Троица

БИЛЕТ № 7. 1. Теория трёх «классических единств»

Теория трёх «классических единств». Единство действия и его значение в произведении драматургии. Единство действия в сценарии театрализованного представления, праздника.

2. Эпизод в сценарии театрализованного представления и праздника. Различие понятий «эпизод» и «номер».

1. Теория «трех классических единств». Единство действия, его значение в произведении драматургии. Единство действия в сценарии ТП и П.

Он был сформулирован в трудах итальянских и французских гуманистов XVI в. (Д.Триссино, Ю.Ц.Скалигер и др.), опиравшихся на Аристотеля в борьбе со средневековым театром. Но только классицисты XVII в. (особенно Буало) возвели его в непререкаемый закон. Классицизм – это художественное направление, сложившееся в европейской литературе 17 века, в основе которого – признание античного искусства высшим образцом, идеалом, а произведений античности – художественной нормой. В основе эстетики – принцип рационализма и «подражания природе». Культ разума. Художественное произведение организуется как искусственное, логически построенное целое. Строгая сюжетно-композиционная организация, схематизм. Человеческие характеры обрисовываются прямолинейно; положительные и отрицательные герои противопоставляются. Активное обращение к общественной, гражданской проблематике. Ведущий жанр – трагедия.

В основе концепции трех единств лежит принцип правдоподобия — фундаментальный принцип классицизма, сложившийся в борьбе с традициями средневековой идеологии и культуры.

В средневековых мистериях, игравшихся от нескольких часов до нескольких дней, обычно изображалась вся история Вселенной от ее сотворения до грехопадения первых людей или другие огромные периоды библейской истории. Небольшая сцена изображала и землю, и небо, и ад. Требование единства места и времени изменило структуру драмы, ибо заставило драматургов показывать не все действие, а лишь его кульминацию, лишь саму катастрофу. Классицизм во Франции. Классицизм стал ведущим направление во французской литературе XVII века. Его основоположником считается Малерб, крупнейшими представителями — драматурги Корнель, Расин, Мольер, баснописец Лафонтен, теоретик искусства Буало, некоторые прозаики, среди которых — Паскаль, Ларошфуко, Лафайет. В основе франц. трагедии 17 в. лежит философия рационализма, от которой драматурги восприняли стремление к анализу внешних явлений и духовной жизни человека. У Ж. Расина принципы классицизма получают законченное и совершенное выражение. Их действие строится вокруг одного события и происходит в момент, когда противоречия достигают наивысшей остроты. Композиция трагедий Расина отличается тщательной согласованностью всех частей, строгой продуманностью эффектов, чёткостью построения действия.

Требование трех единств возникло из рационалистического положения о том, что зритель, проводящий в театре всего несколько часов, не поверит, если перед ним на подмостках пройдут события, длительность которых сильно отличается от реальной длительности театрального представления. Считалось, что прямое время действия, показываемого на сцене, совпадает с физическим временем зрительского восприятия. Ведь зритель в зале, полагали классицисты, имеет достаточно здравого смысла, чтобы отдавать себе отчет в том, что перед ним все время одна и та же сцена; и так как декорации в театре XVII века были во многом условными, действие полагалось протекающим в одном и том же месте, как правило, в вестибюле или портике королевского дворца, где с равной естественностью могли появляться его обитатели, сановники государства, вестники, необходимые для развития действия.

Третье требование — единства действияэто общее и обязательное условие для хорошей пьесы вообще; без единства действия зрителю трудно досмотреть пьесу до конца.

Действие в драматургическом произведении — не что иное, как конфликт в развитии. Оно развивается из начальной конфликтной ситуации, возникшей в завязке. Развивается не просто последовательно — одно событие после другого — а путем рождения последующего события из предыдущего, благодаря предыдущему, по законам причинно-следственного ряда.

Три единства (классические единства, Аристотелевы единства) — правила драматургии, которых придерживался классицизм XVII—XIX в. время, место, действие (24 часа, одно место, одна линия сюжета).

Единство действия требовало воспроизведения одного цельного и законченного действия, которое бы объединяло всех персонажей (побочные сюжетные линии в пьесе считались одним из нарушений этого единства). «единство действия» не допускало введения в ткань произведения никаких эпизодов и действующих лиц, непосредственно не связанных с развитием основного сюжета.Единство времени сводилось к требованию уложить действие пьесы в одни сутки. Единство места выражалось в том, что действие всей пьесы должно было разворачиваться в одном месте (например, в одном дворце). В основе концепции трех единств лежит принцип правдоподобия — фундаментальный принцип классицизма, сложившийся в борьбе с традициями средневековой идеологии и культуры.

Единство действия — пьеса должна иметь один главный сюжет, второстепенные сюжеты сводятся к минимуму. В связи с этим идея пьесы излагалась прямолинейно, схематично, без широкого охвата жизненных событий. Рационализм, почти математическая выверенность сценического произведения приводили к тому, что герой выражал лишь одну идею, одно чувство.

Единство места — действие не переносится в пространстве, площадка, ограниченная сценой, соответствует в пространстве пьесы одному и тому же месту.

Единство времени — действие пьесы должно занимать (в реальности, предполагаемой произведением) не более 24 часов.

С нормативностью классицизма борьбу вели романтики и реалисты.

Аристотель выдвигает самым категорическим образом требование единства действия. Единство действия Аристотель понимает в том смысле, что все случайное, второстепенное в развитии событий, отвлекающее действие в сторону от основной линии фабулы должно быть отброшено.

Теория драматургии в свое время считала необходимым соблюдение в драматургическом произведении трех единств: единства времени, единства места и единства действия. Практика, однако, показала, что драматургия легко обходится без соблюдения единства места и времени, но единство, действия является подлинно необходимым условием существования драматургического произведения, как произведения художественного. Но единство действия в драме – это не только его единство, стройность… это – шире – его концентрированность, напряжённость.

В пьесах, написанных в «закрытой форме» фабула образует «законченное целое», расчлененное на ограниченное количество последовательных эпизодов, которые ориентированы на основной конфликт. Любая тема, любое действие в пьесаx подчиняется общей схеме, пространственно-временной и причинно — следственной логике. Обязательным является закон триединства: места, времени, действия. Время в пьесах данного типа — однородно, оно не расчленяется и тем более не вносит в его течение иные временные уровни. Пространство может подвергаться незначительным изменениям, но в зависимости от содержания пьесы. Оно выполняет функцию местоосуществления действия, т.е. материализации среды. Действие развивается по прямой, т.е. от действия к противодействию (контрдействию) и разрешается основной конфликт в финале. В форме закрытой написано большинство пьес мирового репертуара: Мольер, Шекспир, Лермонтов, Гоголь, Островский.

Действие (драматическое) – поступки персонажей в их взаимосвязи,

составляющие важнейшую сторону драматургического сюжета. Единицы

действия – это высказывания, движения, жесты, мимические акты

персонажей, выражающие их эмоции, желания и намерения. Действие может

быть внешним, основанным на перипетиях (например, у В.Шекспира или Ж.-

Б.Мольера), и внутренним, при котором перемены совершаются в

умонастроениях персонажей при внешней бессобытийности (например, у

А.Чехова). Внешнее действие обнаруживает себя, как правило, в открытых

конфликтах, противостояниях героев или их жизненных позиций, которые

возникают, обостряются и разрешаются в рамках изображенных событий.

Внутреннее же действие отражает конфликты имманентные, устойчивые,

непреодолимые в рамках одного произведения. Поступки персонажей

взаимообусловлены, что и составляет единство действия, которое (начиная с

аристотелевой «Поэтики») до сих пор считается нормой драматического

сюжетосложения. Единство в драме, как заметил Белинский – следствие единства основной идеи призведения. Драма представляет картину развития основного конфликта, в итоге которого вырастает основной авторский вывод, главная идея призведения.

Композиция в драме одновременно зависит от принципа построения действия.

«композиция — это реализация конфликтов в драматическом действии. Первое условие — действие должно иметь «известный объем», т.е. быть законченным, целым, имеющим начало, середину и конец.

Единство действия в театрализованном представлении и празднике такое же, как и в дрматургическом представлении (есть конфликт, герои, действ.лица, обстоятельства) . Но есть особенности:

— сюжетное развитие действия не является основным понятием для театр.представл. и праздников. Развивается одна линия-это тема события, которому посвящен праздник (День Победы);

— во всех эпизодах действие развивается в одном направлении, героизм русского народа);

— конфликт не имеет прямого драматического развития.

Предлагаемые обстоятельства должны быть заданы режиссером праздника. В отдельных сценах может быть выражен конфликт в действии. А особенность – эпическая характеристика выражения конфликта.

2. Эпизод в сценарии ТП и П. Различие понятий «эпизод» и «номер».

ЭПИЗОД – ( греч. «отдельное происшествие, событие» — это относительно самостоятельная единица действия, имеющая законченное образное решение и строящая по законам композиции.

В нем сопрягаются, как правило, несколько разнородных материалов. Эпизод играет важную роль в архитектонике ТП: единство действия определяется кульминациями эпизодов. Сценарий всегда состоит из эпизодов, каждый из них обладает внутренней логикой построения и должен обязательно закончиться раньше, чем начнется другой эпизод. Зная, что сценарий состоит из эпизодов, можно говорить, что движение драматургической логики автора идет от одного эпизода к другому. Эпизод в сценарии является художественным воплощением, отражением той или иной проблемы действа. Каждый эпизод содержит аспекты общего конфликта. Выразительные художественные средства, используемые в эпизоде, подчинены жанру и стилистике всего представления.

Стык между эпизодами может быть чисто монтажным, т.е. один эпизод – смысловое продолжение другого. Стыком может быть и поэтическая заставка, выраженная любыми средствами, и банальный конферанс. В идеале же связки вообще не нужны, нужно, чтобы последний номер был естественным продолжением другого. Сочетание номеров может быть любым, но обязательно монтажно-творческим.

Брехт говорил: «Необходимо отдельные события связывать между собой так, чтобы узлы были очевидны; события же должны следовать одно за другим неприметно; эпизод, как маленькая пьеса». Эпизодам дают название, заголовки должны содержать суть, определять стиль исполнения. Лаконичное, емкое название эпизода всегда свидетельствует об определенности темы, о конкретности его сверхзадачи, о роли и месте в архитектонике всего представления.
Иногда представления строятся сюитно, т.е. следующие друг за другом номера создают целостность образа и единство действия, нет четкой границы между ними. но большинству представлений свойственно членение на номера и эпизоды. В ТП образно-сценический, художественный материал соединяется, «склеивается» с фактом действительности, документальным материалом.

Как и сценарий в целом, каждый эпизод имеет свою действенную структуру, выражающуюся в ситуации. Главное – кульминационный момент эпизода, как интеграция (объединение) кульминаций всех номеров. Номера монтируются так, чтобы активизировать внимание зрителя, кажущаяся бессюжетность номеров внутри эпизодов действует на восприятие всего произведения как образно-художественная специфическая форма отражения важных противоречий действительности.

ЭПИЗОД В СЦЕНАРИИ ТП – это специфическая монтажно-организованная совокупность номеров (монтажных единиц), объединенных между собой тематически и действенно в единую относительно завершенную структуру.

ЭПИЗОД – ( греч. «отдельное происшествие, событие») — это относительно самостоятельная единица действия, имеющая законченное образное решение и строящая по законам композиции.

Эпизод(Силин) — сплав, коллаж из разножанровых номеров, кинопроекций, докум.материала в результате чего рождается новое качество. Создается произведение совершенно нового, синтетического, комплексного жанра. Эпизод – законченная по мысли микроструктура, обладающ. своей завязкой конфликта, ее развитием и завершением. Т.е. триада Гегеля лежит в основе эпизода. В кульминационный момент берем самые яркие вырзит. художеств. произведения, которые будут воздействовать на зрителя.

Эпизод – мост -связующее звено между эпизодами. Они должны быть небольшими. Это логическая связка между основными эпизодами, звено между предшествующим и последующими эпизодами, без которого был бы непонятен переход от одного к другому.

Эпизод – штрих — для дополнительного раскрытия характера или ситуации. Придает дополнительный оттенок, украшает полутонами. Если его «вынуть» -ход действия не перестанет быть понятным.

Эпизод-это фрагмент, включающий в себя законченный момент содержания.

Эпизод- сложная микроструктура, облададающая завязкой конфликта, его развитием и завершением. Эпизод дожен обладать высоким художественным уровнем. Иметь документальноую основу. Иметь действенный сюжет, образное решение. Обладает внутренней логикой построения и должен обязательно закончиться раньше, чем начнется другой эпизод. Важно для режиссера найти способ подачи, т.е. найти режиссерский прием, через который он донесет до зрителя идею конкретного эпизода. Каждый эпизод содержит аспекты общего конфликта. Выразительные художественные средства, используемые в эпизоде, подчинены жанру и стилистике всего представления.

Двойственный характер: самостоятельная структурная единица и одновременно часть целого сценария.

Различают 3 типа эпизодов:

В нем сопрягаются, как правило, несколько разнородных материалов. Эпизод играет важную роль в архитектонике ТП: единство действия определяется кульминациями эпизодов. Зная, что сценарий состоит из эпизодов, можно говорить, что движение драматургической логики автора идет от одного эпизода к другому. Эпизод в сценарии является художественным воплощением, отражением той или иной проблемы действа.

Эпизодам дают название, заголовки должны содержать суть, определять стиль исполнения. Лаконичное, емкое название эпизода всегда свидетельствует об определенности темы, о конкретности его сверхзадачи, о роли и месте в архитектонике всего представления.

ЭПИЗОД В СЦЕНАРИИ ТП – это специфическая монтажно-организованная совокупность номеров (монтажных единиц), объединенных между собой тематически и действенно в единую относительно завершенную структуру.

НОМЕР – это отдельно завершенное композиционно уравновешенное во всех частях сценическое произведение со своей завязкой, кульминацией и развязкой.
ДЛЯ ЭСТРАДНОГО НОМЕРА ХАРАКТЕРНО:
1). Четкая композиция: заманчивая завязка, острая кульминация, неожиданный финал.
2). Отточенная внешняя форма.
3). Лаконизм.
4). Зрелищность: требует использования специфических выразительных средств, особой сценографии, ярких костюмов, реквизита, четкого и стремительного ритма, изобразительных мизансцен.

ОСОБЕННОСТИ:

I. КРАТКОВРЕМЕННОСТЬ, т.к. концерт складывается из множества номеров, поэтому:
• Должны сразу завладеть вниманием зрителя, не должны иметь долгой завязки;
• Действие развивается стремительно;
• От исполнителей требуется максимальная концентрация действия, парадоксальность;
• Актер должен сразу завладеть вниманием публики;
• Характер героя должен быть сразу понятен;
• Номер должен быть рассчитан на мгновенную реакцию зала;

ИСПОЛНИТЕЛЬ – основа номера, конкретный человек со своей неповторимой индивидуальностью.
• Один и тот же номер в исполнении разных актеров приобретает собственное звучание;
• Номер – это творческое самовыражение актера;

В сценарии театр.представления номер-часть эпизода. Если в концерте номер включается в любом порядке, то в сценприи театр. представления номер –это часть сценария. Выбросить его нельзя. Поменять нельзя. Номер становиться неотъемлемой частью эпизода. Это уже не номер, а часть действия. Номер приобретает новое качествло. В эпизоде номер приходиться переделывать, сокращать. Перед исполнителями номера появляется новая актерская задача. Исполнитель номера становиться действующим лицом эпизода. Главное – кульминационный момент эпизода, как интеграция (объединение) кульминаций всех номеров. Номера монтируются так, чтобы активизировать внимание зрителя, кажущаяся бессюжетность номеров внутри эпизодов действует на восприятие всего произведения как образно-художественная специфическая форма отражения важных противоречий действительности.

Тайнозритель Святой Троицы

28 июля 1998 года в Санкт-Петербурге произошло знаменательное в истории Русской Православной Церкви событие. Здесь были обретены мощи великого русского святого — преподобного Александра Свирского.
Преподобного Александра Свирского называют «тайнозрителем Святой Троицы», вторым (русским) Авраамом: как и ветхозаветный пророк, он удостоился видения Светоносной Троицы, указавшей место будущего монастыря. Житийная литература так рассказывает об этом.
В 1507 году, после двадцати трех лет пустынножительства, святой Александр Свирский, подвизавшийся недалеко от реки Свирь, на берегу Рощинского озера, увидел трех Мужей в белых одеждах, сияющих «невыразимым светом». Преподобный поклонился им до земли, они же взяли его за руку, подняли и сказали: «Не бойся, мужу желаний (слав. — муж, достойный любви. — Ред.), яко благоволи Дух Святый жити в тебе чистоты ради сердца твоего, и якоже глаголах ти древле множицею, и ныне такожде глаголю, да созиждеши церковь, и братию собереши, и обитель устроиши, яко благоволих тобою многие души спасти и в разум истины привести».
Услышав это, преподобный пал опять на землю и, обливаясь слезами, исповедал свое недостоинство.
Господь же опять воздвиг его, говоря: «Стани на ногу свою, возмогай, и укрепися, и сотвори вся, еже повелел ти».
Святой спросил, в честь кого подобает воздвигнуть храм. Господь ответил: «Возлюбленне, яко видиши в Триех Лицах глаголюща с тобою, созижди церковь во имя Отца и Сына и Святаго Духа, Единосущныя Троицы. Аз же ти мир Мой оставляю и мир Мой подам ти».
После этого святой Александр увидел Господа, распростертыми крыльями как бы ногами движущегося по земле, и ставшего невидимым.
Сам Господь почтил святого Троическим снисхождением-посещением, и в воспоминание явления ему Святой Троицы память святого до революции местно праздновалась и в праздник Пятидесятницы.
«Александр Свирский, — заметил архимандрит Свято-Троицкой Сергиевой Лавры Макарий (Веретенников), — пожалуй, единственный православный святой, которому так же, как праотцу Аврааму, явилась Святая Троица»… И воистину великий мистический смысл скрыт в том, что именно с вскрытия раки преподобного Александра Свирского началась в 1918 году затеянная большевиками сатанинская кампания по ликвидации, фальсификации и дискредитации русских православных святынь, в ходе которой были вскрыты и вывезены из монастырей 63 раки со святыми мощами. Все они милостью Божией обретены сейчас Русской Православной Церковью. И последними — и в этом тоже мистический смысл — обретены мощи преподобного Александра Свирского, утраченные нашей Церковью ровно 80 лет назад.
Впервые нетленные мощи святого были обретены в апреле 1641 года, когда, согласно повелению царя Михаила Феодоровича, иноки Александро-Свирского монастыря разбирали ветхую церковь над гробницей преподобного, чтобы поставить новую, каменную. И это обретение было подлинным торжеством Православия, так как в совершенно целом гробе лежало нисколько не поврежденное тлением тело в целых и нетленных одеждах. Житие свидетельствует, что когда сняли верхнюю доску с гроба, «повсюду разлилось сильное благоухание от мощей преподобного, так что все место то исполнилось благовония, каждения же в то время не было, и увидели все лежащее тело преподобного отца нашего Александра, цело и ничем невредимо, в мантии и схиме по чину повитое, и аналав на нем весь цел, из-под схимы виднелась часть бороды; обе ноги лежали, как у недавно скончавшегося, правая ступнею вверх, а левая обращена ступнею в сторону, по чину обе обуты в сандалии. По телу его, подобно некоторым растущим цветам, разошлось благовонное миро, и излилось, как вода. Видя это, все бывшие там исполнились ужаса и радости и прославили Всемогущего Бога, прославляющего святых Своих.»
В 1918 году отряд чекистов, отправленный в Александро-Свирский монастырь для выполнения приказа о ликвидации мощей, расстрелял пытавшихся противодействовать надругательству над святыней монахов, монастырь был ограблен, а рака с мощами преподобного вскрыта. Это было первое вскрытие большевиками святых мощей…
Сохранность тела преподобного, завершившего свой путь четыре столетия назад, в 1533 году, настолько изумила командира отряда Августа Вагнера, что он не придумал ничего лучше, как назвать святые мощи «восковой куклой». И хотя это противоречило очевидности, именно так именовал мощи Вагнер в своем отчете.

Святые мощи в строжайшей тайне были перевезены в Лодейное Поле и спрятаны в больничной часовне, а в январе 1919 года увезены в Петроград и помещены в закрытый анатомический музей Военно-Медицинской академии, где и находились в качестве незафиксированного «экспоната» до тех пор, пока игумен возрожденного в 1997 году Александро-Свирского монастыря Лукиан не благословил инокиню Леониду начать поиск мощей великого старца-инока. История предпринятого поиска заслуживает отдельного повествования, но мы скажем только о том, что основная часть документов была уничтожена и поиск мощей святого, по словам матушки Леониды, «мог быть основан только на вере в то, что мощи святого, лицезревшего Святую Троицу, не могли быть уничтожены никакими адскими силами… на вере в то, что эти мощи находятся под особым покровительством Господа…».
На основе архивных изысканий, антропологических, иконографических и рентгенологических исследований было сделано заключение, что таинственный «экспонат» музея представляет собой полностью сохранившуюся мумию мужчины, которая по возрасту, этнической принадлежности, внешним особенностям полностью соответствует описанию, сделанному при первом обретении мощей преподобного Александра Свирского в 1641 году. Подтверждали принадлежность «экспоната» к канонизированным святым и повреждения на правой, благословляющей руке: характер их не оставлял сомнений, что нанесены эти повреждения от изъятия частичек плоти для мощевиков.
По сообщению ИТАР-ТАСС (10 августа 1998 года) об обретении величайшей святыни, останки были «идентифицированы специалистами Судебно-медицинской экспертной службы (СМЭС) Санкт-Петербурга. …При этом отмечено, что «естественная мумификация такой высокой сохранности современной науке необъяснима». …Сразу после получения заключения в рентгенологическом кабинете СМЭС был отслужен молебен святому. Присутствовавшие «стали свидетелями начавшегося мироточения мощей, сопровождавшегося сильным благоуханием». В связи с этим начальник академии генерал-полковник медицинской службы Юрий Шевченко принял решение о немедленной передаче святыни Русской Православной Церкви «.

Перенесенные для поклонения в петербургский храм святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, мощи продолжали мироточить и благоухать при непрерывных молебнах, а в октябре 1998 года были торжественно перенесены в основанную им обитель на реке Свири и помещены в Преображенском соборе.
Материал подготовила Надежда СЕЧИНА

Совершилось великое чудо, свидетельство проявления великой милости Божией и любви к Святой Православной Церкви и к России… К большому утешению верующих возобновилась возможность поклонения святым, чудотворным, цельбоносным мощам великого святого. Казалось, уже ничто не может потревожить мощи великого святого, возвратившегося через 465 лет после своей кончины к нам, грешным, и он, подобно свету, рассеет все злые тучи, сгустившиеся над Россией. Но вновь соблазн и недоумение начинают смущать души верующих наших соотечественников… О том, что происходит сегодня в Александро-Свирском монастыре и о еще не законченной истории обретения мощей преподобного Александра рассказал в газете «Православный Санкт-Петербург» Константин КРИКУНОВ, отрывки из статьи которого мы публикуем.
Сегодня не грабители угрожают монастырю, а идентификаторы, не оставляющие идею проведения генетической экспертизы. Это значит, что цельное и неистлевшее за 500 лет тело святого может быть разъято и граммов 500 «исследуемого материала» сожжено в печи экспертов. Весит, кстати, тело всего около десяти килограммов. Это ли не доказательство чудесной природы мумификации — при искусственном бальзамировании вес мумии бывает не меньше 40 килограммов.
Но, как ни странно, великое для Церкви событие обретения мощей в музее Военно-медицинской академии стало поводом к разномыслию и полемике не только в светской прессе, но и среди священников.
Первое освидетельствование мощей состоялось 30 августа 1641 года в присутствии митрополита Новгородского Афония, архимандрита Хутынского монастыря Евфимия, игумена Вяжского монастыря Иосифа и всего Софийского духовенства, прибывшего в монастырь. Это было так: «Иерарх снял схиму и параман, раскрыли перси и руки преподобного, утвердились в нетленности тела и в том, что это были мощи первого игумена Свирской обители преподобного Александра. Из-под аналава была видна часть бороды, а ноги же лежали как у новопочившего» правая плюсною кверху, а левая o6paщена в сторону».
Теперь приведу отрывки из описи «анатомического тела» — мумифицированного трупа мужчины, находившегося до минувшего лета в запасниках музея кафедры нормальной анатомии ВМА.
«Хорошо сохранившееся тело мужчины, аскетического сложения. Цвет кожных покровов желтый, местами янтарно-желтый. Голова без волосяного покрова и бороды, несколько развернута левому плечу. Черты лица хорошо сохранились. Рот приоткрыт. Ступня право» ноги опирается на свод левой. Руки: правая вдоль туловища, левая рука на животе». Современные эксперты были поражены особенностями состояния лица: «толщина мышечной ткани в области нижней и верхней губ осталась неизменной. Крылья носа, его кончик сохранили практически прижизненную конфигурацию, толщину, моделировку. А кожа не сморщенно-высохшая, а весьма гладкая и эластичная» (из доклада ст. научного сотрудника Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, эксперта-антрополога Ю.Д. Беневольской).
Меня же больше всего поразила открытая для прикладывания рука преподобного Александра. Кожа на руке сдвинута вверх к пальцам, как бывает у человека после долгого сна. Потом я узнал, что преподобный умер во сне, лежа ничком. Когда иноки обители его нашли, прошло уже много часов и он уже окостенел, поэтому руки и ноги уже невозможно было расправить и сложить, как полагается при погребении.
Для верующих процесс идентификации мощей был завершен, когда на глазах в рентгеновском кабинете СМЭС, во время молебна, мощи вдруг покрылись светло-янтарными каплями мира, выступившего как бы изнутри, из трещинок кожи.

Мощи мироточили три месяца в храме Веры, Надежды, Любови и продолжают источать миро сейчас, радуя и паломников.
Шесть месяцев шла экспертиза, подтвердившая подлинность мощей.
Работали антропологи, анатомы, рентгенологи, судмедэксперты, стоматологи. Все они — специалисты высокой квалификации, признанные не только в нашем городе, но во всей стране, — нашли 12 признаков сходства найденной в ВМА «мумии» и описания мощей преподобного, сделанного при первом обретении — в 1641 году.
Но канцелярия епархии куда более громоздка, чем 458 лет тому назад. К тому же особенно бурную деятельность развил некий судмедэксперт г-н Ковалев, смущающий и епархиальную комиссию по идентификации, которая должна представить свои выводы Патриарху и Синоду; множащий свои выдумки в прессе. То «исследуемый», несмотря на выводы антропологов, не вепс, а совсем даже наоборот. То Ковалев сообщает о наличии формалина «во внутренних органах» тела, которого не вскрывали, а все повреждения на нем подробнейшим образом описаны экспертами. Для верующих людей особенно важно подтвержденное архивными синодальными актами изъятие частичек мощей с пальцев правой руки для Синодальной ризницы. По свидетельству экспертов, изъятие было совершено при помощи «копия».
Между тем появилась скандальная версия, что «исследуемый» — то ли бывший зек, то ли татарин, то ли еврей и слишком молодой. И ногти его-де наманикюрены, и не аршинной длины, и голова обрита, и все зубы целы, что странно. Вчера поклонявшиеся раке кричат: «Распни, не он!» Любопытный «документ» теперь гуляет по петербургским храмам: якобы «Акт», якобы монахов, якобы 1918 года, где аналав назван наличником, а вся лексика и стилистика пронизаны скорее ненавистью к мощам, нежели верой. Для меня, как для человека, «работающего со словом», прежде всего стиль всей этой липы доказывает ее подложность.

Но вот уже все верующие вслед за авторами сего «документа» повторяют: «А ног-то не должно быть, должны быть косточки». Нелепость сего утверждения очевидна для любого мало-мальски грамотного человека. При естественной мумификации (высыхании тела) кости заключены в прочный волокнистый кокон, состоящий из волокон сухожилий, мышечной ткани и собственно кожи. Разломать кости невозможно, так как они прочно впаяны в ткани тела. Да и кому и зачем это нужно было делать? Тем более, что в подлинном акте — описании мощей 1919 года — говорится об их целостности.

И на ногах святого там были обнаружены не древние сандалии, как сказано в «документе», а малиновые туфли, которые были надеты при переоблачении святого настоятелем монастыря Агафангелом в 1894 году. Значит «описыватели» 1918 года ног святого вообще не видели, а просто сочинили легенду о костях в «древних сандалиях».
Прихожанам и даже священнослужителям, не знакомым с подлинными историческими документами, ныне приходится плохо. Они живут слухами. У братии, спасающейся в монастыре Преподобного Александра Свирского, есть прежде всего один бесспорный документ — сами мощи святого. И вера, которая избавляет от уныния и ропота всякого, приезжающего в святую обитель.

Цветные фотографии сделал Андрей Харлачёв.

Источник текста и чёрно-белого снимка установить не удалось (материалы присланы по электронной почте).

Здесь: Житие святого преподобного Александра Свирского с иконой.

На заглавную страницу

№22 (247)

В этой теме:

О признаках благодатного присутствия Святого Духа в сердцах наших
Дух Святой есть наш просветитель, освятитель и утешитель

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Этими великими и святыми словами пастыри Церкви начинают обыкновенно все свои собеседования с вами, братия мои. Но в другие дни эти святые слова служат только святым заглавием слов и бесед церковных; а в нынешний день они могут составить самый предмет для поучения. Ибо ныне празднуем мы в честь и славу Пресвятой, Единосущной, Живоначальной и Нераздельной Троицы: о чем же приличнее потому и беседовать ныне, как не о тех Лицах, в честь Коих совершается празднество?

Трудно, правда, смотреть на солнце; и еще труднее взирать на пресвятую и премирную Троицу: там теряется зрение; здесь слепнет ум! Так ослепли еретики: Арий, Македонии, Савеллий, Несторий!

Так слепнут и ныне те, кои собственными очами дерзают прямо взирать на пресветлый лик Существа Божеского. Но мы поступим не таким образом, а будем во всем держаться слова Божия и богомудрого учения св. вселенских учителей Церкви, по руководству которых и попытаемся изложить учение о таинстве Св. Троицы.

Бог есть един во всей силе этого слова, но однако же Сей Единый, по существу Своему, в трех Лицах. Ибо Тот же Самый, Который на Синае явился Единым и вещал чрез Моисея: слыши, Израилю, Господь Бог твой, Господь Един есть! (Втор. 6, 4), — Тот же Самый на Иордане открылся в трех видах, и потом чрез евангелиста Своего провозгласил: трие суть свидетельствующий на небеси: Отец, Слово и Святый Дух, и сии три едино суть! (1 Ин. 5, 7). И Сам Сын Божий, Который исповедал Того, Его же никтоже виде нигдеже (Ин. 1, 1), посылая апостолов для обращения всего мира из тьмы к свету, повелел им крестить все народы во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. После этого признавать, почитать и пропо-ведовать Пресвятую Троицу — это наша непреложная обязанность, потому что это — основание нашей веры, предмет нашей любви и залог нашего упования. Се есть живот вечный! Ибо кто искупил нас Кровью Своей, если не Бог-Сын? Кто освятил нас благодатью Своей, если не Бог-Дух Святой?

Хотя в Боге три Лица, но Они нераздельны. Свят. Григорий Богослов учит об этой истине так: “Как душа наша, принадлежа к роду существ духовных, рождает из себя бесчисленное множество мыслей, и однако же чрез действие мышления не делится в существе своем, и не только не терпит оскудения от множества произведенных мыслей, но еще более обогащается ими; и как произносимое и свойственное всем нам слово, не отделяясь от производящей его души, в то же время всецело сообщается однако ж душам слушающим, так что, будучи присуще и произведшей его душе и приемлющим его слушателям, способствует более к взаимному их соединению, нежели разделению: подобным же образом представляй себе, что и Сын неразделен от Отца, и Дух Святый от Сына, равно как нераздельна мысль от ума. Как невозможно какое-либо деление и разъединение между умом, мыслью и душою: так никакого же нельзя представить себе деления и разъединения между Святым Духом, и Спасителем, и Отцом”.

Бог Отец именуется так потому, что Он, будучи неточным началом всего Божества, предвечно родил Сына и предвечно же произвел из Себя Пресвятаго Духа.

Бог Сын именуется так потому, что Он рожден от вечности Отцем его из собственного Его Существа, а во времени Он же, яко человек, благоволил родиться от Пресвятой Девы Марии.

Бог Дух Святый именуется так потому, что Он предвечно исходит от Отца, издхновен Отцом, и Сам одушевляет все сущее, особенно духи и души разумные.

Чем отличаются между Собою Лица Божества, явствует уже из самого названия их. Бог Отец, по учению священного Писания, служит началом Сына и Духа, Сам Сый безначален и безвиновен; Бог Сын рождается, но не рождает и не производит Духа; Бог Дух Святый исходит от Отца, но не рождается, и Сам паки не рождает и не производит.

Отчество, сыновство и происхождение, три отличительные свойства Лиц Божественных! Отличаясь таким образом друг от друга, эти три Лица составляют единого и того же Бога: Отец есть Бог, Сын есть Бог и Дух Святый есть Бог; но не три Бога, а едино Божество, едино по силе, едино по воле, едино по могуществу, едино по славе и державе.

Так, последуя слову Божию, учит о Боге Святая Церковь, учит, не предполагая, чтобы этим сказано было о Боге все возможное, и чтобы сказанное вполне и совершенно выражало образ бытия Божественного.

Святая Церковь именует учение о Святой Троице Таинством, т.е. таким предметом веры, который превышает наш ум; а что превышает ум, то не может быть изглаголано: изглаголанное уже не таинство.

Чтобы хотя несколько приблизить к нашему пониманию тайну Пресвятой Троицы, единосущной и нераздельной, некоторые св. отцы употребляли разные сравнения. Так однажды сарацинские мудрецы спросили у святого Константина философа, брата святого Мефодия равноапостольного: “Как вы, христиане, единого Бога разделяете на три Бога? У вас есть Отец, Сын и Дух Святый”. — “Не злословьте Пресвятой Троицы, — отвечал богодухновенный мудрец, — Отец, и Сын, и Дух Святый суть три лица, существо же едино. Воззрите на солнце, от Бога в образ Святой Троицы на небеси поставленное: в нем три вещи: круг, сияние и теплота; также и в Пресвятой Троице: Отец, Сын и Дух Святый. Солнечный круг есть подобие Бога Отца: ибо, как круг не имеет ни начала, ни конца, так и Бог безначален и бесконечен: и как от круга солнечного происходит сияние и теплота, так от Бога Отца рождается Сын и происходит Дух Святый. Сияние, от солнца происходящее, и всю поднебесную просвещающее, есть подобие Бога Сына, от Отца рожденного и весь мир Евангелием просветившего; а теплота солнечная, от того же круга вместе с сиянием происходящая, есть подобие Бога Духа Святого, Который от Того же Отца исходит предвечно. Итак, рассмотрите солнце и познайте Пресвятую Троицу”.

Сарацинские мудрецы не знали, что сказать против доказательства Константи-нова, и обратили разговор свой на другие предметы.

Что есть самого общепонятного в рассматриваемом нами Таинстве веры, так это благодеяния, коими каждое Лицо Пресвятой Троицы ознаменовало Себя в отношении к человекам. С этой стороны нет ничего неясного, никакого недоумения.

Бог Отец есть величайший Благодетель наш, так как Он воззвал нас из небытия, почтил образом Своим, не оставил и падших, а послал Единородного Сына Своего искупить и Пресвятого Духа освятить нас.

Бог Сын есть величайший Благодетель наш, так как, во время злополучного преступления нами Заповеди эдемской. Он принял на Себя всю ответственность за наш грех и всю тяжесть нашего падения, и для восстановления нас в первобытное совершенство облекся потом естеством нашим, жил посреди нас, умер за нас и воскрес для нас.

Бог Дух Святой есть величайший Благодетель наш, так как, несмотря на бесприкладную святость Свою, Он не возгнушался нас грешных и нечистых, осеняет благодатью Своей Церковь и все, что в ней, ограждает, укрепляет и врачует нас, мертвых грехами, в таинствах, просвещает нас чрез вдохновенных Им пророков и апостолов, благоволит даже обитать таинственно в каждой душе верующей, для приуготовления ее в вечное жилище всей Пресвятой Троице. Кратко сказать, все учение слова Божия о действиях Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого состоит из повествования о Их благодеяниях, в разных видах, грешному роду человеческому.

Приблизимся же к престолу Триипостасного, яко получившие на то дерзновение заслугами Божествен-ного Искупителя нашего, падем в благоговении пред величием неисповедимых совершенств и, во свидетельство нашей любви и благодарности за бесчисленные благодеяния к нам Пресвятой Троицы, принесем Ей в дар все существо наше. Аминь.

Учение о Святой Троице.

Святая Троица — раскрываемое христианством учение о Триедином Боге, едином по существу и троичном в Лицах (Ипостасях) Отца, Сына и Святого Духа.

Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – Единый Бог в трех Лицах, или Ипостасях, равнославных, равновеликих, не сливающихся между Собою, но и нераздельных в едином Существе.

Отец – не сотворен, не создан, не рожден; Сын – предвечно (вневременно, безначально, бесконечно) рождается от Отца; св. Дух – предвечно от Отца исходит.

Как же Господь Бог может быть одновременно Один и Троица? Не надо забывать, что к Богу неприложимы привычные для нас земные измерения, в том числе категория числа. Ведь исчислять можно только предметы, разделённые пространством, временем и силами. А между лицами Святой Троицы нет никакого промежутка, ничего вставного, никакого сечения или разделения. Божественная Троица есть абсолютное единство. Тайна троичности Бога недоступна человеческому разуму (см. подробнее). Некоторым видимым примером, аналогией Её может послужить солнце – его круг, свет и тепло.

Познание Троичности Бога возможно лишь в мистическом откровении по действию Божественной благодати, человеку, чьё сердце очищено от страстей. Святые отцы опытно созерцали Единую Троицу, среди них можно особо выделить Великих Каппадокийцев (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского), свт. Григория Паламу, прп. Симеона Нового Богослова, прп. Серафима Саровского, прп. Силуана Афонского.

Согласно определению, данному Апостолом и евангелистом Иоанном Богословом, Бог есть любовь. Но Бог есть любовь не потому, что Он любит мир и человечество, то есть свое творение, – тогда Бог не был бы вполне Собой вне и помимо акта творения, не имел бы совершенного бытия в Себе, и акт творения был бы не свободным, но вынужденным самой «природой» Бога. Согласно христианскому пониманию, Бог есть любовь Сам в Себе, потому что бытие Единого Бога – это со-бытие? Божественных Ипостасей, пребывающих между собой в «вечном движении любви», по слову богослова VII века преподобного Максима Исповедника.

Учение о Святой Троице является основой христианства. По слову св. Григория Богослова, догмат о Святой Троице есть важнейший из всех христианских догматов. Св. Афанасий Александрийский определяет саму христианскую веру как веру «в неизменную, совершенную и блаженную Троицу».

Все догматы христианства покоятся на учении о Боге едином по существу и троичном в Лицах, Троице Единосущной и Нераздельной. Учение о Пресвятой Троице есть высшая цель богословия, поскольку познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте — значит войти в Божественную жизнь.

Христианское учение о святой Троице есть учение о Божественном Уме (Отце), Божественном Слове (Сыне) и Божественном Духе (Святом Духе) — Трех Божественных Лицах, обладающих единым и нераздельным Божественным Существом.

Бог обладает всесовершеным Умом (Разумом). Божественный Ум безначален и бесконечен, беспределен и неограничен, всеведущ, знает прошлое, настоящее и будущее, знает не существующее как уже существующее, знает все творения прежде их бытия. В Божественном Уме присутствуют идеи всего мироздания, присутствуют замыслы о всех тварных существах.»Все от Бога имеет свое бытие и существование, и все прежде бытия находится в Его творческом Уме», — говорит св. Симеон Новый Богослов. Божественный Ум предвечно порождает Божественное Слово, Которым Он творит мир. Божественное Слово есть «Слово Великого Ума, превосходящее всякое слово, так что не было, нет и не будет слова, которое выше этого Слова», — учит св. Св. Максим Исповедник.

Божественное Слово Всесовершенно, невещественно, беззвучно, не требует человеческого языка и символов, безначально и бесконечно, вечно. Оно всегда присуще Божественному Уму, рождается от Него извечно, почему Ум называется Отцом, а Слово Единородным Сыном. Божественный Ум и Божественное Слово духовны, ведь Бог нематериален, бестелесен, невещественен. Он есть Всесовершенный Дух. Божественный Дух пребывает вне пространства и времени, не имеет образа и вида, выше всякого ограничения. Его Всесовершенное Бытие беспредельно, «бестелесное, и не имеющее формы, и невидимое, и неописуемое» (св. Иоанн Дамаскин).

Божественный Ум, Слово и Дух всецело Личны, поэтому Они и названы Лицами (Ипостасями). Ипостась или Лицо есть личный способ бытия Божественной сущности, которая в равной мере принадлежит Отцу, Сыну и Святому Духу. Отец, Сын и Святой Дух едины по Своей Божественной природе или сущности, единоприродны и единосущны. Отец есть Бог, и Сын есть Бог, и Святой Дух есть Бог. Они совершенно равны по Своему Божественному достоинству.

Каждое Лицо обладает всемогуществом, вездеприсутствием, совершенной святостью, высочайшей свободой, несоздано и независимо от чего-либо тварного, нетварно, вечно. Каждое Лицо несет в Себе все свойства Божества. Учение о трех Лицах в Боге означает, что отношения Божественных Лиц для каждого Лица тройственны. Невозможно представить себе одно из Божественных Лиц без того, чтобы сразу не существовали два Других.

Отец есть Отец только в соотношении с Сыном и Духом. Что же до рождения Сына и исхождения Духа, то одно предполагает другое. Бог есть «Ум, Бездна Разума, Родитель Слова и чрез Слово Изводитель Духа, Который Его открывает», — учит св. Иоанн Дамаскин.

Само учение о Святой Троице есть учение «Ума, Слова и Духа — единой соприродности и божественности», как сказал о Ней св. Григорий Богослов. «Первый Ум Сущий, Бог единосущное в Себе имеет Слово с Духом соприсносущным, без Слова и Духа никогда не бывая» — учит св. Никита Студийский.

Для разъяснения тайны Святой Троицы святые отцы указывали на человеческую душу, являющуюся Образом Божьим.

«Ум наш — образ Отца; слово наше (непроизнесенное слово мы обыкновенно называем мыслью) — образ Сына; дух — образ Святого Духа», — учит святитель Игнатий Брянчанинов. — Как в Троице-Боге три Лица неслитно и нераздельно составляют одно Божественное Существо, так в троице-человеке три лица составляют одно существо, не смешиваясь между собой, не сливаясь в одно лицо, не разделяясь на три существа. Ум наш родил и не перестает рождать мысль, мысль, родившись, не перестает снова рождаться и вместе с тем пребывает рожденной, сокровенной в уме. Ум без мысли существовать не может, и мысль — без ума. Начало одного непременно есть и начало другой; существование ума есть непременно и существование мысли. Точно также дух наш исходит от ума и содействует мысли. Потому-то всякая мысль имеет свой дух, всякий образ мыслей имеет свой отдельный дух, всякая книга имеет свой собственный дух. Не может мысль быть без духа, существование одной непременно сопутствуется существованием другого. В существовании того и другого является существование ума».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *