей жизни, был твёрдо убеждён, что любовь – самое лучшее, что может быть дано человеку в жизни. Она суть, начало и смысл всего: трагическая или счастливая история – нет никакой разницы. Если это чувство промелькнуло в жизни человека – значит он прожил её не зря.

Человеческие судьбы, безвозвратность событий, выбор, о котором пришлось пожалеть – ведущие мотивы в рассказе Бунина. Тот, кто любит – всегда в выигрыше, он живёт и дышит своей любовью, она даёт ему силы двигаться дальше.

Николай Алексеевич, сделавший свой выбор в пользу здравого смысла, только в шестьдесят лет понимает, что его любовь к Надежде была самым лучшим событием в жизни. Тема выбора и его последствий ярко раскрыта в сюжете рассказа: человек проживает свою жизнь не с теми, остаётся несчастлив, судьба возвращает предательство и обман, который он допустил в молодости по отношению к молодой девушке.

Вывод очевиден: счастье состоит в том, что бы жить в гармонии со своими чувствами, а не наперекор им. Проблема выбора и ответственности за свою и чужую судьбу также затрагивается в произведении. Проблематика достаточна широка, несмотря на небольшой объём рассказа. Интересно отметить тот факт, что в рассказах Бунина любовь и брак практически несовместимы: эмоции стремительны и ярки, они возникают и исчезают так же быстро, как всё в природе. Социальный статус не имеет смысла там, где царит любовь. Она уравнивает людей, делает бессмысленными чины и сословия – у любви свои приоритеты и законы.

Композиция

Композиционно рассказ можно разделить на три части.

Первая часть: приезд героя на постоялый двор (здесь преобладают описания природы и окружающей местности). Встреча с бывшей возлюбленной – вторая смысловая часть – в основном, состоит из диалога. В последней части генерал покидает постоялый двор – бежит от собственных воспоминаний и своего прошлого.

Основные события – диалог Надежды и Николая Алексеевича построен на двух абсолютно противоположных взглядах на жизнь. Она – живёт любовью, находя в ней утешение и радость, хранит воспоминания молодости. В уста этой мудрой женщины автор вкладывает идею рассказа – то, чему учит нас произведение: «всё проходит, но не всё забывается”. В этом смысле герои противоположны в своих взглядах, старый генерал несколько раз упоминает о том, что «всё проходит”. Именно так прошла и его жизнь, бессмысленно, безрадостно, впустую. Критика восприняла цикл рассказов восторженно, несмотря на его смелость и откровенность.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Темных аллей».

Жанр

Тёмные аллеи относится к жанру рассказа, некоторые исследователи творчества Бунина склонны считать их новеллами.

Тема любви, неожиданные резкие концовки, трагичность и драматизм сюжетов – всё это характерно для бунинских произведений. Нужно отметить и львиную долю лиризма в рассказе – эмоции, прошлое, переживания и душевные искания. Общая лирическая направленность – отличительная особенность рассказов Бунина. Автор имеет уникальную способность – в малый эпический жанр уместить огромный временной отрезок, раскрыть душу персонажа и заставить задуматься читателя о самом важном.

Художественные средства, которые использует автор всегда разнообразны: точные эпитеты, яркие метафоры, сравнения и олицетворения. Приём параллелизма также близок автору, достаточно часто природа подчёркивает душевное состояние персонажей.

Тест по произведению

  1. Вопрос 1 из 12

    В каком году был написан рассказ Ивана Алексеевича Бунина «Темные аллеи»?

    • 1932;
    • 1935;
    • 1936;

Начать тест(новая вкладка)

Рейтинг анализа

Заключение диссертации по теме «Русская литература», Щербицкая, Ирина Владимировна

Заключение

Итак, «Темные аллеи» — знаковое произведение в творчестве И.А. Бунина, своеобразный итог его жизни. Это, на наш взгляд, книга, в которой писатель проявился наиболее ярко — как стилист, как литератор, как философ. Это кладезь его жизненных наблюдений, размышлений, творческих исканий. Вот почему она до’ сих пор вызывает живой интерес и у специалистов-литературоведов, и у простого читателя.

Данное исследование посвящено стилистическим особенностям цикла. Причем стиль рассматривается нами с литературоведческой точки зрения, то есть стилистические особенности выявляются на всех уровнях литературного произведения. В работе это оговаривается нами во вводной главе. Данное исследование включает в себя три главы, в которых подробно проанализированы жанрово-композиционный уровень, содержательная сторона и речевая структура книги, и на основе проведенного анализа нами сделаны следующие выводы.

Первый рассказ, по которому назван цикл — своеобразная стилистическая закономерность, которой подчинена вся книга в целом. Он играет роль зачина. В нем сосредоточен круг вопросов, которые,волнуют писателя и на которые он пытается ответить всей книгой. Здесь же впервые появляется образ темных аллей. Что же такое темные аллеи для И.А. Бунина? Это образ-символ. Символ любви. Чувства самого яркого, самого ценного в жизни человека. Чувства, соединяющего в себе божественное и дьявольское, чувства разрушающего и созидающего, изначально трагического, но все же стоящего того, чтобы его испытать. Этот постулат, обозначенный в первом рассказе, проходит через весь цикл, от произведения к произведению. И образ темных аллей превращается в своеобразную доминанту, связывающую все рассказы, новеллы, миниатюры книги в единое целое.

Стилистические особенности «Темных аллей» проявляются и на уровне жанра. Здесь сочетаются такие малые жанровые формы, как новелла, рассказ, лирическая миниатюра:’И=в каждом из’них И1А. Бунин проявляет свое «я»;! Так, новеллы, входящие в состав книги,, подразделяются: на две группы — новеллы стержневые («Кавказ», «Галя Ганская», «В Париже»,. «Чистый понедельник», «Генрих») и традиционные. Все они характеризуются упрощенною образной-системой- (два главных героя и два — три эпизодических персонажа), динамизмом,- остротой! действия, которое развивается в; пределах: довольно короткого промежутка времени. Однако важнейшей чертой новелл первой группы является их многоплановость, наличие в них внутренней^ подводной: сюжетной линии. Она создается при помощи описаний — портретных, пейзажных зарисовок, — занимающих в названных произведениях значительное место: Эти описания очень емки, наполнены особым смыслом, символичны. Именно они: играют важную роль в постижении сути новелл первой группы, в раскрытии авторской, концепции. Подобные же описания? являются неотъемлемой- частью и новелл второй* группы, и рассказов. Но здесь они не несут особой смысловой нагрузки. Эти описания так же пространны, но не диссонируют с общей линией произведения, не-выпадают из нее. Они не мешают действию, наоборот, служат прекрасным фоном; на котором развивается, история любви, героев,-, в определенное мере ра- , ботают на раскрытие образов. И.А., Бунин, великий художник, великий мастер слова, наделенный особым даром воспринимать окружающий мир, не в силах отказать себе в радости поделиться этим с окружающими. Поделиться как умеет, посредством пера. И он с радостью делает это, живописуя окружающий мир на страницах своих произведений. Отсюда и относительная самостоятельность, этих описаний: По сути это своеобразные стихотворениям прозе, искусно вплетенные в ткань новеллы или рассказа.,Полную же автономность они получают в-лирических миниатюрах цикла.

Помимо наличия подтекста, подводной сюжетной линии в стержневых новеллах можно выделить и их кинематографический характер. Причем эта своеобразная «фильмовость» касается той части новелл, где рассказывается о совместном счастье героев. Действие развивается очень стремительно и действительно напоминает собой кинокадры. Подобное не случайно, это как будто бы лишний раз напоминает сколь скоротечно земное счастье.

Кроме того, и это касается новеллы «Кавказ», И.А. Бунин прибегает к следующему: он вводит персонаж (муж героини), первоначально воспринимающийся как второстепенный, но по мере развития действия переходящий^в разряд главных. С ним связана отдельная сюжетная линия. Первоначально воспринимаемый как препятствие на пути героев к счастью, в конечном итоге он становится жертвой — своей любви к жене. Трагическая развязка этой сюжетной линии, открытость финала линии герои-любовники в конечном итоге подготавливают развязку подводной сюжетной линии, раскрывают авторский взгляд: счастье двух любящих лишь вспышка, короткий миг, но это стоит того,.чтобы его испытать. Похоже вводится второстепенный персонаж и в традиционные новеллы («Муза», «Антигона»). Но здесь с ним не связана отдельная сюжетная линия. Этот персонаж (помещик Завистовский в «Музе», старая горничная в «Антигоне») исполняет роль препятствия на пути героев к счастью, орудия в руках судьбы.

В традиционной бунинской новелле все подчинено канонам: острота, быстрота действия, короткий временной промежуток, в который действие происходит, экономная образная система, упрощенный конфликт. Исключение состав» ляет лишь наличие пространных описаний, что уже было отмечено. Кроме того, некоторым новеллам («Кума») также свойственна кинематографичность. Так, новелла «Кума» уже строится как сценарий: ремарки, обозначающие место действия и героев, рассказывающие об их жизни, диалог, снова ремарки, говорящие о «неожиданном счастье» — их близости, финал. И снова подобное построение еще более подчеркивает стремительность и одновременно ценность этого счастья, о котором каждый из них долго еще будет вспоминать.

Итак, работая над «Темными аллеями», И.А. Бунин хотел показать, что же самое главное в человеческой жизни. И этим главным оказалась любовь — трагическая, порой сводящая с ума и толкающая на преступления, но все же стоящая того, чтобы ее испытать. Дабы показать всю силу этого чувства, все его грани, мастер обращается к наиболее подходящей, по его мнению, жанровой форме — новелле. Но не это одно интересует автора. Проверка на духовную и нравственную состоятельность испытанного чувства всей жизнью героя — также одна из бунинских задач. Именно поэтому писатель обращается к.жанру рассказа. И, как новеллу, трансформирует его. Важнейшая особенность бунинских рассказов, входящих в «Темные аллеи» — структура «жанра в жанре», сочетание собственно рассказа с новеллой. Подобная структура реализуется в произведениях, где сюжет подчинен мотиву памяти («Руся», «Баллада», «Речной трактир»). И здесь непосредственно воспоминания героев носят новеллистический характер, что позволяет еще более ярко подчеркнуть их ценность. Помимо этого особенностью бунинских рассказов является и то, что действие происходит в течение достаточно большого промежутка времени (в «Русе», например, это долгие годы, в «Балладе» — сочетание современной автору действительности со стариной глубокой), и наличие, как и в новеллах, описаний. Причем, что касается последних, но в рассказах они еще более пространны.

Что касается лирических миниатюр, то их можно смело назвать изобретением самого И.А. Бунина, особенно миниатюры описательного характера. Если миниатюры-повествования («Волки», «Качели», «Смарагд», «Дурочка», «Красавица», «Второй кофейник»), основанные на переосмыслении заурядного житейского события и строящиеся на фабульной основе, похожи на тургеневские стихотворения в прозе, то в миниатюрах-описаниях находим Бунина-новатора. И «Камарг», и «Сто рупий», и «Часовня» — это картины, с той лишь разницей, что написаны словом. Так, действительно, у нас еще не писали. По сути это описания, используемые мастером в новеллах и рассказах, достигшие высшей точки своей законченности; самостоятельности., В каждой из них — кульминация бу-нинских чувств — восхищения красотой женщины, природы. В целом же лирические миниатюры цикла — это своеобразные эскизы к, полотну, называемому «Темные аллеи», ведь именно в них в. концентрированном» виде содержатся; авторские представления и- чувствования, привнесшие в цикл концептуальную значимость, обусловившие динамику ее сюжетного развития. Именно они в конечном итоге задают тон другим произведениям книги.

Как видим, в «Темных аллеях» И. Бунин активно работает с жанром: Он искусно смешивает их, трансформирует, выходит за рамки канонов, но не нарушает при этом, целостности самого произведения. И это одна из особенностей его стиля.

Особенности бунинского стиля отмечаем И’ на уровне сюжета, причем они связаны с жанровыми особенностями. Это, прежде всего, многосюжетность, не свойственная малым-жанровым- формам. В «Темных аллеях» находим две («Натали»), а то и три, четыре («Зойка и Валерия», «Генрих») сюжетные линии; и это не считая подтекста («Кавказ», «В Париже», «Чистый7 понедельник», «Еаля Ганская»^ «В Париже»). Все они органично переплетаются между собой ш в конечном итоге образуют единое целое — произведение, в котором раскрывается-авторская философская концепция любви, счастья, бунинская система ценностей, «я» писателя. ‘Помимо многосюжетных произведений, «Темные аллеи» включают в себя произведения, где действие сильно ограничено. Это миниатюры повествовательного характера. Они представляют собой диалог («Качели», «Смарагд»), либо монолог («Второй кофейник», «Волки») героев. Это объясняется следующим. Как уже отмечалось, лирические миниатюры — своеобразный концентрат авторских мыслей, взглядов и чувств. И.А. Бунин не хочет быть последней инстанцией, автором-демиургом, не хочет руководить героями своих произведений. Они должны жить самостоятельной жизнью. И в то же время свое ощущение, понимание мира, свой жизненный опыт писателю валено донести до читателя. И.А. Бунин желает быть услышанным тем, для кого он пишет. А выразить себя, не позиционируя собственное «я» открыто, можно в героях, их словах, мы’олях, что, собственно, и делает писатель.

В целом же бунинский сюжет традиционен, включает в себя все сюжетные составляющие, хронологичен. Течение времени нарушается лишь в произведениях, подчиненных мотиву памяти, да и то лишь тогда, когда герой» в свои воспоминания углубляется. Ход же времени самих воспоминаний не нарушается. И это оправданно, ибо еще более подчеркивает ценность, важность пережитого для самих героев.

Жанровые и сюжетные особенности произведений, составляющих цикл «Темные аллеи», авторская концепция философии любви и счастья; реализуемая в них, обусловливают и ряд особенностей хронотопа книги. Это, прежде всего, символизм художественного времени и пространства. И.А. Бунин ни.место, ни время не выбирает случайно. Все несет у него определенную смысловую нагрузку. Все служит определенным символом.

Что касается пространства, то в цикле наличествует и открытая, и ограниченная его разновидности. Открытое пространство в «Темных аллеях» — это, прежде всего, дорога. И зачастую она является символом прожитой героями жизни («Темные аллеи», «Поздний час») или жизни только начинающейся («Начало»). По дороге герои идут, едут к своему счастью, по дороге же уходят от него («Степа», «Таня», «Весной, в Иудее», «Антигона», «Натали», «Зойка и Валерия»). С этим пространством у И.А. Бунина в цикле тесно связано и закрытое пространство транспорта — вагон поезда («Начало», «Камарг», «Генрих»), теплоход («Визитные карточки»), вокзал («Генрих», «Кавказ», «Таня»), придорожная гостиница («Темные аллеи»). Оно очень важно, так как именно здесь герои вместе и счастливы — в вагоне поезда герой «Начала» впервые в жизни влюбляется в женщину, в тесном купе счастливы тихим семейным счастьем

Глебов и Елена («Генрих»), в-каюте теплохода обретает свое мимолетное счастье героиня «Визитных карточек». Но почему именно закрытое пространство связано у И.А. Бунина со счастливыми минутами жизни героев? Оно символизирует своеобразный маленький мирок двух влюбленных, защищенный он окружающего мира, мирок, где есть только они и больше никого. На время, определённое нечто свыше — судьбой, Богом — это только их территория; территория любви. И1 находятся, они на ней, ровно столько, сколько должно длиться их любовное счастье. Вот почему остановка, вокзал, трап неизменно связаны с разлукой людей, а мир, открытое пространство, на которое они- выходят — их дальнейшая жизнь порознь. Кроме того, это соответствует и авторской концепции: счастье не может длиться в условиях земных будней. Оно сконцентрировано в маленьком мирке двух влюбленных, и чем сильнее любовь, тем выше, его концентрация. Но этот маленький мир, так уж устроено мироздание, не может существовать вечно. В какой-то момент он рушится под напором обыденности, и все,, что было в нем, распыляется на просторах Вселенной. Эта же идея подчеркивается и символизмом времени в цикле.

В «Темных аллеях» только две его категории — прошлое и настоящее. Будущего у И.А. Бунина нет. Герои счастливы либо здесь и сейчас («Качели»), либо были счастливы когда-то (произведения, подчиненные мотиву памяти). Возлагать надежды на то, что будет, — абсурдно, ибо любовь и обыденность несовместимы. И все же прошлое у И.А. Бунина превалирует. Почему? Таким образом еще раз подчеркивается ценность человеческой любви. Спустя двадцать, тридцать, пятьдесят лет, как и сам автор, герои помнят своих возлюбленных, помнят так, как будто это было вчера («Холодная осень», «Поздний час»), в мельчайших деталях, подробностях. И признают, что испытанное ими — смысл всего их земного существования, остальное — «ненужный сон».

Кроме этих двух категорий, в- цикле находим и вполне конкретное время (суточное, календарное, историческое, религиозное). Причем оно также выбирается автором не случайно, а несет в себе определенную смысловую нагрузку. Так, например, время историческое — Первая мировая война, семнадцатый год — становятся причиной расставания героев («Таня», «Холодная осень»), в Прощенное воскресенье и Чистый понедельник Великого поста героиня новеллы «Чистый понедельник» делает окончательный выбор своего жизненного пути и уходит в монастырь, осенью, когда умирает природа, видятся в последний раз в жизни герои «Холодной осени» и осенью же расстаются Галя и художник («Галя Ганская»). Как видим, выбор времени действия у И.А. Бунина осуществляется в рамках его философской концепции любви и счастья. Это то, что даруется свыше и это лишь миг по сравнению с вечностью. С этих позиций можно говорить о наличии в цикле еще одного вида времени — бесконечного — вечности, в которой, быть может, и возможно долгое счастье.

Содержательная сторона «Темных аллей» также имеет ряд специфических черт, которые можно назвать чертами бунинского стиля.

Тематика цикла. Все произведения книги — о любви, обо всем, что связано с ней, о ее темных и светлых сторонах, о ее божественном и дьявольском началах. В мировой литературе находим много шедевров, посвященных этому чувству, но так, как И.А. Бунин, о любви не писал никто. Столь тщательно, детально, скрупулезно ее никто не описывал. В «Темных аллеях» любовь многолика: первое влечение («Начало», «Зойка и Валерия»), похоть («Дурочка», «Ночлег»), продажная любовь («Мадрид», «Весной, в Иудее», «Сто рупий»), любовь-страсть («Пароход «Саратов», «Галя Ганская»), любовь-отчаянье («Месть», «В Париже», «Визитные карточки») и, конечно же, настоящая, подлинная любовь, на всю жизнь («Холодная осень», «Поздний час», «Натали», «Руся»). У И.А. Бунина это чувство и награда, и наказание. Оно и созидательно, делает человека чище, лучше, добрее («Антигона», «Генрих», «Натали»), и одновременно разрушительно — пробуждает в нем животные инстинкты, толкает на преступление («Пароход «Саратов», «Ночлег», «Дубки»). Оно и возрождает к жизни («Месть»,

В Париже»), и губит («Галя Ганская», «Зойка и Валерия»). Но, несмотря ни на что, стоит того, чтобы его пережить, прочувствовать. И каждый герой «Темных аллей» своим примером подтверждает это. В конечном итоге минуты жизни, освященные любовью, являются самыми яркими в жизни бунинских героев. Почему? Потому что и для самого писателя любовь — самое главное в жизни. Все, что пережил И.А. Бунин — все печали и радости, все трагедии и счастливые минуты, — нашло отражение в «Темных аллеях». В жизни было больше трагедий, наверное, поэтому трагедий больше и в книге. Любовь у И.А. Бунина вообще трагична. Ни в одном произведении «Темных аллей» герои не живут долго и счастливо. Да это и невозможно. Счастье не может быть долгим. Оно — вспышка, короткий миг. Герои расстаются не потому, что любовь проходит. Наоборот, любовь может длиться столько, сколько живет человек. И причиной .трагедии расставания порой-служит, на первый взгляд, сущая глупость. Но если посмотреть глубже, становится понятно, что по-другому быть не может. У И.А. Бунина. Так уж предопределено свыше — в условиях земных будней счастье скоротечно. В подобной трактовке человеческих взаимоотношений, любви, счастья — оригинальность писателя, его непохожесть на других, его стиль.

Говоря о мотивах «Темных аллей», следует отметить, что и здесь И.А. Бу нин оригинален, неповторим. Неповторим в том, что совмещает, казалось бы, несовместимое — любовь, счастье и смерть. Они следуют в «Темных аллеях» рука об руку. Почему? Потому что не всегда смерть у И.А. Бунина воспринимается как конец всего. Да, часто именно она является причиной расставания героев («Генрих», «В Париже», «Поздний час»), окончания и так короткого счастья, но расставания, счастья земного. Одновременно смерть — это и надежда на встречу в- другой, вечной жизни («Холодная осень», «В Париже», «Поздний час»), которая, в конечном итоге, у мастера является подлинной. Именно в той, вечной жизни возможно вечное счастье, к которому стремятся герои. И именно вера в это,’а также неумирающая любовь дают им силы жить. С этими мотивами тесно связан и мотив памяти. Воспоминаниями наполнено, без преувеличения, каждое произведение цикла («Руся», «В одной знакомой улице», «Речной трактир»). Они связаны с яркими минутами жизни героев, освященными любовью и счастьем. Почему герои так трепетно относятся к воспоминаниям? Они оказываются смыслом их жизни после того, как все проходит. Кроме того, отношение героев к памяти — это отношение к ней и самого И.А. Бунина, который считал, что память — единственное, что не умирает. Это своеобразный эквивалент вечности, бесконечности. А в контексте «Темных аллей» — некий мостик между людьми, разлученными смертью. Любовь, смерть, память — все это у И.А. Бунина подчинено судьбе. Именно рок говорит «никогда» счастью двух любящих. Почему так происходит, никому знать не дано. Это заложено в самом бытии, по мнению^ И.А. Бунина, в его изначальной катастрофичности, в зыбкости, хрупкости всего того, что доселе казалось незыблемым.

Помимо обозначенных выше, И.А. Бунин активно вводит в цикл мотив дороги. В дороге происходят встречи и расставания героев («Степа», «Генрих»), рождается любовь («Начало») и случается мимолетная близость («Визитные карточки»). По сути это символ человеческой жизни, со всеми-ее горестями и радостями. И как своеобразная вариация на тему — мотив аллей (сада, парка). Это знаковый образ, появляющийся уже в самом названии цикла. И это символ — символ бунинской любви.- В аллее происходят все важные события в жизни героев — прощания; признания, объяснения. В аллее же, в саду по-настоящему счастливы герои («Зойка и Валерия», «Холодная осень»). Но аллея у И.А. Бунина статична — она всегда темная. Как и дорога, это своеобразный символ человеческого бытия. И чем статичнее оно, тем ярче мгновения, озаренные любовью. И еще, в контексте всей книги, это символ человеческой любви, трагичной и счастливой одновременно.

С ведущим мотивом любви в «Темных аллеях» связан эротический мотив -самый важный, на наш взгляд, с точки зрения авторского стиля. Это сцены близости героев, сцены обнажения героинь перед этой близостью. Именно за эротизм обвиняли И.А. Бунина во фривольности. Но бунинская эротика не пошла. Автор виртуозно балансирует на той грани, которая отделяет прекрасное от натурализма, и в этом его мастерство. Бунинская эротика символична. Близость, которая, как правило, происходит на лоне природы, — своеобразная кульминация отношений двух влюбленных, после чего они становятся единым целым, мужем и женой. Это же и слияние человека с природой, своеобразное возвращение к истокам, полная, гармония с миром. Сцены обнажения также символичны. И здесь автор более подробен нежели в описании сцен близости. Подобное не случайно. Как правило, обнажается в произведениях цикла героиня, сцена дается глазами героя. И здесь не только восхищение, любование прекрасным женским телом. Здесь познание героем своей возлюбленной, ее подлинного- «я», ибо сбрасывая одежду, героиня сбрасывает маску условностей, становится самой собой.

Образная система «Темных аллей» также оригинальна. В лучших традициях малых жанровых форм она экономна (два главных героя, два-три персонажа). Однако в самом создании образов И.А. Бунин неповторим. В центре^ внимания j писателя — герой и героиня, Он и Она, любящие друг друга. Но все же основным вниманием завладевает женщина. Женские образы доминирует в книге, и это еще одна стилистическая особенность цикла. Женские образы более репрезентативны, тогда как мужские — статичны. И это вполне оправданно, так как женщина -изображена именно глазами мужчины, влюбленного мужчины. Поскольку произведения цикла отражают не только зрелую любовь, но и ее рождение t («Натали», «Руся», «Начало»), это накладывает отпечаток и на изображение героини. В частности, портрет никогда не рисуется И.А. Буниным полностью. По мере развития действия, движения повествования он снова и снова возвращается к героине. Вначале пара штрихов, затем — все новые и новые детали. Так видит женщину не столько автор, так узнает свою возлюбленную сам герой. Исключение делается, пожалуй, для героинь миниатюр «Камарг» и «Сто рупий», где портретные характеристики не разорваны и составляют собственно произведение. Но здесь перед писателем другая цель. По сути это портрет ради портрета. Здесь — восхищение женщиной, ее красотой. Это своеобразный гимн столь совершенному божественному творению. Создавая своих женщин, И.А. Бунин не жалеет слов-красок. К чему только не прибегает И.А. Бунин! Яркие эпитеты, меткие сравнения, свет, цвет, даже звуки, переданные-словом, создают столь совершенные портреты, что кажется, героини вот-вот оживут и сойдут со страниц книги. Целая галерея женских образов, женщины разных типов и социальных слоев, добродетельные и распутные, наивные и искушенные, совсем юные и пожилые, но все прекрасные. И герои сознают это, а сознавая, отступают на второй план, восхищаясь ими и давая возможность восхищаться читателю. И это восхищение женщиной — своеобразный мотив в ряду других, которые соединяют все произведения цикла в целое. v Что касается речевой структуры книги, то здесь стилистические особенности проявляются наиболее ярко. Проведенный анализ речевого пласта «Темных аллей» позволил обнаружить следующее.

Все произведения книги имеют монологический характер, именно поэтому в них превалирует речь одного из персонажей — повествователя либо героя-рассказчика. Но, несмотря на это, их речь все же не однородна — не принадлежит только им. Она содержит в себе вкрапления речи других персонажей. В этих целях И.А. Буниным широко используются приемы изображенной и несобственно-прямой речи. Подобное объясняется тем, что автор пытается уйти от давления одного из персонажей над другими, дает возможность остальным быть более активными, проявлять себя, тем самым придавая повествованию большую объективность. Кроме того, благодаря использованию приемов изображенной и несобственно-прямой речи не нарушается плавность повествования, создаваемая широким использованием развернутых предложений и соответствующая его содержанию — истории любви. Следует отметить, что в повествовании достаточно много пространных описаний. И.А. Бунин как художник слова не в силах отказать себе в них. Многочисленные метафоры, сравнения, олицетворения, изобразительные эпитеты. Нет ощущения их. нагромождения. Наоборот, они используются столь искусно, что картины — пейзажи, портреты, — созданные с их помощью словно оживают. Читатель как- бы переносится внутрь произведения, становится его участником. И именно в этом проявляется авторское мастерство владения словом.

Что касается соотношения монологов и диалогов в «Темных аллеях», то, несмотря на общий монологический тон повествования, по значимости своей они равны. Конечно, в количественном отношении в книге превалирует монолог. Это объясняется тем, что «Темные аллеи» — буниская-книга итогов, где автор стремился раскрыть свое понимание окружающего мира, человека, его бытия, стремился передать весь свой накопленный опыт. В каждом из героев кроется сам автор. По сути это книга И.А. Бунина о себе. Поэтому монологу здесь уделяется такое внимание. Более того, даже те произведения, которые начинаются как диалоги, постепенно приобретают монологический характер («Галя Ганская», «Начало», «Баллада»). Герои рассказывают о себе, переосмысливают свою жизнь, поступки, вспоминают яркие моменты. Чаще всего это происходит наедине с собой, поэтому И.А. Бунин отдает предпочтение монологу внутреннему. Но в определенный момент бунинские герои настолько сливаются с прошлым, что ведут с ним беседу, и монолог приобретает характер обращенного («Холодная осень», «Поздний,час»).- И это лишний раз подчеркивает, сколь дорого прошлое бунинским героям.

Основная особенность бунинского диалога — постепенное превращение его в монолог, когда один из собеседников становится пассивным слушателем, давая возможность другому высказаться, излить душу, в некотором роде исповедаться. Часто бунинский диалог похож на пьесу, в том смысле, что важную роль играют ремарки, причем порой, мотивируя сказанное, они становятся главнее произнесенных фраз («Кума»). В споре рождается истина. Вот предназначение буниского диалога. И автор следует этому постулату, именно в диалоге раскрывая свое «я».

Исходя из этого, можно говорить, что И.А. Бунин в «Темных аллеях» не является демиургом. Он не управляет своими героями, не руководит их действиями, он предоставляет им свободу. И в то же время не является сторонним наблюдателем, бартовским Скриптором. Писатель постоянно присутствует в про-извёдении. Да, он не позиционирует открыто свое «я», но и не абстрагируется от происходящих в книге событий. Он не навязывает читателю свое мнение, но и не молчит. И.А. Бунин растворен в своих героях. Все, что писатель хотел сказать в книге, он говорит, но устами ее действующих лиц. И.А. Бунин тонко чувствует это зыбкую границу между навязчивостью и полным абстрагированием и не преступает ее.

Таким образом, основная стилевая черта «Темных аллей», как, впрочем, и всего творчества И.А. Бунина — балансирование на грани, которая зовется гармонией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *