Ассоль диктант

Тогда Циммер взмахнул смычком — и та же мелодия грянула по нервам толпы, но на этот раз полным, торжествующим хором. От волнения, движения облаков и волн, блеска воды и дали девушка почти не могла уже различать, что движется: она, корабль или лодка — всё двигалось, кружилось и опадало.

Но весло резко плеснуло вблизи неё; она подняла голову. Грэй нагнулся, её руки ухватились за его пояс. Ассоль зажмурилась; затем, быстро открыв глаза, смело улыбнулась его сияющему лицу и, запыхавшись, сказала: — Совершенно такой.

— И ты тоже, дитя моё! — вынимая из воды мокрую драгоценность, сказал Грэй. — Вот, я пришёл. Узнала ли ты меня?

Она кивнула, держась за его пояс, с новой душой и трепетно зажмуренными глазами. Счастье сидело в ней пушистым котёнком. Когда Ассоль решилась открыть глаза, покачиванье шлюпки, блеск волн, приближающийся, мощно ворочаясь, борт «Секрета», — всё было сном, где свет и вода качались, кружась, подобно игре солнечных зайчиков на струящейся лучами стене. Не помня — как, она поднялась

зья, за любовь»… — В её простоте, ликуя, развёртывалось и рокотало волнение.

Не помня, как оставила дом, Ассоль бежала уже к морю, подхваченная неодолимым ветром события; на первом углу она остановилась почти без сил; её ноги подкашивались, дыхание срывалось и гасло, сознание держалось на волоске. Вне себя от страха потерять волю, она топнула ногой и оправилась. Временами то крыша, то забор скрывали от неё алые паруса; тогда, боясь, не исчезли ли они, как простой призрак, она торопилась миновать мучительное препятствие и, снова увидев корабль, останавливалась облегчённо вздохнуть.

Тем временем в Каперне произошло такое замешательство, такое волнение, такая поголовная смута, какие не уступят аффекту знаменитых землетрясений. Никогда ещё большой корабль не подходил к этому берегу; у корабля были те самые паруса, имя которых звучало как издевательство; теперь они ясно и неопровержимо пылали с невинностью факта, опровергающего все законы бытия и здравого смысла. Мужчины, женщины, дети впопыхах мчались к берегу, кто в чём был; жите-

ТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Т.Г. Борисова, ORCID Ю: 0000-0002-2827-5351

Ставропольский государственный педагогический институт,

г. Ставрополь, Россия

Т.Б. Кузнецова, ORCЮ iD: 0000-0003-0094-3845

Ставропольский государственный педагогический институт,

г. Ставрополь, Россия

УДК 811.161.Г373.2

ОНОМАСТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО ФЕЕРИИ А. ГРИНА «АЛЫЕ ПАРУСА»

Статья посвящена исследованию проблемы номинации героев в лингвокультурной парадигме, рассмотрению понятия ономастического пространства художественного текста. Имя собственное в художественном тексте часто служит ключом к целостному восприятию произведения, пониманию поступков героев.

На материале феерии А. Грина «Алые паруса» изучены принципы построения ономастического пространства текста, охарактеризованы и описаны его компоненты (антропонимы, топонимы, мифонимы и т.д.) и их взаимосвязи. Также проведены параллели между образом героя и его онимом, определены принципы создания имени и изучена его этимология; рассмотрены символичность имен, их ассоциативные связи с темой, идеей, системой образов произведения, выделены связующие звенья между полями ономастического пространства текста.

Ключевые слова: ономастика, ономастическое пространство художественного текста, оним, антропоним, топоним, карабоним, поле.

Введение. Изучение ономастического пространства того или иного произведения является важным компонентом анализа любого художественного текста, так как подбор автором имен своим героям вовсе не случаен, он подчинен общей идее произведения, композиции и часто является основополагающим в понимании сути художественного текста.

Известный имяслов П.А. Флоренский писал: «Во многих случаях вдохновение знает, что делает, -не только протекает с необходимостью, но и отдает себе отчет в своей необходимости. Это относится, может быть, по преимуществу, к именам. И писатели не раз отмечали в себе и в других эту функцию имени — как скрепляющего свода замка» . Исследование комплекса имен собственных художественного произведения предполагает погружение в ономастическое пространство текста.

Под ономастическим пространством мы понимаем «сумму имен собственных, которые употребляются в языке данного народа для наименования реальных, гипотетических и фантастических объектов» . Таким образом, в ономастическое пространство художественного произведения нами

включена совокупность всех онимов, которые функционируют в изучаемом тексте. В процессе анализа ономастического пространства важно не только вычленение всех онимов, раскрытие их характеристик и роли в создании образов героев, но и определение взаимосвязи между ними.

Создавая ономастическое пространство произведения, писатель подбирает либо конструирует не только личные имена, но и все компоненты ономастического пространства. Он знает характеры, занятия, душевные и физические качества персонажей. И в данной ситуации имя не может не установить связи с уже известными свойствами персонажа и задачами произведения. Эти связи могут оказаться многоплановыми и разнообразными, но они не всегда специально запланированы, осознанно введены автором. Имя в художественном произведении может сказать больше, чем задумал писатель .

Произведения А. Грина в языковом аспекте еще не до конца изучены: в достаточной мере не исследованы теоретические аспекты этого вопроса, не определено и не описано ономастическое пространство его сочинений, что предполагает их дальнейшее исследование. Данная проблема релевантна для развития русской ономастики, что требует ее детального лингвистического осмысления.

Результаты и дискуссия. Феерия «Алые паруса» вышла в свет в 1923 году, хотя черновые наброски делаются А. Грином еще в 1916-1917 годах, что дает основание некоторым исследователям интерпретировать это произведение как революционное, хотя сам автор говорил, «что мечта может иметь только один цвет — алый. Гордый, «совершенно чистый, как алая утренняя струя, полный благородного веселья и царственности» цвет» .

Произведения А. Грина объединяет общее топонимическое пространство, которое условно было названо Гринландией (уже после смерти Грина). И «Алые паруса» в этом плане не исключение.

Ономастическое пространство феерии включает в себя довольно значительное количество онимов (73) для такого небольшого по объему произведения, которые были нами, с одной стороны, разделены по принципу реального/виртуального существования имен собственных, а с другой стороны, — с точки зрения традиционной ономастической типологии (антропонимы, топонимы, гидронимы и т.д.).

В результате анализа мы пришли к выводу, что 44 онима представляют виртуальное пространство художественного произведения (Ассоль, Каперна), а 29 онимов отражают реальную действительность (Кромвель, Лиссабон).

Таким образом, вымышленных онимов почти в полтора раза больше, чем реально существующих. Из ирреальных онимов больше всего личных имен, которые этимологически восходят к совершенно разным языкам.

Например, Ассоль — вымышленное имя, произошло оно, скорее всего, от испанского «el sol», т.е. солнце, что наиболее правдоподобно, т.к. образ солнца архетипичен в этом произведении и повторяется в различных образах и символах. Сам автор словами сказочника Эгля приводит следующее определение имени: «Оно так странно, так однотонно, музыкально, как свист стрелы или шум морской раковины: что бы я стал делать, называйся ты одним из тех благозвучных, но нестерпимо привычных имен, которые чужды Прекрасной Неизвестности?» .

Имя отца Ассоль Лонгрен — вымышленное и, скорее всего, составлено из двух основ: long (англ.) «длинный», «высокий» и «грен», что отсылает нас к фамилии автора Грин — в английском Green, т.е. зеленый. Можно предположить, что в образе Лонгрена выступает сам автор, заложив в данный оним определенные идентифицирующие маркеры (собственную фамилию и рост).

Еще одним двойником автора в произведении является сказочник Эгль, образ которого тоже, по нашему мнению, является воплощением самого автора. В этом имени присутствует ассоциация с латинским словом ego, т.е. «я», что дает основание именно для этой версии (хотя возможно, что оним восходит к литовскому слову «egle» — ель).

Имя одного из отрицательных героев феерии Меннерса создано по типу скандинавских. По-видимому, оно образовано от англ. men (мужчина) и при помощи типичного словообразовательного

средства «ерс». Автор намеренно обезличивает героя, наделяя его только гендерной и национальной принадлежностью, и показывает тем самым, что бездушный персонаж не заслуживает имени.

Имя сына МеннерсаХин также имеет отрицательное ассоциативное значение. Оно, по всей видимости, восходит к сокращенному названию хинина — хин — лекарственное средство, обладающее вяжущим эффектом, при передозировке может стать ядом.

Некоторые антропонимы, используемые в тексте, напоминают прозвища. Например, Польдишок -погребщик в доме Грэев. Имя вымышленное, восходящее, скорее всего, к гипокористическому имени Польдиот Леопольд (от древнегер. смелый). Тем не менее можно допустить, что в этом имени прослеживается связь с местом, в котором этот персонаж находился (Пол — Польдишок, льди — холод).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также можно предположить, что прозвищем является оним Гоп — так зовут капитана первого судна, на которое попал Артур Грэй. В русском языке «гоп» — междометие, обозначающее поощрительный возглас при прыжке. Возможно, Грин хотел отметить этим именем стремительное начало «морского пути» Артура, символически указывая на одобрение. По этому же принципу образовано имя шустрого матроса на корабле Артура Грэя Летика. В основе имени лежит повелительная форма глагола лететь с частицей -ка (лети-ка). Давая это говорящее имя, автор тем самым указывает на проворность данного героя.

Следует отметить, что автор намеренно разделяет антропонимическое поле главных героев на одно-компонентный мир Ассоль и двухкомпонентный мир Артура Грэя, т.е. все герои, окружающие Ассоль, имеют одно именование (Меннерс, Филипп, Лонгрен, Мери), а персонажи, окружающие Артура Грэя, имеют два элемента (Лилиан Грэй, Джон Грэй). Тем самым, по нашему мнению, автор намеренно разделяет два ономастических и литературных плана.

Герои, окружающие Артура Грэя, носят вполне реальные имена, отражающие европейские модели номинации, но тем не менее А. Грин и в них вкладывает символическое значение. Например, Лионель Грэй — отец Артура — от фран. Leon — лев. Обладатель этого имени флегматичен и невозмутим. Лилиан Грэй — мать Артура — от лат. Lilium — или цветущая. Обладательница этого имени амбициозная, волевая: «Знатная дама, чье лицо и фигура, казалось, могли отвечать лишь ледяным молчанием огненным голосам жизни, чья тонкая красота скорее отталкивала, чем привлекала, так как в ней чувствовалось надменное усилие воли, лишенное женственного притяжения, — эта Лилиан Грэй» .

Одинаковое начало имен родителей Артура Грэй дает основание предполагать, что автор хотел показать их единство в происхождении, поведении, отношении к сыну, который оказался совсем не похож на них. Помимо этого, оба имени восходят к французской номинативной традиции, и оба символа имен присутствуют во французской королевской геральдике (на монаршем флаге изображен и лев, и лилия). Можно предположить, что тем самым автор хотел натолкнуть нас на мысль о восхождении рода Артура Грэя к королевской французской семье.

Имя главного героя Артур (от лат. Artus — сила, мощь) также не лишено аристократизма. Наиболее древнее упоминание этого имени связано с королем Артуром. Скорее всего, именно эта ассоциация легла в основу номинации главного героя, тем более в сочетании с довольно распространенной английской или шотландской фамилией Grey (от англ. серый).

Упоминание в произведении предков Артура Грэя подтверждает мысль о том, что их род восходит и к английским, и к французским корням. Так, Джон Грэй — предок Артура Грэя — также получил реальное распространенное английское имя Джон — эквивалент имени Иван, т.е. тем самым автор указывает и на английские корни главного героя.

Симеон Грэй — прадедушка Артура Грэя — имел реальное имя еврейского происхождения, обозначающее «услышанный», которое получило распространение во французской ономастической традиции. Скорее всего, А. Грин вложил в этого персонажа ассоциативную связь с «началом рода» Грэев. Симеон — в Библии родоначальник одного из колен израилевых.

Многие герои феерии имеют имена, соответствующие различным европейским традициям именования. Например, Мери — мать Ассоль — получила наиболее распространенное английское имя, эквивалентное русскому имени Мария, которое восходит к еврейскому «горькая», по другой версии — «любимая». Бетси — служанка в доме Грэев — частотное английское имя, краткая форма от имени Элизабет, вполне соответствует статусу этого персонажа. Джим — конюх, за которого хотела выйти замуж Бетси, -также распространенное английское мужское имя.

Фамилия Циммер является самобытным памятником немецкой культуры, образована от аналогичного прозвища. Оно же, скорее всего, восходит к средневерхненемецкому слову zimmer, которое в переводе означает «древесина». Вполне вероятно, что прозвище Циммер относится к так называемым «профессиональным» именованиям, содержащим указание на род деятельности человека: возможно, предок современного носителя фамилии Циммер был плотником.

Атвуд — фамилия боцмана на «Секрете» — довольно распространенная английская фамилия.

В результате исследования антропонимического поля феерии «Алые паруса» мы пришли к выводу, что А. Грин в своем произведении использовал очень много вымышленных «говорящих» имен, символически отражающих основную идею произведения. Эти имена гармонично переплетаются с реальным европейским именником, что свидетельствует о желании автора показать реальность существования героев его произведения.

Топонимическое пространство феерии также представлено ирреальными и реальными топонимами. Наибольший интерес вызывают вымышленные онимы, т.к. они имеют смысловую нагрузку и выполняют помимо номинативной функции эмоционально-стилистическую, экспрессивную.

Например, Каперна — название города, вблизи которого жила Ассоль, — вызывает прямую ассоциацию с Капернаумом, городом древней Палестины, жителям которого, по евангельскому преданию, Иисус предрек суровую участь за нечестивость (Евангелие от Матфея, гл. II, строфы 20, 23, 24). Мученичество Ассоль в Каперне завершается осуществлением ее мечты, многократно осмеянной капернца-ми. Появление снаряженного Грэем алого корабля поистине вершит над неверием капернцев некий страшный суд: «Мужчины, женщины, дети впопыхах мчались к берегу, кто в чем был… наскакивали друг на друга, вопили и падали». Единственной возможной верой человека феерия провозглашала веру в мечту, осуществляемую другим человеком .

Лисс — этот топоним наталкивает читателя на ассоциативную связь с городом Лиссабоном. В подтверждении этому отметим, что оба эти города являются портовыми.

Кассет — название города восходит к именованию французского города Сет, также портового, как и вымышленный город. Архетипически в это название входит имя древнегреческого бога ярости Сета, который почитался как защитник солнца-Ра. В этом случае опять прослеживается связь ономастического пространства с образом солнца.

Дубельт — этот оним восходит к названию мелкой голландской монеты в 5,5 копеек серебром во второй половине XIX века.

Устье Лилианы — гидроним созвучен с именем матери Артура Грэя, что указывает на двойственность номинации антропонимии и топонимии в исследуемом произведении.

Реальное топонимическое пространство включает в себя названия стран Америка, Франция, Китай; названия городов Ванкувер, Лиссабон, Шанхай.

Сочетание реальных и виртуальных топонимов дает возможность читателю представить, что герои А. Грина существуют на самом деле и живут в реальном топонимическом пространстве.

Особо следует выделить в этом произведении карабонимы — названия кораблей, — т.к. в заголовке произведения мы встречаем именно этот тип онимов. Как и главный герой Артур Грэй проходит череду превращений на пути к мечте (к солнцу), так и его корабль подвергается внешним изменениям, а название — номинативным метаморфозам: паруса из белых становятся алыми, а корабль из «Секрета» превращается в «Алые паруса». Помимо этих именований, мы встречаем такие карабонимы, как «Орион», «Лукреция», «Бигль», «Ансельм», «Фицрой», «Палермо», названия которых восходят либо к личным именам, либо к топонимам, что соответствует международной традиции номинации кораблей.

Заключение. В статье были исследованы особенности имен собственных в произведении Александра Грина «Алые паруса». В результате мы пришли к выводу, что ономастическое пространство феерии включает в себя как реальные антропонимы и топонимы Мэри, Джон, Лиссабон, Шанхай, так и ирреальные Ассоль, Грей, Менерс, Лисс, Каперна. Корпус имён собственных, используемых в художественном тексте А. Грином, отражает особенности менталитета и культурного развития личности. Отбор имён собственных для конкретных художественных текстов осуществлялся писателем мотивированно, в соответствии с замыслом, и демонстрировал отношение к имени как носителю особой информации и скрытого смысла, который читатель должен найти самостоятельно.

Антропонимы в пространстве художественных текстов А. Грина приобретают коннотации в соответствии с авторской интенцией. Точность в выборе и использовании имен собственных относится к идиостилевым чертам А. Грина. Анализ поэтики онимов в произведениях Грина «Алые паруса» позволяет отметить, что выбор автором языковых и стилистических средств, в особенности в сфере поэтони-мии, обусловливается и жанром произведения.

Список литературы

3. Грин А. Алые паруса // http://ilibrary.ru/text/1845/p.1/index.html.

5. Карпенко Ю.А. Имя собственное в художественной литературе // Филологические науки. 1986. № 4. С. 34-40.

6. Ковский В.Е. Романтический мир А. Грина. М.: Наука, 1969. 295 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Михайлов В.Н. Специфика собственных имен в художественном тексте // Филологические науки. 1987. №6. С. 78-82.

11. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. М.: Просвещение, 1973.

12. Супрун В.И. Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал. M.: Перемена, 2000. 172 с.

13. Успенский Л. В. Слово о словах. Ты и твоё имя. Л., 1962. 598 с.

15. Флоренский П.А. Имена. М.: «Издательство АСТ», 2001. 336 с.

Борисова Татьяна Григорьевна, доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и литературы, Ставропольский государственный педагогический институт, г. Ставрополь, Россия, e-mail: ddis@bk.ru

Кузнецова Татьяна Борисовна, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы, Ставропольский государственный педагогический институт, г. Ставрополь, Россия, e-mail: kuznecova_t@list.ru

Для цитирования: Борисова Т.Г., Кузнецова Т.Б. Ономастическое пространство феерии А. Грина «Алые паруса» // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2017. № 3. С. 157163.

ONOMASTIC SPACE OF A. GRIN’S EXTRAVAGANZA «ALYE PARUSA»

Tatyana G. Borisova, ORCID iD: 0000-0002-2827-5351

Stavropol State Teacher Training Institute, Stavropol, Russia

Tatyana B. Kuznetsova, ORCID iD: 0000-0003-0094-3845

Stavropol State Teacher Training Institute, Stavropol, Russia

Key words: onomastics, onomastic space of a literary text, onym, anthroponym, toponym, field.

3. Grin A. Alye parusa // http://ilibrary.ru/text/1845/p.1/index.html.

5. Karpenko Yu. A. Imya sobstvennoe v hudozhestvennoi literature // Filologicheskie nauki, 1986, no 4, s. 34-40.

6. Kovskiy V.E. Romanticheskiy mir A. Grina, M.: Nauka, 1969, 295 s.

8. Mihailov V.N. Spetsifika sobstvennyh imyon v hudozhestvennom tekste // Filologicheskie nauki, 1987, no 6, s. 78-82.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

11. Superanskaya A.V. Obschaya teoriya imeni sobstvennogo, M.: Prosveschenie, 1973.

13. Uspenskiy L.V. Slovo o slovah. Ty i tvoyo imya, L., 1962, 598 s.

15. Florenskiy P.A. Imena, M.: Izdatelstvo ACT M, 2001, 336 s.

T. r. 50PUC0BA, T. 5. KУЗHEЦOBA

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *