Грусть и тоска

Cтраница 1 из 2

Основной принцип слитного и раздельного написания – выделение на письме слов. Части слов пишутся слитно, слова разделяются пробелами. Применение этого правила затрудняется тем, что в языке не всегда четко противопоставлены сочетания слов и целостные слова (например, сочетания с частицей не и слова с приставкой не?, сочетания существительных с предлогами и наречия, образовавшиеся из таких сочетаний).

Основные правила настоящего раздела делятся на общие и относящиеся к отдельным частям речи.

Общие правила

Следующие разряды слов пишутся слитно

1. Слова с приставками, например:

а) с русскими приставками: безаварийный, бескассовый, вдольбереговой, внеурочный, внутривидовой, воззвание, выбежать, дочитать, закричать, межбиблиотечный, междуцарствие, наибольший, неспециалист, неприятный, небезынтересный, небесталанный, недочеловек, недопонимать, низложить, обезлесеть, обессилить, окололитературный, пасынок, посильнее, послеперестроечный, прародина, предыстория, призвук, противостоять, сверхчеловек, сверхдальний, соредактор, средиземный, суглинок, чересполосица, чрезмерный;

б) с приставками иноязычного происхождения: алогичный, авантитул, антициклон, антиисторический, архиважно, гиперинфляция, демонтаж, дезинтеграция, диспропорция, имморальный, интернациональный, инфраструктура, иррациональный, контрнаступление, метаязык, парапсихология, постсоветский, протоистория, реэвакуация, субпродукты, суперлайнер, трансконтинентальный, ультралевый, экстерриториальный, экстраординарный.

Слова с приставкой экс- в значении ‘бывший’ (экс-чемпион, экс-советский и т. п.) пишутся через дефис. Так же пишется слово контр-адмирал, где приставка контр- имеет особое значение.

Слитно пишутся также сложные слова с начальными частями, русскими и иноязычными, близкими к приставкам, например: всепрощение, всеобъемлющий, ежемесячный, инопланетянин, инонациональный, лженаука, лжесоциалистический, общенародный, общепризнанный, полумесяц, полусладкий, полулежать, полушутя, самодостаточный, самолечение; панамериканский, квазинаучный, псевдоготика, псевдонародный.

2. Сложные слова, первая часть которых совпадает с формой числительного (двух-, трёх-, пяти- и т. п.), а также слова с первыми частями дву-, тре-, много-, мало-, например: двухмесячный, трёхтонка, четырёхпроцентный, пятиугольный, шестиэтажный, семимильный, восьмигранник, девятибалльный, десятиборье, одиннадцатилетка, двенадцатичасовой, двадцатитонный, тридцатиградусный, сорокавёдерный, пятидесятилетие, девяностолетие, столетний, двухсотрублёвый, полуторагодовалый, полуторасталетний, двоевластие, троеперстие; двусторонний, треногий, многочлен, многоступенчатый, малолюдье, малоснежный, малопривлекательный .

3. Сложные слова с первой иноязычной (интернациональной) частью, кончающейся на гласную. Перечень основных таких частей сложных слов:

• с конечными а, е, и : авиа-, дека-, мега-, медиа-, тетра-; теле-; деци-, милли-, поли-, санти- .

Примеры: автобиография, автозавод, агропочвенный, астрофизика, аудиотехника, аэровизуальный, барокамера, бензомоторный, биосфера, велотрек, виброизмерительный, видеотехника, гектоватт, гелиогравюра, геополитика, гетеротрансплантация, гидротурбина, гомосексуальный, дендропарк, зооветеринарный, изобары, изотермический, километр, кинофильм, космовидение, макромир, метеослужба, микробиология, микроЭВМ, монокультура, мотогонки, невропатолог, нейропсихический, неореализм, ортоцентр, палеоазиатский, пиротехника, пневмосклероз, порнофильм, психолингвистика, радиоактивный, радиоприёмник, ретромода, сейсмостойкий, социокультурный, спектропроектор, стереоэффект, термостойкий, турбогенератор, фитопланктон, фонохрестоматия, фотоаппарат, эвакогоспиталь, экзотермический, экосистема, электроёмкий, эндотермический, энергоёмкий;

авиапочта, авиахимический, декаметр, мегарелъеф, медиакомпания, тетразамещённый; телеобъектив, телефильм, телеКВН, телеуправляемый; дециграмм, милливольт, поливалентный, поливитамины, сантиграмм;

• с двумя и более такими частями: аэрофотосъёмка, гидрогеохимический, метеорадиозонд, радиотелеуправление, спектрогелиограмма, фотокиносъёмочный, электрорадиооборудование; автомотовелогонки, астроспектрофотометрия, палеофитогеографический.

4. Сложные слова с первой частью, оканчивающейся на я, например: времяисчисление, времяимпульсный, имятворчество, семядоля, семяочистителъный, себялюбие, себялюбивый.

Следующие разряды слов пишутся через дефис

3. Парные конструкции, состоящие из слов с первой частью полу-, например: полугород-полудеревня, полунемец-полурусский, полусказка-полубыль, полусон-полуявь; полувоенный-полугражданский, полунасмешливый-полусочувствующий, полушутя-полусерьёзно, полулёжа-полусидя.

Между частями таких парных конструкций возможна (в некоторых синтаксических условиях: при перечислении, обособлении) и запятая, например: Прими собранье пестрых глав, / Полусмешных, полупечальных… (П.); Ее глаза – как два тумана, / Полуулыбка, полуплач (Забол.).

Если в таких конструкциях количество обозначается цифрами, между ними ставится не дефис, а тире, например: человек 12–15; ей лет 30–35; рублей 200–300; это было году в 1950–1951-м.

6. Сложные слова с первой частью – буквенной или звуковой аббревиатурой, например: УКВ-передатчик, МВ-печь, ВИЧ-инфекция, ДНК-содержащий .

Имена существительные

Нарицательные имена

Следующие разряды существительных пишутся слитно

1. Существительные, слитное написание которых определяется общими правилами: слова с приставками и начальными частями типа лже-, полу-, само-, сложные слова с первой частью, совпадающей с формой числительного, сложные слова с начальными частями типа авто-, авиа- , сложные слова с первой частью, оканчивающейся на -я, например: сверхчеловек, лженаука, трёхтонка, авиаудар, биосфера, семядоля .

2. Сложносокращенные слова, например: артобстрел, военврач, госторговля, загранпаспорт, запчасти, киберпространство, компартия, машбюро, натуроплата, пединститут, политэмигрант, соцреализм, спецвыпуск, спецПТУ, стенгазета, танцплощадка, трансагентство, хозтовары; колхоз, профорг, комсомол, торгпредство, эсминец.

3. Сложные существительные с соединительными гласными о и е, например: водопровод, земледелец, лесостепь, птицеферма, овощехранилище, новостройка, южноамериканцы, звукообраз, силлаботоника; с двумя и более начальными компонентами: лесоторфоразработки, пароводоснабжение, стекложелезобетон, газоводонефтенасыщение.

4. Сложные существительные с первой частью на -и или -ь, совпадающей с формой повелительного наклонения глагола: болиголов, вертихвостка, вертишейка, вырвиглаз, горицвет, держидерево, держиморда, косисено, скопидом, сорвиголова, шумиголова, грабьармия. Исключение: перекати?поле.

5. Существительные, образованные от пишущихся через дефис собственных имен (состоящих из двух частей с начальными прописными буквами), например: аддисабебцы, алмаатинцы (от Аддис-Абеба, Алма-Ата ), буэносайресцы, йошкаролинцы, костариканцы, лосанджелесцы, ньюйоркцы, ореховозуевцы, уланудэнцы, устькаменогорцы (названия жителей городов и государств); сенсимонизм, сенсимонист (от Сен-Симон ).

6. Сочетания с пол- форм род. падежа существительных (а также порядковых числительных в функции существительных), если эти формы начинаются с согласной буквы, кроме л, например: полбутылки, полведра, полдома, полметра, полчаса; полвторого, полдесятого, полшестого и т. п.

Следующие разряды существительных и сочетания существительных пишутся через дефис.

1. Сочетания двух существительных, в которых первая часть обладает самостоятельным склонением:

в) сочетания с однословными приложениями, предшествующими определяемому слову, например: старик-отец, красавица-дочка, умница-сын, герой-лётчик, мудрец-писатель, проказница-мартышка, самодурка-мачеха, трудяга-следователь, профан-редактор, пройдоха-управляющий. Такие приложения носят оценочный характер.

К ним относятся также:

а) сочетания названий нот со словами диез, бемоль, бекар: до-диез, соль-диез, ми-бемоль, ля-бемоль, ля-бекар и т. п.;

б) сочетания с первыми частями брутто, нетто, соло: брутто-вес, нетто-баланс, соло-вексель и т. п.;

в) названия производственных марок и изделий типа Ту-104, Ил-18 .

3. Сложные слова с несклоняемой первой частью, выраженной существительным в именительном падеже единственного числа, имеющим окончание, например: ага-хан, горе-охотник, луна-парк, чудо-богатырь, эхо-импульс .

Сюда относятся также термины с названиями греческих букв в качестве начальных элементов, например: альфа-частица, бета-распад, гамма-излучение, дельта-древесина, каппа-фактор, лямбда-характеристика, сигма-функция, тета-ритм .

Из этого правила имеется много исключений. Слитно пишутся по традиции все названия химических соединений такого строения, например: бромацетон, бутилкаучук, винилацетилен, метилбензол, метилкаучук, хлорацетон, хлорбензол, этилбензол, этилцеллюлоза. Примеры других слитных написаний: вымпелфал, костьутиль, лотлинь, планкарта, фальцаппарат, четвертьфинал, штормтрап, ялбот .

6. Следующие группы существительных, образуемых с соединительными гласными:

Слова экстерриториальный и экспатриация, где приставка экс- имеет другое значение, пишутся слитно. Так же пишутся музыкальные термины обертон и унтертон.

Исключения: зюйдвестка, пингпонгист, сальтоморталист, шахермахерство, яхтклубовец.

Во всех прочих случаях слитное или дефисное написание существительных регламентируется в словарном порядке.

Группы существительных сходного строения, пишущихся и через дефис, и слитно.

1. Сложные существительные, в которых первая часть представляет собой:

а) полную основу самостоятельно употребляющегося существительного, имеющего в именительном падеже единственного числа окончание (ненулевое);

б) усеченную основу самостоятельно употребляющегося существительного или прилагательного.

Примеры дефисных написаний:

а) адмиралтейств-коллегия, кают-компания, мануфактур-коллегия, почт-директор, пресс-атташе, яхт-клуб ;

Примеры слитных написаний:

а) вахтпарад, секстаккорд, септаккорд;

б) фальшборт.

2. Сложные существительные, первая часть которых встречается только в составе сложных слов.

Примеры слитных написаний: арксинус, арьерсцена, бельэтаж, бильдаппарат, бундесканцлер, ватермашина, вицмундир, гофмаршал у квинтэссенция, кольдкрем, кунсткамера, лейтмотив, лендлорд, рейхсканцлер, фельдмаршал, шмуцтитул .

3. Существительные, состоящие из двух или более элементов, отдельно в русском языке (в качестве самостоятельных слов либо повторяющихся частей сложных слов) не употребляющихся.

Пишутся по-разному слова с первой частью па- (соотносительной с отдельно употребляющимся несклоняемым существительным): ср. па-де-де, па-де-труа и падеграс, падекатр, падепатинер, падеспань .

118

iP^enniMl 2018, № 52

УДК 81-112 UDC

DOI: 10.17223/18572685/52/9

ПОНЯТИЕ «ТОСКА / ПЕЧАЛЬ» В РУСИНСКОМ ЯЗЫКЕ: ИСТОРИКО-АРЕАЛЬНЫЕ СВЯЗИ

Л.П. Дронова

Томский государственный университет Россия, 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36 E-mail: lpdronova@mail.ru

Авторское резюме

Историко-ареальный и этимологический анализ наименований базовой эмоции тоска (тоска / печаль) позволил выяснить, что лексика, представляющая понятие тоска, исконно славянская (за исключением бана, заимствования из венгерского), что в русинском языке наибольшую историческую глубину имеют лексемы жаль и туга, которые восходят к общеславянскому (праславянскому) фонду, отражают наиболее ранний этап представления об этой эмоции в сознании славян. Только славянские генетические связи обнаруживаются у жура, являющейся частью ру-синско-украинско-белорусской семантической изоглоссы (восточнославянский регионализм). Своеобразие словообразовательной структуры русин. туск, укр. туск, туска позволяет предположить сохранение в русинском и украинском особенности языка некой племенной группировки (праславянский диалектизм).

Ключевые слова: лексика эмоций, русинский язык, славянские языки, история.

THE CONCEPT «MELANCHOLY/ SADNESS» IN THE RUSIN LANGUAGE: HISTORICAL AND AREAL LINKS

L.P. Dronova

Tomsk State University 36 Lenin Avenue, Tomsk, 634050, Russia E-mail: lpdronova@mail.ru

Keywords: emotion vocabulary, Rusin language, Slavic languages, history.

Постановка проблемы, аспекты исследования. Эмоции являются мотивационной системой человеческого сознания и всего вербального и авербального общения человека. Элементарные поведенческие эмоциональные реакции, происходящие на основе простейших психических процессов, принято называть базовыми, универсальными. К их числу относят прежде всего страх, гнев, а также печаль, радость-удовольствие. Это эмоции от природы, культурно необусловленные, генетически заложенные на основе эмоционального опыта, общего для всех людей, в отличие от второй группы эмоций, социализированных, таких как жалость, любовь, счастье и др. Разделение эмоций на базовые / небазовые далеко не бесспорно (ср.: Вежбицкая 2001: 15-19; Красавский 2008: 31, 101-03; Шаховский 2010: 57 и др.). Исследователи, предпринимавшие попытки описания концептов эмоций (Вежбицкая 2001: 21-117; Димитрова 2001 и др.), указывают на их диффузный характер. А. Вежбицкая, ссылаясь на У. Джеймса (1890), писала: «… на этот в значительной степени туманный мир чувств каждый язык накладывает свою собственную интерпретирующую сетку координат. каждый народ нашел имена для оттенков чувств, которые не выделяются другими народами (Вежбицкая 2001: 17). То есть ни за каким именем эмоций не стоит универсальный когнитивный сценарий, поскольку эмоция — это недискретная сущность, а языковой эмотив дискретен. Более того, толкование имен эмоций (в том числе и эмоционально-оценочное) отдельными индивидуумами далеко не всегда совпадает в рамках одного и того же этнического сообщества. Можно полагать, что составители лексикографических толкований именований эмоций опираются на стереотипные, наиболее распространенные представления языкового сообщества об описываемом явлении (Красавский 2008: 83). Так, например, семантика русских

.iP^tfeiiniMl 2018, № 52

Учитывая диффузность эмоции как психофизической реакции и сложность семантической структуры их имен (кроме ядерной части включается широкая периферия, формируемая многочисленными образно-оценочными коннотациями), берем для анализа как недискретное понятие «тоска / печаль» (как два аспекта понятия), выделенное на основании трудности разграничения их в реальном употреблении, близости ядра семантики этих лексем — ‘переживаемые глубокие отрицательные эмоции, имеющие свою причину’ (печаль ‘чувство грусти и скорби, душевной горечи’ и ‘то, что печалит’, тоска ‘тяжелое, гнетущее чувство, душевная тревога’ и ‘то, что вызывает это чувство’ (МАС 1983: 117; МАС 1984: 389). Не включаем сюда близкое в употреблении грусть, обозначающее чувство печали, легкого уныния, как именование не столь глубокой и продолжительной эмоции (о грусти можно сказать: легкая, мимолетная, тайная грусть, но не о печали, тоске). Историко-ареальный аспект анализа позволяет выявить глубину формирования значимого для этноса понятия «тоска / печаль», этапы усложнения (дискретности) понятия, отражающиеся в образовании синонимических средств выражения этого понятия, увидеть ареальные связи русинского в зеркале истории формирования понятия об одной из базовых эмоций.

Методика анализа. Поскольку эмоция базовая, то и исторические корни ее формирования и отражения в языке глубокие, поэтому для анализа материала привлекается лингвистическая реконструкция (приемы сравнительно-исторического метода). В частности, важен учет словообразовательных моделей, засвидетельствованных для выражения базовых понятий, что позволяет в большинстве случаев уточнить историческую глубину слова (по активности, распространенности словообразовательной модели), а ареальные связи дают возможность выявить раннеславянские диалектные отношения, затемненные последующей перегруппировкой славян при расселении на Балканах, в Восточной Европе (Иванов, Топоров 2000: 414). Полагаем, что такой подход позволяет поставить определенные исторические вехи в судьбе русинского языка.

По лексикографическим источникам мы выделили пять лексем, представляющих в русинском языке понятие «тоска»: бана, туск, туга, жаль, жура.

Как обозначение культурно значимого понятия эти лексемы большей частью имеют исконно славянские корни. Исключение в названном ряду именований тоски представляет слово бана (бановань, ба-

нованя) ‘тоска, грусть, печаль; сожаление, переживание’ (Керча 2007а: 63), известное украинскому (бана ‘туга’, банувати ‘тужити, нидгги’), западнославянским (чеш. banovati, слвц. banovat, польск. Ьапомас), болгарскому (банувам) языкам. Считается, что по происхождению это заимствование из венгерского языка (ЕСУМ 1982: 135), т. е. это относительно позднее включение в выражение понятия «тоска» в русинском языке. Но в силу значимости и авторитета венгерского языка в регионе (особенно в рамках Австро-Венгерской империи) это заимствование получило широкое распространение и активное употребление.

Таким образом, русин. туга и жаль при всей метафоричности номинации (‘*то, что тяготит душу’, ‘*то, жалит душу’), судя по словообразовательно-генетическим и ареальным связям, восходят к общеславянскому (праславянскому) фонду, относятся к наиболее раннему этапу представления об этой эмоции в сознании славян.

.!Р^е1ТП1>П 2018, № 52

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, особенности функционирования и историко-аре-альные связи лексики, выражающей понятие «тоска» в русинском языке, позволяют сделать следующие выводы.

1. Обозначение эмоции печали / тоски как элементарной поведенческой эмоции, генетически заложенной в человеке и значимой в культуре, в русинском языке закономерно имеет глубокие исторические корни. Наибольшую глубину (генетические связи праславянского

и индоевропейского уровня) имеют лексемы жаль и туга, которые восходят к общеславянскому (праславянскому) фонду, относятся к наиболее раннему этапу представления об этой эмоции в сознании славян. Только славянские генетические связи обнаруживаются у жура, но при этом семантически это восточнославянский регионализм.

2. Семантика исконных лексем жаль, туга,жура неоднородна, диффуз-на, что характерно для именований эмоций: обозначение тоски-печали-грусти взаимодействует с обозначением жалости-сожаления, заботы-беды-(со)страдания, мечты, сильного желания (того, с чем связана тоска) и скуки-хандры. Эта диффузность семантики лексем, соотносящихся с понятием «тоска / печаль», объясняется не только размытостью формирующих эмоцию сегментов (в природе не бывает «чистых» эмоций: в действительности они тесно сплетены, всякая эмоция комплексна), но и синкретизмом исходных номинаций. Наличие диффузной семантики у заимствованного бана ‘тоска, грусть, печаль, сожаление’ и производных от него лексем свидетельствует о полной словообразовательно-семантической адаптации этой лексемы в русинском языке.

3. Семантика лексемы туск ‘тоска, хандра’ не столь диффузна, более «сфокусирована», однородна. Вероятно, это можно объяснить следствием ее древности и региональности одновременно.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ЛИТЕРАТУРА

Вежбицкая 2001 — Вежбицкая А, Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики. М.: Языки славянской культуры, 2001. 272 с.

ЕСУМ 1985 — Етимолопчний словник украТньскоТ мови = Этимологический словарь украинского языка / Акад. наук Украинской ССР, Ин-т языковедения

.iP^tfeiiniMl 2018, № 52

Красавский 2008 — Красавский Н.А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. М.: Гнозис, 2008. 374 с.

МАС 1983 — Словарь русского языка: в 4 т. / Ред. А. П. Евгеньева. 2-е изд. М., 1983. Т. 3.

МАС 1984 — Словарь русского языка: в 4 т. / Ред. А. П. Евгеньева. 2-е изд. М., 1984. Т. 4.

Пименова М.В. Семантический синкретизм и синкретсемия в древнерусском языке. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. 15 с.

Толстой 1957 — Толстой И.И. Сербско-хорватско-русский словарь: Около 50 000 слов. М.: ГИС, 1957. 1168 с.

Черных 1994 — ЧерныхП.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. М.: Русский язык, 1994. Т. 1.

Шаховский 2010 — Шаховский В.И. Эмоции: Долингвистика, лингвистика, лингвокультурология. М.: ЛИБРОКОМ, 2010. 128 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Kercha, I. (2007a) Rusins’ko-rosiys’kiy slovnik . Vol. 1. Uzhhorod: PoliPrint.

Kercha, I. (2007a) Rusins’ko-rosiys’kiy slovnik . Vol. 2. Uzhhorod: PoliPrint.

Tolstoy, I.I. (1957) Serbsko-khorvatsko-russkiy slovar’ . Moscow: GIS.

Дронова Любовь Петровна — доктор филологических наук, профессор кафедры славяно-русского языкознания и классической филологии Томского государственного университета (Россия).

Отчаяньем не возвратить потерь.
Отныне будет так, а не иначе.
И надо как-то жить. Здесь и теперь.
Среди беззвучно оглушающего плача…

*******
Приспособиться жить не любя
Вряд ли сможет мне кто-то помочь.
Каждый прожитый день без тебя
Превратился в полярную ночь…

*******
Я ловлю каждый жест, каждый взгляд,
Нет числа бесполезным попыткам.
Эти сумерки спрятать хотят
Мою слабость к красивым ошибкам.
Ноты порваны, скрипка в огне.
Я сама себя больше не знаю.
Целый мир предлагала тебе,
А сегодня его забираю.

Он обернулся на пороге,
Свою решительность неся,
Хотел ей крикнуть: «Ради бога,
Верни меня, прости меня!!!»

Не закричал, не подошел,
Она молчала… он ушел…

*******
Всё закончилось

Вот так закончилось печально,
А ждали мы другой конец.
Но не сложилось наше счастье
И не пойдем мы под венец.
Я наши встречи не забуду,
Да разве можно всё забыть?
Любил тебя такой любовью,
Что сразу и не разлюбить.

Ну почему, за что, о Боже!
Какие совершил грехи?
Лишен я права быть с тобою,
И лишь пишу тебе стихи.
Пишу стихи — письмо любимой.
Но не придет ко мне ответ.
Проходят тенью дни за днями.
Ты не придешь — сказала: «Нет!»

А я наивно вспоминаю
Те дни, когда со мной была,
Когда меня еще любила,
Когда меня еще ждала.
Твои глаза, ресницы, губы,
И смех, твой звонкий милый смех…
Его я точно не забуду,
Как веселил порой он всех.

А наше лето! Помнишь лето?
Тогда вдвоем остались мы,
Совсем одни мы были где-то.
А наши ночи? — Это сны.
Себя с другой представить трудно,
Тебя с другим — еще трудней.
И плачу, будто я ребенок.
Прости, мне надо быть сильней.

В тот час, когда с тобой расстались,
Я будто бы уже не жил.
И лишь тогда я точно помнил,
Как сильно я тебя любил!!!
Я знаю, жизнь такая штука,
Проходит все за счет года,
А боль утихнет, лишь утихнет,
Но не исчезнет навсегда.

Тебе желаю быть счастливой,
Скажу лишь только тихо вслед:
«Я не живу, не существую,
Когда тебя со мною нет!!!»

*******
Просила подождать

Ты говорил тогда так много,
А я просила помолчать.
Просила – подожди не много,
Просила просто подождать!

А ты хотел слов оправданья,
И вот забвенья час пробил…
Он превзошел все ожиданья,
И ты тогда меня спросил:

«Скажи мне, почему так стало?
Зачем мы соримся опять?»
Ты знаешь, просто все пропало,
А я просила просто подождать…

*******
Покинутая

В глаза твои, чужие почему-то,
Смотрела я с тоскою и мольбой.
Хотела хоть на час, хоть на минуту
Отсрочить расставание с тобой.

Глотала слезы, тихо улыбалась,
Шепча тебе заветные слова.
Не обращать внимания старалась
На то, что ты их слушаешь едва.

Тянула руки, улыбаясь нежно,
И жаждала всем сердцем и душой.
Была я для тебя святой и грешной,
А стала безразличной и чужой.

И плакала. Осмеяна, раздета,
Лишенная надежды и огня.
С лучами запоздалого рассвета
Моя любовь покинула меня.

О, милостивый боже, как жестоко!
Ни слова, ни записки, ни следа…
Я снова безгранично одинока.
Сегодня, завтра… Раз и навсегда.

*******
Без тебя мне будет трудно

Без тебя мне будет трудно,
Но с тобой еще трудней,
Будут мчаться, будут длиться
Сотни лет и сотни дней…
Может, встретимся мы снова,
Как когда-то во дворе,
Но увидишь ты другого,
И все будет, как во сне…
Может, чувства к нам вернуться,
Вспыхнет новая любовь,
Но лишь стоит оглянуться,
И она исчезнет вновь.
Может, дождь пойдет нежданно,
В память о былой любви,
Словно гость столь долгожданный,
Не друзья и не враги…

*******
Ушел

Ушел. Спустилось небо ниже.
На крыши сели облака.
И вот уже совсем не слышно
Шагов твоих издалека.
Ушел. Повис туман устало
На телеграфных проводах.
Ушел. А я еще не знала,
Что так уходят навсегда…

*******
Повержена

Повержена. И, крылья поломав,
К твоим ногам оружие роняю.
Не от смиренья голову склоняю,
А от тяжелых ран своих устав.

Но в плен мой дух Тобою не захвачен.
Застыли слезы на глазах моих
Не оттого, что от обиды плачу,
А оттого, что солнце слепит их.

И дальше знай, мой бессердечный гений,
Ты из меня не сделаешь рабы.
Я оттого лишь пала на колени,
Что умираю, а не от мольбы….

И никогда не выдам пред тобою
Ту тайну, что одной лишь мне дана:
Я стану холодна к тебе душою
Лишь оттого, что вылетит она…

*******
Без тебя

Я снова, мне кажется, падаю в вечность.
И вновь познаю без тебя бесконечность!

*******
Когда умирает любовь…

Когда умирает любовь,
Врачи не толпятся в палате,
Давно понимает любой —
Насильно не бросишь
В объятья…

Насильно сердца не зажжешь.
Ни в чем никого не вините.
Здесь каждое слово —
Как нож,
Что рубит меж душами нити.

Здесь каждая ссора —
Как бой.
Здесь все перемирья
Мгновенны…
Когда умирает любовь,
Еще холодней
Во Вселенной…

*******
Живая…

Мы любовь свою схоронили,
Крест поставили на могиле.
— Слава Богу,- сказали оба
Только встала любовь из гроба,
Укоризненно нам кива:
— Что ж вы сделали?
Я живая…

*******
Красуясь перед зеркалом кривым,
Слепая я стояла в платье белом,
И голосом души моей немым
Слова любви шептала так несмело.
Хватая воздух ртом, закрытым кляпом,
Руками я ловила звук тиши,
Но ты, не вняв моим красивым клятвам,
Зажав потуже кляп, сказал: «Дыши!»
Я падала полетом чайки в небо,
Задушенная от любви жестокой,
Оставив за собой навечно кредо:
«В толпе была и буду одинокой!»…

*******
Пред алтарем

Смотрел ли кто-нибудь из вас
Сквозь белоснежную фату?
И говорил пред алтарем,
Как клятву вслух: «Да, я люблю»?
Смотрел ли кто-нибудь в глаза,
А в них — вопрос, а в них — печаль,
Когда пред небом и землей
Ты понимаешь: «Юность жаль».
Кидал букет в толпу девчат,
Закрыв глаза, а про себя:
«Стояла б лучше среди них,
Была бы лучше я одна!»
И кто из вас не видел роз,
А в них любви святой венца?
Кто думал в свой счастливый час:
«У горя больше нет конца».
А кто сжимал ладонь его,
В ладони не найдя тепла?
И кто мечтал из этих стен
Бежать, исчезнуть навсегда?
Смотрел ли кто-нибудь из вас
На обручальное кольцо
Пред алтарем: «Да, я люблю!»
А в мыслях: «Боже, не его!»

*******
Он не любит красивых

Я рыдаю на выдох,
Слезы бьются, звеня:
Он не любит красивых,
Он не любит меня!

Он не ценит фигуры,
Кожи ласковый цвет:
Все красавицы – дуры,
В них изюминки нет.

Он целует цинично,
Он глядит свысока,
У него все отлично:
Жизнь проста и легка;

У него все прекрасно,
Он умен, он эстет;
Про меня ему ясно:
Ничего во мне нет.

Только блеск и красивость
И немножко мозгов,
И, попав в его милость,
Я растаю от слов;

Как кусочек искусства,
Восхищу я его;
Но ни мысли, ни чувства —
Не возьму ничего.

Просто очень приятно
Гладить кожи атлас…
И уже не понятно,
Кто глупее из нас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *