Роль православия в современной России

Российская культура всегда находила достойное место, а также высокую оценку в мировой культуре, являясь ее неотъемлемой частью. Десять веков развития российской культуры в большей степени определялось глубоким духовным содержанием, нравственностью и историей верующего народа, чем модными веяниями из Европы.
Православие – это традиционная и культурообразующая религия на Русской земле с 988 года. Православие вплоть наших дней – духовно-нравственный стержень общества. Всегда оно формировало мировоззрение, характер людей, традиции, образ жизни, нормы и идеалы. Этика православия регулирует семейные, рабочие, общественные отношения.
Церковь – это то, что объединяет людей в будни и праздники, в годы лишений и упадка, а также в годы процветания и возрождения. У любого народа гражданские, общественные и национальные идеи неразрывно связаны с духовно-нравственными идеалами.
Каковы же идеалы православия? Истинно православный человек лоялен, терпим к другим вероисповедованиям, относительно равнодушно относится к материальным потерям. Общая идея православия – сиюминутная выгода не важна. Важно то, что превыше земного бытия. Учение Христа говорит об этом:
«…кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? И так будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:40, 42 – 48).
Русский народ проносит эти идеалы через все испытания – он сохраняет милосердие и терпение к каждому, независимо от того, кем он является.
Большой след в православии и его отношении с обществом оставило правительство и идеология, пришедшие после Октябрьской революции 23 января 1918 года. Тогда, после Декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», по сути, началось истребление православной веры. Война против верующих людей, священнослужителей, разрушение церквей, уничтожение икон и прочих ценностей.
Однако, православные традиции плотно укоренились в сознании русского человека. Именно поэтому православная религия все еще оставалась самой распространенной на территории советской России. В 90-х годах началось активное восстановление храмов и церквей, люди могли, не боясь, возвращаться в свою веру.
Православие – то, что образовало мораль, идею российского общества. Оно показывает, как важно проявлять благородство, гостеприимство, доброту и умение подчинять даже бытовые проблемы самым высоким духовным идеалам.

Большая часть россиян называет себя православными христианами.
Фото Владимира Суханова

В религиозной жизни современного российского общества в настоящее время параллельно сосуществуют две на первый взгляд противоположные тенденции.

С одной стороны, Церковь — один из самых авторитетных в обществе социальных институтов, и россияне в своем большинстве положительно относятся к религии. По данным опроса Агентства региональных политических исследований (АРПИ), проведенного 29 июня-2 июля 2000 г., Церковь оказалась на втором месте после президента по уровню доверия россиян, опережая СМИ, правительство и армию (респондентам был задан вопрос: «Какой организации, органу власти, институту общества вы доверяете в наибольшей степени? (выберите один вариант)»: 20% ответили — президент, 7% — Церковь, 5% — СМИ, 4% — правительство, 3% — армия, никому не доверяют — 37%, затрудняются ответить — 13%).

По данным опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), Церковь по крайней мере с лета 1993 г. (и до конца 1999 г.) занимала первое место среди социальных институтов по уровню доверия россиян, опередив президента и постоянно опережая армию.

По данным Института социально-политических исследований Российской академии наук (ИСПИ РАН) (1996-1999 гг.), Церковь и армия оспаривали друг у друга первое место (чаще лидировала армия) по уровню доверия россиян, значительно опережая по доверию губернаторов, профсоюзы и правительство.

По данным опроса Фонда общественного мнения (ФОМ), (22-23 января 2000 г.), Церковь оказалась на первом месте среди социальных институтов (президент не был в списке), вызывающих доверие (можно было дать любое количество ответов, Церковь назвали 21%, армию — 17%). Кроме относительно высокого доверия к Церкви, абсолютное большинство россиян празднует основные церковные праздники, например Пасху: по данным опроса ФОМ, проведенного в апреле 1998 г., 80% россиян ответили, что праздновали Пасху, и только 19% ее никак не праздновали; если учесть, что 7% опрошенных ФОМ относят себя к нехристианским религиям, то получается, что твердо нерелигиозные россияне составляют в РФ не более 12%.

По данным опроса, проведенного в сентябре 1999 г., центром «Российское общественное мнение и исследование рынка» (РОМИР), 11,2% россиян категорически не верят в существование Бога (даже в форме Высшей Силы или Высшего Духа), 12,5% опрошенных не видят истины ни в одной из религий, 15,2% считают, что Бог в их жизни абсолютно не важен. По данным мониторинга ВЦИОМ, в январе 1999 г. только 17,2% ответили, что не крещены, из них по крайней мере 3,5% — нехристиане, то есть абсолютно нерелигиозных и по данным ВЦИОМ оказывается около 13,5%. Итак, мы видим, что 80% россиян так или иначе считают Русскую Православную Церковь, русское православие для себя наиболее близкими из всех существующих в РФ Церквей и религий. То есть максимально возможная потенциальная паства РПЦ — 80% россиян. Но реальное количество прихожан РПЦ на порядок меньше, и тут мы подходим к рассмотрению второй тенденции развития религиозной жизни РФ — эта тенденция полностью противоположна первой.

По данным РОМИР (опрос в сентябре 1999 г.), чаще одного раза в неделю религиозные службы посещают 1% опрошенных, раз в неделю в среднем на службах присутствуют 2% респондентов, а раз в месяц — 6,6%, по большим церковным праздникам религиозные службы посещают 17,8% участников опроса, раз в год на религиозных службах присутствуют 13,7% россиян, а реже одного раза в год — еще 10,4% опрошенных, практически никогда или вообще никогда на службах бывают 48,3% респондентов. Таким образом, 60% россиян фактически не посещают церковь (ходят в церковь реже одного раза в год или вообще никогда не ходили) и лишь 2-3% россиян посещают церковь так, как принято было посещать церковь у наших предков. Из 2-3% посещающих церковь хотя бы раз в неделю лишь треть ходит ко причастию каждый раз, а двум третям, видимо, трудно выстаивать очередь за причастием в каждый свой приход в церковь. Хотя бы раз в месяц церковь посещают 6-10% россиян — это максимальное количество россиян, которых можно признать прихожанами РПЦ, так как приход в церковь 2-3 раза в год — это не совершение религиозного обряда, а скорее нечто вроде посещения «музея».

То есть прихожанами РПЦ являются 8-9 млн. россиян старше 18 лет, а из всех россиян — 10 млн. (из 145 млн. населения РФ, из которых 115 млн. так или иначе считают РПЦ «своей») регулярно (хотя бы раз в месяц) совершают важнейшие религиозные обряды (причащение) — 4 млн. россиян.

В опросе РОМИР 17,8% заявляют, что приходят в церковь только по большим церковным праздникам, и еще 9,6% посещают церковь хотя бы раз в месяц. Но большая часть тех, кто заявляет, что ходит в церковь только по большим праздникам, видимо, обманывают социологов, а может и самих себя: в апреле 1998 г. посетили пасхальную службу в церкви, по данным ФОМ, лишь 14% россиян. Если учесть, что Пасха — главнейший православный праздник, то даже с учетом некоторого количества православных, посетивших церковную службу на Рождество, но не посетивших на Пасху, количество россиян, посещающих церковь по важнейшим праздникам не превысит 20 млн.

Таким образом, у РПЦ в настоящее время имеется 10 млн. постоянных прихожан (посещают церковь хотя бы раз в месяц, они доверяют ей больше, чем какому-либо другому социальному институту) и еще 10 млн. потенциальных прихожан, посещающих Церковь только на Пасху или Рождество. При этом 95 млн. россиян ассоциируют себя с РПЦ, но не приходят на церковную службу даже на Пасху или Рождество и не совершают важнейших религиозных обрядов даже раз в год.

Почему же 95 млн. россиян, считая РПЦ «своей» Церковью, тем не менее не участвуют в церковной жизни? Ответ, как ни странно, прост: для них РПЦ — традиционная церковь их предков, но к современной жизни она не имеет почти никакого отношения.

В начале 90-х гг. ХХ века в российском обществе произошел всплеск интереса к религии, быть православным стало даже в какой-то мере модно. Но после взлета популярности какого-либо социального явления неизбежно следует спад интереса к нему, если только новое социальное явление не способствует решению реальных социальных проблем, реальному улучшению жизни людей. То, насколько РПЦ смогла удержать свою возросшую в начале 90-х популярность, можно судить по следующим данным.

По данным ВЦИОМ, уровень доверия россиян к Церкви, достигнув пика в 51,5% в феврале 1994 г., упал к сентябрю 1997 г. до 37,6%.

По данным ИСПИ РАН, с января 1996 г. по ноябрь 1999 г. доля россиян, доверяющих Церкви, упала с 32 до 26%, а доля не доверяющих ей выросла с 42 до 48%.

По данным АРПИ, с начала апреля 1999 г. по начало июля 2000 г. доля россиян, доверяющих Церкви в наибольшей мере (больше, чем какому-либо другому социальному институту), упала с 10 до 7%.

Итак, опросы различных социологических служб демонстрируют достаточно устойчивую тенденцию медленного падения популярности, авторитета Церкви в глазах общества в 1994-2000 гг. Это падение означает, что РПЦ не смогла стать участником реальной социальной жизни как политической, так и экономической. Что касается участия в политической жизни, то РПЦ не смогла занять сколько-нибудь определенной позиции даже по таким важнейшим политическим вопросам, как война в Чечне, импичмент Ельцину, назначение на пост премьер-министра близкого к секте «сайентологии» Сергея Кириенко, использование властью откровенно грязных технологий во время президентских выборов 1996 г. и думских 1999 г. Что же касается экономической жизни страны, то РПЦ не создала ни одного православного профсоюза (по примеру католических профсоюзов во многих странах Европы), ни одной крупной благотворительной организации по помощи бедным, безработным, бездомным, беженцам и т.п. Естественно, что россияне, не увидев в Церкви реального участника социальной жизни, начали постепенно терять к ней интерес.

Церковь не осознает, судя по всему, этой проблемы и продолжает молчать в ответ на такие антисоциальные реформы власти, как введение единого подоходного налога для богатых и бедных (когда подоходный налог для бедных вырастает с 12 до 13%, а для богатых падает с 25-30 до 13%), повышение возраста выхода на пенсию (в 65 лет), планируемая отмена многих социальных пособий и льгот (советник Путина по экономике Илларионов в интервью газете «Ведомости» прямо заявил, что лучше отменить, например, детские пособия, если у государства не хватает денег их выплачивать без задержек). Роль Церкви как защитницы народа от притеснений власти, как мне представляется, могла бы сыграть ту роль, которую ждет от нее народ, не говоря уже о том, что эта социальная ниша в РФ сейчас пустует.

Итак, Церкви, по моему мнению, для сохранения и увеличения своего влияния необходимо стать народной заступницей перед властью. А как считают россияне, народ? В чем они видят основной недостаток сегодняшнего положения Церкви, из-за чего ей не доверяют 48% опрошенных ИСПИ РАН в ноябре 1999 г.?

По данным опроса ЦИПКР (август 1998 г.), 29% россиян считают, что Церковь укрепила свои позиции за счет сближения с властью, а не хождения в народ, 15,4% считают, что из-за братания руководства Церкви с властью она «губит свой авторитет». В этом излишнем сближении Церкви и власти основная причина недоверия россиян к Церкви.

Такой вывод подтверждает и опрос ФОМ (22-23 января 2000 г.), во время которого наиболее часто встречающимся упреком в адрес Патриарха было обвинение в явной зависимости от правящей власти. «Он политик, он работает под вождя и власть, подстраивается», — отвечали некоторые респонденты на открытый вопрос. Однако при том, что 48%, когда им предлагают определить свое отношение к Церкви, говорят о недоверии, необходимо подчеркнуть, что это слабая степень недоверия, которую еще можно изменить и превратить в доверие, если Церковь захочет это сделать.

Опрос ФОМ от 22-23 января 2000 г. показал, что когда респондентам предоставляют список из 10 социальных институтов и предлагают указать те, которым они доверяют, а потом — из этого же списка — кому не доверяют (любое количество ответов), то о доверии к Церкви заявляют 21% (1-е место), о недоверии — 4% (последнее, 10-е место). Но о недоверии всем 10 социальным институтам заявляют 22%, о доверии всем — никто. То есть Церкви, по данным этого опроса, доверяют 21%, не доверяют 26%, но из 26% только 4% испытывают к ней твердое недоверие, а остальные 22% испытывают недоверие скорее не из-за того, что видят в Церкви какие-либо особые недостатки, а потому, что не видят особых достоинств. Такое отношение группы «мягко» недоверяющих вполне можно изменить, если Церковь станет активным участником социальной жизни России.

Православная Церковь в современной России находится в двойственном положении. Опираясь на собственные силы, на уже имеющуюся паству, она сейчас практически не может быть влиятельным социальным институтом. Выходов из этой ситуации может быть только два: искать поддержку у власти, поддерживая и обслуживая власть, или искать поддержку у народа, выступая в поддержку социальных гарантий и социальных программ для малообеспеченных, вмешиваясь в решение важнейших политических проблем (например, войны в Чечне). Пока Церковь скорее идет по первому пути, и он приносит РПЦ некоторые положительные результаты, но более продуктивным и перспективным может оказаться второй путь.

Роль православия в истории России.

Лопандина Надежда Павловна

г.Лебедянь

Русский человек ничего не знает выше христианства, да и представить не может … вникните в православие: это вовсе не одна только церковность и обрядность, это живое чувство, обратившееся у народа нашего в одну из тех основных живых сил, без которых не живут нации.

Ф.М.Достоевский

Православная вера на протяжении более чем тысячи лет играла и играет ключевую роль в развитии русской культуры и русского государства. В 988 году было произведено крещение Руси новгородским и киевским князем Владимиром Крестителем (Красное Солнышко) с целью формирования русского государства и его укрепления. В результате на русских землях распространилась славянская письменность, книги и грамотность, новейшие на то время строительные технологии, иконопись и фресковая живопись. Православие серьёзно смягчило нравы и стало органичной частью народной жизни и государственного устройства, а также заложило основу для превращения разрозненных славянских, финских и тюркских племён в единую русскую нацию. Культура России исторически формировалась под воздействием Православия, и все ее сферы глубоко связаны с Православием. Являясь исторически ядром традиционной российской культуры, православная культура тесно связана с национальными культурами многих народов России в их историческом развитии и современном состоянии.

В федеральном «Законе о свободе совести и религиозных объединениях», в преамбуле признается особая роль Православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры. Далее говорится об уважении к другим конфессиям, которые составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России. «Закон о свободе совести и религиозных объединениях» принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации, то есть, одобрен всей многонациональной и многоконфессиональной Россией, признавшей особую роль Православия в своей истории.

С конца Х века Православие становится духовно-нравственным стержнем общества, формируя мировоззрение, характер русского народа, культурные традиции и образ жизни, этические нормы, эстетические идеалы. Христианская этика в течение веков регулирует человеческие отношения в семье, быту, на производстве, в общественных местах, определяя отношение россиян к государству, людям, предметному миру, природе. Законодательство и международные отношения также развиваются под сильным влиянием Православной Церкви.

Огромное влияние сыграло православие в жизни известных полководцев: святой князь Александр Невский — является неотъемлемой частью русской патриотической традиции.

Всем известный факт, что преподобный Сергий Радонежский благословил князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой, а монахи Троице-Сергиевой Лавры участвовали в том же сражении. Куликовская битва стала началом превращения Древней Руси в Великую Россию.

Суворов – само воплощение России, всех духовно – нравственных ценностей и глубинных смыслов русской православной цивилизации! В Суворове скрыт цивилизационный код России и генетический код её будущих побед! Суворовская «Наука побеждать» должна стать духовной основой воспитания всех граждан России.

Если рассматривать недалекое прошлое, а именно середину двадцатого века, то во время Великой Отечественной Войны Русская Православная Церковь принимала активное участие в обороне нашей Родины. И это далеко не полный список примеров, в которых православие сыграло большую роль.

Значимость и влияние православной культуры в обществе не исчерпывается сферой духовной жизни. В рамках православной культурной традиции в её историческом развитии сформировался уникальный цивилизационный феномен — православный образ (уклад) жизни. Это область культуры и повседневного быта миллионов россиян на протяжении десятков поколений, межличностных и гражданских отношений, устойчивых стереотипов социального поведения, ставших неотъемлемой частью российской действительности. Большая часть нашего национального культурного наследия, выраженного в материальной культуре российского народа — исторические здания и сооружения, материальные памятники истории и культуры, предметы повседневного быта и производства, народного творчества, искусства и т.д. принадлежат православной культуре или несут её отпечаток.

В нравственной области православие дало русскому народу живое, и глубокое чувство совести, мечту о праведности и святости. Отсюда же характерный для русского народа дух милосердия и всенародного, бессословного и сверхнационального братства, сочувствие к бедному, слабому, больному, угнетенному и даже преступнику, отсюда наши богадельни, больницы и клиники, создававшиеся на частные пожертвования. Православие воспитывало в русском народе тот дух жертвенности, служения, терпения и верности, без которого Россия никогда не победила бы своих врагов и нe построила бы своего земного жилища.

2016 год – год тысячелетие Русского Афона. Русский Афон является неразрывной и важной составляющей наследия Святой Горы в Греции как вселенской сокровищницы. Влияние Святой Горы на духовное становление Руси играло решающую роль на протяжении её тысячелетней истории. Говоря о Русском Афоне, нельзя не сказать об одном из величайших святых XX века — преподобном Силуане Афонском. В этом году православный мир отметит 150 – летие со дня рождения святого подвижника. Молитвенник за весь мир, ярчайший светильник Святой Горы минувшего столетия, преподобный схимонах Силуан родился в России, в семье благочестивого крестьянина Ивана Антонова в селе Шовском. Долгие годы духовной жизни на Афоне сделали из него великого подвижника. «Редкой силы воля — без упрямства; простота, свобода, бесстрашие и мужество — с кротостью и мягкостью; смирение и послушание — без униженности и человекоугодия — это был подлинно человек, образ и подобие Бога» , — писал ученик и биограф старца архимандрит Софроний Сахаров.

Преподобный Силуан Афонский стал одним из духовных предстателей за Россию, которая в то нелегкое время переживала эпоху страшных гонений на Церковь Христову.

Русский историк Николай Иванович Костомаров писал:

Варварский склад общественной жизни изменяется с принятием христианской религии, с которой из Византии — самой образованной в те времена державы — перешли к нам как понятия юридические и государственные, так и начала умственной и литературной деятельности. Принятие христианства было переворотом, обновившим и оживотворившим Русь и указавшим ей историческую дорогу.

07 Окт 2007, 17:10

В современном обществе роль религии очень незначительна. Как правило, человек живет вне церкви и находится в неведении в отношении церковных канонов и устоев.

В современном обществе роль религии очень незначительна. Как правило, человек живет вне церкви и находится в неведении в отношении церковных канонов и устоев.

В обществе, а в особенности в молодежной среде, имеют место националистические лозунги и настроения, существование насилия в некоторых социальных институтах (армия, места лишения свободы), безоговорочная авторитарность и диктатура руководителей и начальников, неполноценность семей, высокий уровень преступности, сексуальная распущенность, самоубийства, рост алкоголизма и наркомании среди молодежи, подмена жизненных ценностей, а зачастую их полное отсутствие, деморализация общества. Все это стало результатом изоляции духовного воспитания общества на протяжении многих десятилетий и создания определенного вакуума в сознании людей, который заполняется оккультизмом.
Сегодня преобладает религиозная неграмотность, что порождает существование огромного количества сект, востребованности разного рода псевдопсихологов, гадалок и знахарей; веры в различного рода силы, символы, талисманы, суеверия, аномальные явления; создания и возношения идолов и кумиров. Отношение к религии в молодежной среде чаще является данью и уважением к вере, религии и традициям своих народов и редко находит истинное понимание веры в Бога.
Большой рост верующих среди населения наблюдался на рубеже 90-х годов после прекращения гонений церкви, возрастания роли церкви в государстве и обществе и в настоящее время продолжает увеличиваться. Начинают складываться и зарождаться отношения между церковью и социальными институтами общества. Появилось понимание положительной роли церкви в государственном развитии. Постепенно начинают формироваться истинные ценности и среди молодежи, снижается количество разводов, увеличивается рождаемость.
Надо заметить, что более высокая рождаемость наблюдается в тех регионах, где сохраняется высокая роль религии в обществе, а политические и экономические показатели развития данных регионов случае не являются преобладающими.
Проводимые в последние годы социологические исследования динамики религиозности показали, что в России проявляется бурный рост религиозности и столь же бурное разрушение атеизма. Наиболее рельефно эти процессы проявляются в быстром и внушительном росте религиозных объединений в современном российском обществе. В тоже время следует отметить противоречивость этих процессов, существует разрыв между верой в Бога (как состоянием сознания) и культовым поведением (как выражением этой веры). Социологические исследования показали, насколько огромен этот разрыв — на территории бывшего СССР в начале 90-х годов в Бога верили 40% россиян, при этом регулярно посещали богослужения не более 8%.
В России сегодня не существует официальной статистики членства в религиозных организациях: закон запрещает требовать от граждан заявлений о религиозной принадлежности. С точки зрение социально пассивной религиозности, в масштабах всей России наиболее заметны две конфессиональные традиции — православие и ислам. С точки зрения активного социального волеизъявления верующих, можно выделить три больших конфессиональных массива (Русская Православная Церковь, другие христиане, мусульмане), а также религиозные меньшинства и новые религиозные объединения.
Русская Православная Церковь на территории России имеет 74 епархии, 7,4 тыс. приходов. По социологическим данным, верующих, сознательно вовлеченных в церковную дисциплину — 2,5-3% от всего населения. Относительно стабильно посещают храмы около 7%. Называют себя православными почти 50% населения, но без постоянной вовлеченности в церковную жизнь.
Мусульмане не имеют единой структуры, в России зарегистрировано свыше 40 духовных центров и управлений. Число явных и потенциальных мусульман достигает 15%, хотя практически верующих, по социологическим данным, — 3-4% всего населения. При этом следует заметить, что у мусульман переход от пассивной религиозности к активной значительно проще, чем в православии.
Из других христианских конфессий в России действуют:
Православные других юрисдикций: Российская Православная Свободная Церковь (цент в Суздале), отделившаяся в 1991 г. от Русской Православной Церкви, — 7епархий, 103 прихода. Истинно-Православная Церковь (катакомбная), образовавшаяся в результате разрушения централизованной структуры Церкви в 1927 г., — 4 центра, 50 зарегистрированных общин (есть незарегистрированные).
Старообрядцы (разных толков) — 5 центров, 177 общин, есть и незарегистрированные.
Римско-католическая Церковь — 2 епархии, 204 общины.
Протестантские конфессии — 2 тыс. зарегистрированных и до 1,5 тыс. незарегистрированных общин, общая численность до 1 млн. относительно активных членов. В отличие от православия членство в общинах сознательное и фиксированное (свыше 90% баптистов и пятидесятников — этнические русские).
Кроме того, на территории России действуют другие религиозные организации:
Религиозные меньшинства, имеющие исторические корни, но незначительное количество последователей: иудеи — 3 центра, 82 общины, буддисты — 7 центров и 135 общин, толстовцы — 2 общины, духоборы — 2, молокане — 16, трезвенники — 5, язычники — 12, зороастрийцы — 2 общины, многие секты (как скопцы и хлысты) существуют без регистрации.
Новые религиозные объединения: отечественного происхождения (церковь Виссариона — 8 общин, «богородичники” — 9); и привнесенные из-за рубежа, наиболее крупные, — «Свидетели Иеговы”, «Общество сознания Кришны” и Церковь объединения Муна.
Россия конституционно гарантировала всем гражданам свободу совести и вероисповеданий. Это создало широкую правовую основу для реализации мировоззренческих позиций и установок отдельных индивидов и их различных социальных общностей — семейных, территориальных, национальных и т.д. В этих условиях резко усилилась активность религиозных организаций и традиционных для России (православных, католических, иудаистских, мусульманских, буддийских), и нетрадиционных.
Важной проблемой современности является разложение и деформация общественного сознания, которые подрывают духовное здоровье, а затем психическое и физическое, происходят во всех его сферах.
Газеты, радио, телевидение сообщают об НЛО, инопланетянах, космической энергии, которая питает экстрасенсов, колдунов, ясновидящих, телепатов. Почетное место даже в солидных периодических изданиях заняла — астрология, астрологические прогнозы. В сознание доверчивых людей настойчиво внедряются различные мифы, мистические и полумистические представления, поощряются вера в сверхестественные силы, покорность их влиянияю. Отрицательное влияние на психическое здоровье, нравственное и интеллектуальное здоровье населения оказывает широкое распространение и пропаганда через СМИ оккультизма и мистицизма в форме «белой» и «черной» магии, колдовства, парапсихологии. Повышению уровня внушаемости и тревожности с увеличением предрасположенности к болезненным формам реагирования способствует также популяризация через СМИ различных суеверий, веры в домовых, леших, вампиров, нечистую силу, привидения. Этому же способствует показ фильмов ужасов (триллеров). Все чаще в практике психиатров и психотерапевтов встречаются пациенты с навязчивыми и сверхценными идеями «порчи» и «сглаза», которые с помощью СМИ культивируются среди населения. «Снимаю порчу и сглаз», «Приворожу». Подобные рекламные объявления можно встретить в различных СМИ, которые стали не очень разборчивыми и руководствуются прежде всего коммерческими соображениями.
Таким образом происходит процесс массовой невротизации населения с повышением уровня тревожности, мнительности, готовности к страху, эмоциональной неустойчивости.
Еще одной формой общественного сознания, которая используется для манипулирования людьми с помощь СМИ, является религия. Речь не идет о свободе совести, вероисповедания. Эти общечеловеческие свободы и ценности не подлежат сомнению. Каждый человек волен свободно выбирать себе убеждения и веру. Однако религиозная вера не должна ему навязываться. Она не должна широко и громко, как это делается сейчас зарубежными проповедниками, пропагандироваться через СМИ. Широкая пропаганда религиозных и оккультных учений, фактическая эпидемия иррационализма и антиинтеллектуализма с одновременным вытравливанием научного мировоззрения из общественного сознания способствуют активизации деятельности религиозных деструктивных сект, наводнивших Россию.
Некоторые СМИ предоставляют им теле- и радиоэфирное время, как это было с печально известной деятельностью японской секты «Аум Синрике». Деструктивные религиозные секты: «Белое братство», «Аум Синрике», «Богородичный центр», «Свидетели Иеговы», «Виссарион», «Церковь Христа» и другие часто оказывают отрицательное влияние на психическое и интеллектуальное здоровье молодежи в процессе богослужений, литургий, инициаций, медитаций.
Через механизм развития состояний измененного сознания, через механизмы психического внушения, заражения, подражания, к которым предрасположена молодежь, секты формируют психологическую зависимость от них молодых людей, погружение в мире иллюзий, фантазий, однобокого, превратного представления о жизни, о мире. Формируется жесткая зависимость от лидера секты, готовность выполнить любые его установки и указания. В сектантской деятельности применяются, в том числе с помощью СМИ, приемы массовой гипнотизации, коллективного внушения с воздействием на подсознание. Используются приемы кодирования и программирования, которые применяются в психотерапевтической практике лечения алкоголизма, ожирения и других болезненных состояний. В результате могут развиваться расстройства личности, формируются патологические изменения личности, сопровождающиеся ее деформацией и нередко разрушением. Личность вступившего в деструктивную религиозную секту неузнаваемо меняется. Такой человек выпадает из семьи, из учебной деятельности, иногда бросает работу.
Несмотря на судебные процессы над «Белым братством» и «Аум Синрике», деятельность этих сект полностью не прекращена. Остальные беспрепятственно осуществляют свою деятельность на территории России, на канонической территории православия, сея религиозную рознь, выступая открыто против православия. Преследуется цель раздробления духовного пространства России, подрыва ее духовных корней, разрушения единства народа за счет навязывания им чуждой веры, чуждого мировоззрения. В условиях духовного и мировоззренческого вакуума и «застоя» эта цель может быть реализована.
Среди прочих причин роста религиозности были и причины, связанные с особенностями переходного состояния общества: снижение жизненного уровня большинства населения, нарастание в различных группах настроений неуверенности, незащищенности и тревожности. В такой социально-психологической среде быстро возрастает уровень доверия к церкви, к религиозным организациям, происходит переориентация значительных масс населения с атеистического мировоззрения на религиозное или эклектическое, соединяющее в себе элементы веры и безверия. Чаще всего этот процесс связан не с глубоким осознанием сущности религиозных учений, а с принятием внешних, нередко показных форм религиозной атрибутики (ношение креста, приобретение книг и икон, посещение богослужений и т.д.). Религиозная вера воспринимается многими как реабилитационное средство в условиях социально-экономического кризиса и нестабильности. Разумеется, на рост числа верующих повлияла и легитимизация религии и церкви, что позволило открыто проявлять свою религиозность, ранее скрываемую. Но религиозная идентификация нововерующих чаще всего оказывается результатом не религиозной, а светской культуры, следствием спонтанных духовных поисков и устремлений индивидов, ищущих надежной опоры в изменяющемся, находящемся в глубоком кризисе современном обществе.
Своеобразие современной религиозной ситуации в стране заключается в том, что с ростом приверженцев определенных конфессий, растет число людей, склоняющихся к принятию веры как таковой, они верят не в Бога, а в сверхъестественные силы. Часть из них идентифицирует себя с православием, католицизмом или другими традиционными для России конфессиями, но в большинстве своем — это люди с неопределенным, эклектическим мировоззрением, с повышенным интересом к восточным религиозным учениям, к спиритизму, парапсихологии, астрологии.
С точки зрения мировых религий и священных писаний – подобные настроения в обществе являются показателем низкого уровня религиозной грамотности. Верующие очень бережно относятся к жизни и простым человеческим ценностям. На протяжении веков истинно верующие люди отличались грамотностью и высоким уровнем культуры, уважением к окружающим, трудолюбием, высоким уровнем жизни, многодетностью и долголетием. Это объясняется в первую очередь тем, что дар жизни среди верующих является вечным, высшей ценностью и наградой от Бога. Религии учат и наставляют человека жить полноценной жизнью. Они оказали огромное влияние на формирование менталитета народов, качество их жизни и культуру.
Подводя итог вышесказанного можно говорить о том, что несмотря на усилия традиционных конфессий роль религии в современном обществе остается незначительной. Развитие в России духовного воспитания и возрастания роли церкви должно способствовать моральному выздоровлению общества и укреплению государства.

УДК 2-1

РОЛЬ РПЦ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

О.А. Богданова

DOI 10.18522/2072-0181-2019-97-1-25-31

Каждое общество нуждается в системе мировоззренческих универсалий, которые организуют в целостную систему различные культурные феномены. Именно они формируют ценностные ориентации определенного типа культуры. Однако в результате политики деидеологизации в постперестроечный период эти универсалии были разрушены. Возникла ситуация мировоззренческой неопределенности. Ее преодоление многие ученые и политики связывают с возрождением православия, которое должно стать духовно-нравственной основой современного российского общества. Суть данной позиции весьма четко раскрывает В.К. Кантор: «Одна из основных сегодняшних идейных установок, связанных с проблемой самоидентификации постсоветской России — это полное и безоговорочное принятие православия государством и политиками как центральной несущей опоры, основной идеологической силы страны» *. В связи с этим возникает закономерный вопрос: «Обрело ли православие роль духовного лидера в современной России?»

Существует весьма значительный массив литературы, в которой анализируются различные аспекты религиозной ситуации в постсоветской российской культуре. Анализ роли РПЦ в постперестроечной России представлен в трудах патриарха Кирилла, митрополита Иллариона, митрополита Иоанна, протоиерея Зноско-Боровского, диакона А. Кураева, а также таких светских исследователей, как А.В.Алексеев. К. Каариайнен, Д.Е. Фурман, И.Г. Каргина, А.А. Кыржелев, Р.Н. Лункин, Л.Н. Митрохин,

* Подобная позиция содержится и в статье К. Ка-ариайнена, Д.Е. Фурмана «Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиозности)», где речь также идет о полном принятии православия различными политическими силами и в статье Р.Н. Лункина .

Н.П. Поливаева, Ю.Ю. Синелина, С.Б. Филатов, А. Щипков, Е.С. Элбакян и др.

Вместе с тем в литературе, посвященной анализу роли православия в современной российской культуре, сформировались две взаимоисключающие позиции. Одни исследователи утверждают, что для нашей культуры характерен религиозный ренессанс, процесс десекуляриза-ции, проявляющийся в возрастании роли РПЦ, обретающей духовное лидерство. Так, Р.Н. Лункин, выражая сущность данного подхода, пишет: «Восприятие религии в общественном сознании России основывается на четко определенном наборе понятий. К ним относится представление о православности большинства россиян, об абсолютном авторитете Русской православной церкви, а также о том, что Россия — это православная страна, которая сохранила традиционную культуру в отличие от либеральной Европы . Сторонники противоположной точки зрения полагают, что в современной российской культуре происходит углубление процесса секуляризации, обосновывая это тем, что число истинно верующих православных весьма незначительно, религиозность россиян является поверхностной, а потому их интерес к православию можно рассматривать лишь как дань моде. Известный специалист в области социологии религии Ю.Ю. Синелина следующим образом характеризует религиозность россиян: «Самоидентификация респондентов, называющих себя православными, но при этом слабо знающих догматику, мало посещающих церковь, редко причащающихся, чаще всего объясняется тем, что они выбирают конфессиональную принадлежность в соответствии национальной

Богданова Оксана Александровна — доктор философских наук, профессор кафедры философии и культурологии Ростовского государственного экономического университета, 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 69, e-mail bogdanova-oxana.al@ yandex.ru, т. 8(863)2613814.

культурой» .* В подлинной православности россиян сомневается также диакон А. Кураев и в связи с этим утверждает: «В какой стране мы живем? Слишком часто приходится со страниц церковных изданий слышать несомненное: православная Россия…85 % населения нашей страны православно-крещенные люди.Крещенных действительно много. а вот сколько из них христиан? На Страстной Седмице в Москве причащается не более 500 тысяч человек. Да ведь будь в Москве 85 % православных, разве была бы здесь почва для процветания тысяч «прорицательниц» и «целительниц»?» .

Неоднозначность оценки роли РПЦ в постсоветской культуре делает актуальным объективный анализ ее влияния в социуме. Реализация данной цели предполагает исследование адекватности отнесения себя россиян к последователям православия, а также рассмотрение динамики воздействия РПЦ на современную российскую культуру.

Для того чтобы выявить реальный потенциал влияния РПЦ в постсоветском обществе, необходимо определить количество истинных приверженцев православия. К их числу можно отнести только тех россиян, которые являются воцерковленными, т. е. регулярно посещают церковь, знают содержание христианского вероучения, а главное, в своей жизни руководствуются христианскими ценностями.

Данные о количестве православных в современной России достаточно противоречивы. Как утверждают иерархи РПЦ, «более 80 % нынешнего населения России — это верующие» . В то же время возникает вопрос об адекватности отнесения респондентами себя к последователям православия и РПЦ. В данном контексте большой интерес представляют статистические данные, которые приводит православная служба «Среда», проводившая в 2012 г. опросы «Атлас религий и национальностей» Данное исследование показало, что, если задавать вопрос: «Являетесь ли вы православным и принадлежите ли к Русской православной церкви?», а не просто общий вопрос: «Принадлежите ли вы к православию?», то на этот вопрос положительно ответили около 40 % респондентов, что значительно снижает цифру 80-90 % абсолютного православного большинства .

В то же время динамика социологических опросов и данных МВД показывает, что число

* Подобная позиция в оценке религиозности современных россиян содержится в работах Н. Митрохина и С. Филатова .

воцерковленных россиян весьма незначительно по сравнению с количеством тех, кто называет себя православными. Так, по итогам социологического исследования 2007 г. причащались несколько раз в год — 6 %; раз в год и реже -10 % респондентов. Менее 1 % участников опроса принимали причастие раз в неделю; 1 % — раз в месяц. Совсем не причащаются 83 % респондентов .

Социологические исследования последних лет обнаружили отсутствие положительной динамики роста числа воцерковленных граждан России. Об этом ярко свидетельствует число россиян, принимавших участие в пасхальной службе, по данным МВД. В 2008 г. их было 7 млн чел.; в 2009 — 4,5; в 2012 -7,1; в 2013 г. -4 млн чел. В 2016 г. в главном церковном событии года принимали 4 млн верующих, что составляет 2,7 % населения РФ .

При этом религиозность тех, кто считает себя православными, оказалась весьма сомнительной. Так, по данным Е.Б. Ивушкиной, в существование живого личного Бога верили 18 %; в загробную жизнь — 24; в воскресение мертвых -10 % респондентов, считающих себя православными . Приведенные данные свидетельствуют о том, что многие россияне, относящие себя к последователям православной веры, понятия не имеют об основных догматах христианства.

В то же время о том, что даже не все посещающие богослужение являются действительно православными, свидетельствует тот факт, что многие воспринимают православные таинства как магию и, совершая определенные действия, ожидают искомый результат. Представляется, что для многих россиян характерно восприятие христианства, как близкого к язычеству, в соответствии с которым, для того чтобы Бог оказал помощь, нужно принести ему жертву. Поэтому они строят свои отношения с Богом по типу языческих. Ты — мне хорошую работу, удачную карьеру, состоятельного спутника жизни, а я -тебе поставлю свечку, куплю икону, пожертвую храму.

Незнание современными россиянами христианского вероучения приводит к совмещению в их сознании христианства и различного рода фрагментов из других религий. К примеру, один и тот же россиянин верит и в христианского Бога, и в переселение душ, и размышляет, какая у него карма, и увлекается йогой, и посещает гадалку, и пытается подключиться к информационному полю. При этом он абсолютно искренне считает себя православным христианином. Та-

ким образом, различные картины мира причудливо сочетаются в мировоззрении одного человека. Поэтому о современном россиянине можно с равной степенью справедливости утверждать, что он верит во что угодно, или, что он ни во что не верит, т. е. для граждан постсоветской России характерна мировоззренческая неопределенность. Однако подобная мировоззренческая всеядность имеет лишь очень косвенное отношение к подлинной религии, исповедуемой официальной церковью, ибо «вера в Бога, которая легко сочетается с верой в колдовство и магию и плохо — с верой в загробную жизнь, очень мало говорит о реальном содержании сознания, ибо одно и то же слово «Бог» может означать едва ли не всё, что угодно» .

Понятно, что люди, толком не знающие христианского вероучения, не могут строить свою жизнь в соответствии с христианскими ценностями. В данном случае показательно то, что, хотя считается, что в 90-е годы происходит возрождение православия, но в это же время формируется примат ценностей, чуждых православному вероучению. В статье Т.А. Рассадиной «Трансформация традиционных ценностей россиян в постперестроечный период» речь идет о том, что в 1996-1999 гг. начинают преобладать» ценности материального, прагматического характера»^, с. 97]. Ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Л.Г. Бызов отмечает, что в постсоветской культуре у россиян начинают преобладать такие качества, как «черствость, жадность, готовность ради денег перешагнуть через нормы морали, хамство и цинизм» . Очевидно, что данные ценности весьма далеки от христианских.

Таким образом, данные социологических исследований обнаруживают, что православие не оказало существенного влияния на эволюцию ценностных ориентаций россиян. Аксиологические предпочтения граждан РФ гораздо в большей степени были обусловлены рыночными отношениями, порождавшими культ золотого тельца, право сильного и жестокость к слабым и неимущим, т. е. антихристианские по своей сути ценности.

В то же время снижение влияния РПЦ в современном российском обществе выражается в возникновении критического отношения к ней со стороны определенных политических сил. В 90-е годы РПЦ поддерживали практически все политические партии. Демократы-западники поддерживали религию в противовес коммунистической идеологии и потому, что страны

Запада христианство почитают. С других позиций православие поддерживали «антизападники-националисты, поскольку видели в нем основу русской самобытности, национальную веру» .

Однако в современной России отношение различных политических сил к РПЦ далеко неоднозначно. Сложная внутриполитическая обстановка, а также возрастание внешних угроз обусловливают необходимость для государства поиска союзника в лице РПЦ. Вследствие этого существует полное и безоговорочное принятие государством православия как центральной несущей опоры, основной идеологической силы страны. РПЦ defacto приобретает характер государственной церкви. Российское государство проводит политику, направленную на придание церкви все более высокого официального статуса. По мнению ряда исследователей, «власть постоянно артикулирует значимую роль православия как одной из составляющих «особой национальной идентичности»» . К числу православных ценностей, способствующих укреплению государственности, Н.П. Поливаева и А.В. Алексеев относят «авторитаризм, приоритет общественного над личным, патриотизм, особый русский путь (избранность)» . Данные ценности составляют основу концепции «Русского мира», важнейшими элементами которой является авторитарная модель управления государством, будь то монархия или президентская республика. В то же время такую форму управления государством, как демократия в церковной среде, называют одной из «форм богоборчества, или демонократией» .

Предстоятель РПЦ Патриарх Кирилл всемерно поддерживает действующего президента, называя его правление «Божьим чудом», а также проводит молебны после инаугурации президента, что воспринимается россиянами как одобрение его деятельности церковью.

В то же время, если государство по-прежнему весьма активно поддерживает РПЦ, то политика либералов-западников по отношению к ней существенно изменилась по сравнению с девяностыми годами прошлого столетия, что выражается в формировании у них весьма негативного отношения к ней.

Прежде всего, российские либералы критикуют коммерческую деятельность РПЦ, которая, как они утверждают, безмерно обогащается, что не соответствует христианскому учению. В августе 2012 г. в российском журнале либерального направления «РБК» была опубликова-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

на статья «Бизнес, на котором поставлен крест», в которой подверглась критике коммерческая деятельность РПЦ. Как утверждает автор статьи: «Годовой оборот Фонда ХХС … не превышает 40 млн рублей. Правда, еще 372 млн Фонд, по информации газеты «РБК daily», должен получить в текущем году из столичного бюджета. Коммерческие же доходы всех подконтрольных РПЦ предприятий, по самым скромным подсчетам, тянут на 600 млн рублей, а стоимость их активов приближается к 2,3 млрд» . Эта тема остается для данного издания весьма актуальной и в последующие годы. Так, в 2016 г. журналистами РБК был опубликован материал, в котором, в частности, утверждалось: » РПЦ -это гигантская корпорация со своими доходами и расходами. На что тратит деньги РПЦ практически неизвестно. Прибыль церкви не облагается налогами, притом, что только в 2014 г. она составила 5,6 млрд руб. .

Весьма часты обвинения РПЦ со стороны либералов и в том, что она проводит политику клерикализации культуры. С позиции авторов либерального направления, свидетельством кле-рикализации является введение в общеобразовательных школах с четвертого класса курса «Основы религиозных культур и светской этики»; принятие Федерального закона от 30 ноября 2010 №327-Ф3 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности; проведение взаимных консультаций комитетов Государственной Думы РФ и РПЦ в процессе подготовки и принятия законов; внедрение в армию института штатных военных священников; отражение религиозной символики в государственных символах . Как утверждают авторы, разделяющие данную точку зрения, «отмеченные процессы клерикализации не в полной мере соответствуют положениям ст.14 Конституции, в которых Российская Федерация провозглашена светским государством, лишенным религиозного влияния» .

Сторонники либерального направления также критикуют РПЦ за то, что реформы, проводимые в ней в последние годы привели к отказу от принципа соборности, в результате чего возникла жесткая вертикаль власти, в то время, как в православной церковной традиции предполагалось участие «всего народа Божия в управлении Церковью и в выборах Патриарха». Как утверждают критики нововведений, в результате церковных реформ последних 25

лет миряне и рядовые священники фактически лишены возможности влиять на церковную жизнь .

В то же время наблюдаются тенденции возрастания критического отношения к РПЦ и со стороны рядовых россиян. Об этом свидетельствуют результаты социологического исследования ВЦИОМ 2015 г., в котором анализируется изменение оценок россиян о роли религии за 25 лет. В частности, в нем приводятся следующие данные: «К распространению веры россияне относятся сегодня хуже, чем четверть века назад. Так, если в 1990 г. с тем, что рост религиозных убеждений пойдет на пользу общества в целом соглашалось большинство опрошенных (61 %), то сегодня — только треть (36 %)» . В то же время количество тех, кто говорит о вреде распространения религиозных убеждений, увеличилось с 5 % в 1990 г. до 23 в 2015 . О достаточно негативных тенденциях в отношении россиян к РПЦ можно судить и по результатам социологических исследований Левада-Центра, представленных в статье «Влияние РПЦ на общество усиливается, но это вызывает недовольство». По приведенным в ней данным, в России с 2005 по 2017 гг. с 42 до 28 % снизилось число граждан, считающих, что РПЦ должна влиять на общественную жизнь. Сейчас 14 % не определились по этому поводу, а 58 % выступили однозначно против такого влияния .

Снижение влияния РПЦ в современной российской культуре обусловлено также тем, что демократизация российского общества в постперестроечный период привела к плюрализации религиозности в постсоветской России, что выражается в широком распространении нетрадиционных религиозных движений. Причем определить точное количество их приверженцев весьма сложно. Как отмечает Р.Н. Лункин: «НРД прочно заняли свое место среди духовной части западного и российского общества. Фактически последователями НРД можно назвать до 90 % населения страны, поскольку большинство граждан подвержено фобиям, надеждам, любопытству к чему-то окккультному, стереотипам, связанным с астрологией, загробной жизнью, астральным миром.Лишь малая часть людей встраивается в более или менее структуирован-ные НРД от простых клубов, семинаров и групп до вертикальных органицаций с дисциплиной и авторитарным лидером во главе .

Важной причиной того, что они теснят православие, является то, что ценности, проповедуемые многими нетрадиционными культами,

современными католицизмом и протестантизмом, радикально модернизировавших христианское вероучение, гораздо ближе к тем ценностям, которые соответствуют реалиям социума, чем ценности православия.* Ведь православие постулирует примат духовного, а в постперестроечный период сформировалось общество потребления, ценности которого откровенно диссонируют с православными.

Подводя итоги исследования различных точек зрения о месте РПЦ в современной российской культуре, можно сделать о том, что они грешат односторонностью и потому не отражают реального положения РПЦ в современной российской культуре. Прежде всего, это относится к утверждению о клерикализации российского общества. Учитывая, что в научном смысле под клерикализмом понимается государственное устройство, в котором служители Церкви выполняют государственные функции, в то время как в РФ Церковь, согласно Конституции, отделена от государства. Представляется, что происходит не клерикализация культуры, а попытки государства использовать православие для укрепления государственности. Причем, эти попытки, как было показано ранее, не дают позитивного результата, а в определенной мере отталкивают россиян от церкви. В то же время недостаточно обоснованными являются утверждения о духовном лидерстве РПЦ, поскольку большинство россиян, считающих себя православными, в действительности таковыми не являются. На наш взгляд, доказательством того, что РПЦ не обрела роль духовного лидера, является даже не незначительное количество воцерковленных россиян, а то, что подавляющее число россиян в своей жизни руководствуются отнюдь не православными ценностями.

В то же время роль РПЦ в российской культуре не является статичной. Ее влияние в обществе представляет собой сложный динамический процесс, характеризующийся различными и часто противоположными векторами развития. Представляется, что влияния РПЦ будет тем значительнее влияния других религиозных конфессий и культов, чем более родственными будут ценности, доминирующие в современной культуре и ценности православия. Если принять положение о том, что в постсоветской России доминируют ценности гедонизма, а уровень доходов является единственным критерием оценки

* Об адаптации ценностей западного христианства к обществу потребления подробнее см. .

человека, то как быть с ситуацией, когда православие в большей степени призывает к аскетизму и заботе не о материальном, а о спасении души? Вследствие этого разрыв между традиционными христианскими ценностями и аксиологическими предпочтениями россиян будет углубляться, и граждане России с неизбежностью будут обращаться к тем культам, ценности которых окажутся ближе к ценностным ориентациям, преобладающим в обществе. Только сближение ценностей православия и светской культуры, а не административные меры со стороны государства смогут реально способствовать укреплению влияния православия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Кантор В.К. Русское православие в имперском контексте: конфликты и противоречия // Вопросы философии. 2000. № 7. С. 3-22.

2. Каариайнен К., Фурман Д.Е. Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиозности) // Вопросы философии. 1997. № 6. С. 35-53.

5. Митрохин Н.А. Русская Православная Церковь: современное состояние и актуальные проблемы. М.: Новое литературное обозрение, 2004. 648 с.

6. Филатова С.Б. Послесловие. Религия в постсоветской России. М.-СПб.: Летний Сад, 2002. 488 с.

7. Кураев А. Христианство на пределе истории. М.: Изд-во Троицкое слово, 2002. 848 с. С. 567568.

8. Православная газета . URL: URL :www.orthodox.etel. ru/2002/02/dobro/htm

11. Ивушкина Е.Б. Роль науки в демифологизации общественного сознания. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2010. 260 с. С. 233.

13. Рассадина Т.А. Трансформация традиционных ценностей россиян в постперестроечный период // Социологические исследования. 2006. № 9. С. 94-105.

14. Бызов Л. Переосмыслить себя // Литературная газета. 2009. № 49. С. 3.

16. Священник Филипп Парфенов. Монолог церковного либерала // Православие и мир. 2012. янв. С. 2-3.

17. Телегина Н. Бизнес, на котором поставлен крест // РБК. 2012. № 8. С. 14-20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

19. Агафонова А.А. Реализация принципа светского государства в России: современное состояние и перспективы развития // Вестник Томского государственного университета. Проблемы публичного права. 2012. №. 2. С. 5-10.

20. Картушина Р.Ф. Клерикализация современного российского государства и общества: конституционно правовые аспекты // Молодой ученый. 2018. № 3. С. 123-126.

1. Kantor V.K. Voprosy filosofii, 2000, no. 7, pp. 3-22.

2. Kaariaynen K., Furman D.E. Voprosy filosofii, 1997, no. 6, pp. 35-53.

8. Pravoslavnaya gazeta , available at: URL: www.orthodox.etel. ru/2002/02/do-bro/htm.

13. Rassadina T.A. Sotsiologicheskie issledovaniya, 2006, no. 9, pp. 94-105.

14. Byzov L. Literaturnaya gazeta, 2009, no. 49, p. 3.

15. Polivaeva N.P., Alekseev A.V. Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel ‘skiy zhurnal. Politicheskie nauki, 2016, no, 6, pp. 129-133.

16. Svyashchennik Filipp Parfenov. Pravoslavie i mir, 2012, January, pp. 2-3.

17. Telegina N. RBK, 2012, no. 8, pp. 14-20.

19. Agafonova A.A. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta, 2012, no. 2, pp. 5-10.

20. Kartushina R.F. Molodoy uchenyy, 2018, no. 3, pp. 123-126.

22. Vliyanie RPTs na obshchestvo usilivaetsya, no eto vyzyvaet nedovol ‘stvo [The influence of the ROC on

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23. Bogdanova O.A., Plotnikova T.V Naucnaa mysl’Kavkaza, 2017, no, 2, pp. 27-32.

11 марта 2019 г.

УДК 297.1

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ИСЛАМСКОГО

РЕФОРМИСТСКОГО ДИСКУРСА В ИРАНЕ: АЛЬТЕРНАТИВА М. М. ШАБЕСТАРИ И А. СОРУША

Д.В. Мухетдинов

DOI 10.18522/2072-0181-2019-97-1-31-42

Иранская конституционная революция 1905-1911 гг. была одним из первых позитивных ответов на вызовы, брошенные мусульманским государствам колониальной системой. Отчасти она явилась следствием достаточно ощутимого влияния на поколение реформистски настроенных интеллектуалов со стороны одного из основоположников исламского модернизма Джамалуддина ал-Афгани (1839-1897), который проживал в Персии в 1887, 1889, 1891 гг. Ал-Афгани призывал как религиозные, так и нерелигиозные силы объединиться в общей борьбе против колониальной экспансии. В своем призыве он подчеркивал необходимость именно позитивного ответа западным державам, отвергая реакционные формы традиционализма. Мусульманам следует вернуться к изучению философии, включиться в научный поиск и реорганизовать политические, социальные, экономические институты — такой была в общих чертах программа ал-Афгани, которую можно рассматривать как одну из первых теорий «коренизации современности» — разработку собственного проекта модер-

Мухетдинов Дамир Ваисович — кандидат политических наук, ректор Московского исламского института, 109382, г. Москва, пр. Кирова, 12, профессор Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета, 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, 11, e-mail: dmukhetdnov@gmail.com.

Веру следует познавать в свете науки, ибо только тогда она освобождается от предрассудков и суеверий. Когда наука отделяется от нее, вера окаменевает, застывает и превращается в слепой фанатизм.

М. Мутаххари

на, не связанного с механическим перенесением западных реалий на инородную почву. Именно из Персии его влияние стало распространяться и дальше — в Индию и Египет*, способствуя разработке новых интерпретационных подходов к Корану и Сунне. На сегодняшний день невозможно отрицать огромное влияние ал-Афгани на весь исламский реформистский дискурс.

В целом конституционному движению не удалось избавить Персию от колониальной зависимости от Российской империи и Великобритании. По сути оно потерпело крах еще в 1908 г. Лишь серия модернизационных реформ первого представителя пехлевийской династии Резы-шаха Пехлеви привела к частичному ограничению влияния иностранных держав на иранскую политику. Будучи сторонником радикально

* Хотя он посетил Египет раньше и длительное время проживал там, во многом именно благодаря своему успеху в Иране он стал по-настоящему влиятельной фигурой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *