Пример вины из жизни

Чувство вины — эмоция человека, которая возникает у него, когда он осознает, что нарушил какую-либо моральную норму, поступил неправильно.

Стоит отличать вину от страха наказания. По сути, вина — это самонаказание человека за проступок. Также вина отличается от тревоги. Последняя направлена на будущее, возможное событие, тогда как вина связана с тем, что уже произошло.

Отклонение от нормы — невротическое чувство вины, когда человек воспринимает все страдания как заслуженные, его первая реакция в любой ситуации — искать свою вину. При этом, подлинного покаяния люди с невротическим чувством вины зачастую избегают и могут возмутиться, когда окружающие начнут воспринимать их самообвинения всерьез.

Источник: Оксфордский большой толковый психологический словарь

Чувство вины также характерно для человека, находящегося в депрессии. Груз вины за все происходящее с ним настолько подавляет человека, что у него могут возникать суицидальные мысли. О том, что такое настоящая депрессия и чем она отличается от обычной хандры, рассказывает психотерапевт Константин Минкевич: http://www.www.psy.systems/post/depressiya

Вина. Чувство вины

Давно обещал написать статью о чувстве вины. Лучше поздно, чем никогда. В общем, выполняю обещание.

Логично начать с определения. В общем-то, определений достаточно много. Я выбрал то, которое, на мой взгляд, в большей степени отражает суть.

Чувство вины — непродуктивная и даже разрушительная эмоциональная реакция человека на самообвинение и самоосуждение. По сути это агрессия, направленная на самих себя, — это самоуничижение, самобичевание, стремление к самонаказанию.

Просматривая публикации известных и не очень психологов, посвященных этой тематике, я обратил внимание на существенные различия в подходах к данной проблеме со стороны различных авторов. Если в вопросах, посвященных механизмам формирования и проявлениях чувства вины все же наблюдается некоторое единство, то при размышлениях о значении чувства вины наблюдаются существенные различия. В общем и целом мнения ученых разошлись.

Существует два лагеря. Одни считают, что чувство вины играет важную роль в социализации человека. Что у человека есть масса деструктивных мотивов, которые он не проявляет. А не дает ему вести себя деструктивно именно чувство вины. То есть вина, является неким стопором, который не дает человеку проявить себя с самой отрицательной стороны. Поэтому чувство вины это в принципе не плохо, главное не перебирать с ним.

Второй, менее многочисленный лагерь считает, что чувство вины деструктивно само по себе и разрушает человека. Если представители первого лагеря, считают, что именно чувство вины создает в человеке нравственность, то приверженцы второго мнения, считают, что истинная нравственность как раз характерна для человека, который не подвержен чувству вины.

Сразу хочу сказать, что я в большей степени приверженец второго лагеря, и по ходу дальнейшего изложения материала я объясню почему. Несмотря на то, что я во многом согласен с большинством авторов относительно причин формирования, а так же проявлений у человека чувства вины, я хотел бы изложить свою точку зрения на эту проблему.

Обычно на тренингах мы рассматриваем чувство вины не изолировано, а блоком с двумя другими чувствами. Я предпочитаю разбирать триаду социальный чувств, к которым относятся:

  • Обида
  • Вина
  • Стыд

Почему я рассматриваю все три чувства вместе. Прежде всего, потому, что все три чувства связаны с ожиданиями, которые человек испытывает в жизни. Чтобы было более понятно я для начала дам определение каждому из этих чувств.

Это будут не совсем научные определения, но именно в таком виде будет проще рассматривать закономерности формирования этих чувств. Итак:

Обида возникает тогда, когда кто-то ведет себя не так, как мы того ожидаем. Естественно действие или бездействие человека мы оцениваем как «хуже ожиданий». Более подробно тема обиды и обидчивости описана в соответствующей статье на сайте.

Чувство вины возникает тогда, когда я веду себя не так, как я сам того ожидаю.

Немного «корявенькая » формулировка, но в дальнейшем для понимания механизмов формирования и проявления чувства вины проще будет оперировать именно этой формулировкой.

Стыд – возникает тогда, когда я веду себя не так, как от меня ожидают окружающие. Нужно еще добавить, что эти ожидания я формирую сам для себя. Стыд и обиду мы разбирать не будем, а подробнее остановимся на чувстве вины.

Итак, исходя из формулировки, необходимо разобрать, откуда появляются ожидания, относительно собственного поведения.

У человека есть набор долженствований, в соответствии с которыми он себя ведет. Внутренние долженствования бывают двух типов:

1. Навязанные долженствования. Представления, о том, как человек должен себя вести, которые формируются окружением ребенка в раннем возрасте. Как правило, родители, либо фигуры их замещающие, передают (часто просто продавливают) те долженствования, которые есть у них самих, либо, которые они хотят видеть в ребенке. Навязанные долженствования по замыслу родителей формируют определенную модель поведения ребенка, некую область желаемого поведения. Нарушение навязанного долженствования означает выход за область желаемого поведения и приводит к возникновению чувства вины. К этому механизму мы более подробно вернемся чуть позже.

2. Собственные долженствования. В процессе обретения жизненного опыта мы сами для себя формулируем определенные правила поведения, которые, по сути, являются нашими собственными долженствованиями. Так как они имеют совершенно другую природу, в отличие от навязанных долженствований, то во-первых мы чаще всего их не нарушаем. Во-вторых, даже, если и нарушаем, то не сильно переживаем по этому поводу. Т.к. собственные долженствования мы формулировали для себя самостоятельно, то мы можем их и менять в течении жизни. Навязанные долженствования мы менять не можем. Не мы создавали не нам менять.

Чувство вины возникает тогда, когда наше действие, либо бездействие идет в разрез с навязанными представлениями о том, как мы должны действовать в данной ситуации. Иногда для возникновения чувства вины нужно, чтобы кто-то указал на то, что мы ведем себя «не правильно». Но оно может возникать и без вмешательства других людей, потому что это, по сути, является формой самонаказания.

Если у мамы вчера был день рождения, и дочка забыла позвонить и поздравить маму, то чувство вины может возникнуть как в случае, если позвонит мама с упреками, так и в случае, если звонка мамы не было, просто дочка сама вспомнила, что она не позвонила.

Возникновение чувства вины может ограничиваться внутренним психологическим процессом, сопровождающимся самобичеванием, самоосуждением и самонаказанием. А может еще сопровождаться вегетативным наказанием. В ряде случаев чувства вины сопровождается подъемом температуры, болями в животе, рвотой и другими вегетативными проявлениями.

Формирование чувства вины. Как программируют человека.

Когда ребенок рождается, перед родителями остро встает вопрос, каким образом они могут управлять ребенком. До 8-10 месяцев проблемы управления ребенком решаются с помощью механических приспособлений. Ходунки, прыгунки и манежики надежно создают физические границы, за которые ребенок не может выходить. Ситуация резко меняется в период, когда ребенок начинает ходить, и управлять им с помощью механических средств становится невозможно.

Приходится родителям придумывать другие способы управления ребенком. Раз уже не работают механические границы, необходимо создавать психологические границы, с помощью которых можно управлять поведением ребенка. Наиболее часто родители используют механизм «хороший-плохой». Если ребенок делает то, что от него ожидают и одобряют родители, то он может считать себя хорошим. Действуя в рамках ожидания родителей ребенок получает от них любовь, принятие, похвалу и в этот момент у него возникает ощущение, что он хороший.

Если поведение ребенка не соответствует требованиям родителей, то ребенок получает осуждение, неприятие, порицание со стороны родителей. Возникает ощущение, что со мной что-то не в порядке, что я плохой. Таким образом, у ребенка формируется механизм оценки себя, с точки зрения выполнения определенных правил и ожиданий. С течением времени ожидания родителей трансформируются в долженствования.

Это категория навязанных долженствований, выполнение которых приводит к «Хорошести», соответственно невыполнение долженствований приводит к ощущению «плохости». Именно это ощущение появляется всякий раз, когда человек испытывает чувство вины.

Кто читал на сайте статью про самооценку, тот очевидно обратил внимание, что формирование нестабильной самооценки идет по такому же механизму. И раз мы говорим об ощущении «плохости», при возникновении чувства вины, мы не можем не вернуться к вопросам самооценки.

Наша самооценка может формироваться двумя путями. Ребенок, который получал от родителей безусловную любовь, становится обладателем самооценки по типу Я+. Условность любви родителей приводит к формированию самооценки по типу Я+ если…

1. Человек с самооценкой Я+

  • Нет условий, выполняя которые я могу считать себя «хорошим».
  • Я+ позиция, которая не требует доказательств.
  • Разделяет личность и поступки.
  • Неудача не означает, что я неудачник.
  • В поведении доминируют мотивы «я хочу», «мне интересно» и т.д.
  • Принятие себя таким какой он есть, приводит к принятию других людей такими, какие они есть.
  • Принцип я индивидуальность – ты индивидуальность.
  • Ты не должен быть похож на меня, а я на тебя.
  • Нет ранжирования окружающих людей.

2. Человек с самооценкой Я+ если

  • Может считать себя хорошим, только в случае выполнения списка «если»:
  • То, что Я+ еще нужно доказать, для чего необходимо выполнить условия «Если».
  • Невыполнение какого-либо пункта из списка «если» приводит к возникновению Я-.
  • Именно этим чувством и сопровождается чувство вины.
  • Смешивает личность и поступки.
  • Неудача означает — я неудачник.
  • В поведении могут доминировать мотивы «Я должен»
  • Список «если», фактически означает список требований к себе. Часто эти требования проецируются на других людей. Из-за чего возникает оценочная шкала, по которой оцениваются другие люди. То есть, ценность и значимость другого человека определяется с позиций, на сколько, он выполнил мой список «Если». Это может приводить к оценке, осуждению и нетерпимости других людей.
  • Т.к. человек сам не принимает себя таким какой он есть, он и других не воспринимает такими какие они есть. Требования, которые он предъявляет к себе, те же требования он предъявляет к другим людям. Отсюда возникает классифицирование людей по принципу выше-ниже меня.

Для чего мы разобрали механизмы формирования самооценки. Да потому что, чувство вины как раз и возникает в том случае, когда человек сам понимает, или ему кто-то указывает, что он не выполнил какой-то пункт из списка «Если». Как только он это понимает позиция Я+ тут же меняется на позицию Я-.

Поэтому чувство вины, как сказано в определении и сопровождается ощущением «плохости», самообвинением, самобичеванием и другими деструктивными проявлениями. Это довольно мучительные ощущения для человека, поэтому он всячески старается от них уйти. И самый простой способ избавиться от ощущения «плохости», выполнить требование «хорошести» из списка «Если».

Соответственно человек с развитым чувством вины зачастую становится жертвой манипулятора, который может использовать это в качестве мишени для манипуляций. Довольно часто в детском возрасте происходит фиксация чувства вины. До каких пор родители ругают ребенка, который, по их мнению, сделал что-то не так? До тех пор, пока он не испытает чувство вины. Только увидев печать виноватости на лице ребенка, родители считают, что «до него дошло» и прекращают воспитательный процесс.

Если подобные воспитательные мероприятия повторяются регулярно, то ребенок в итоге приходит к выводу, что для того, чтобы родители отстали нужно почувствовать себя виноватым. Со временем данный механизм закрепляется, что в итоге приводит к тому, что на любой упрек со стороны окружающих человек реагирует чувством вины. Более того, он настолько привыкает к этому, что появляется деструктивная потребность регулярно его испытывать.

Реализовать эту потребность помогают люди, которых «виноватый» неосознанно выбирает. Обычно это люди, относящиеся к категории «упрекающих» и обидчивых. Именно эта категория людей позволяет регулярно и качественно испытывать чувство вины. Поэтому даже многие семьи формируются по принципу: обиженный-виноватый, либо упрекающий-виноватый.

Например, в семьях обиженный-виноватый часто практикуется игра, когда «обиженный» чем-то недоволен, но не говорит чем, а просто берет и обижается. «Виноватый» видит, что на него обиделись, но не поймет за что. Попытка выяснить причину обиды у «обиженного» ни к чему не приводит. В итоге «виноватый» решает тоже продемонстрировать свое фу, и так же как и обиженный минимизирует общение. В итоге в семье нарастает напряжение, в которой партнеры надуты друг на друга и общаются чисто формально. Кто проигрывает в этой игре? Конечно виноватый, т.к. чем дольше длится конфликт, тем ему хуже и хуже. Он сам себя потихоньку съедает. А «обиженному» как раз комфортно. Он в этом состоянии может провести долго.

Более того, человек, привыкший к чувству вины и имеющий потребность его испытывать, может моделировать его у себя самостоятельно. Например, человек с лишним весом дает сам себе обещание не наедаться после шести вечера. Но в одиннадцать не выдерживает и наедается. После этого у него возникает чувство вины, он ощущает себя тряпкой, которая не может выполнить элементарное обязательство.

Хочу привести один пример из жизни.

Таня студентка медуниверситета. Она круглая отличница. Круглее просто не бывает. Даже в страшном сне она не может себе представить, что получит четверку, ведь это так расстроит бабушку. А еще декана, заведующего кафедрой. И одногруппники от нее отвернутся, как от не оправдавшей надежды. А конкуренты отличники будут злорадствовать над ее поражением. Поэтому она не дает даже шанса преподавателям поставить ей четверку. Если обычные студенты вдумчиво прочитывают материал один раз, то Таня читает трижды. Вернее первый раз она читает. Второй учит наизусть. Третий раз она пересказывает материал перед зеркалом. Плюс еще повторяет материал предыдущих курсов и уже сданных предметов. Кто учился в медицинском институте или хотя бы представляет объем материала, который там необходимо учить, тот поймет, что это просто подвиг.

И вроде все хорошо. Бабушка гордится внучкой. Декан ставит в пример. Конкуренты отличники остаются без шансов позлорадствовать. Правда, многие сокурсники крутят пальцем у виска, но их можно во внимание не брать. Потому что в Танином списке «Если», записано радуй бабушку, чтобы тобой могли гордиться. Причем это все относится к старшим товарищам. А мнение сверстников не так уж и критично. В общем, куда ни посмотри Таня всем ребятам пример. Одна проблема – к 19 годам Таня является обладателем многих психосоматических заболеваний. Смертельно устает. Не имеет никаких интересов в жизни помимо учебы в институте. Да и как девушка умная, она поняла, что в таком духе долго не протянет. Однажды ей дали задание – прочитать домашнее задание один раз, а потом сделать что-то, что хочется. Хотя бы просто посмотреть телевизор. Когда Таня пришла на занятие в следующий раз, то тут же призналась, что задание провалила. Точнее, сначала она все сделала, как договаривались. Но как только она отложила учебники и села смотреть телевизор, у нее тут же заболела голова, свело живот, и пару раз она вырвала. Такое состояние продолжалось до тех пор, пока она не взяла учебники и не начала учить уроки в привычном режиме.

Это пример, когда чувство вины сопровождается не только психологическим, но и вегетативным наказанием.

Как избавиться от чувства вины

Если честно, то совсем избавиться от чувства вины, если механизм уже заложен, довольно тяжело. Но существенно его ослабить и сделать так, чтобы это чувство не доминировало и не отравляло жизнь вполне по силам.

Первый этап работы носит диагностический характер. На этом этапе нужно определить долженствования, нарушение которых и приводит к возникновению чувства вины.

Второй этап называется работа с долженствованиями. Другими словами необходимо убрать список «Если», как условие, при котором я могу считать себя хорошим. Чтобы избавиться от чувства вины нужно перейти из «Я+ если» к «Я+».

Как это сделать?

Сразу оговорюсь, что в статье я расскажу лишь о части методик по работе с чувством вины, т.к. на сайт заходят часто люди без предварительно подготовки и, выполняя некоторые упражнения, могут получить не тот эффект, который нужен.

И еще один момент. Данная работа требует времени. Длительность будет зависеть от тяжести случая, методичности человека и его желании работать. Но в среднем первый эффект появляется через 2-3 месяца систематической работы. Еще желательно, чтобы кто-то из специалистов корректировал действия.

Я опишу два инструмента, с которых можно начать работу. Дальнейший план действий будет зависеть, от того, какой список «Если» будет сформирован.

1. Нужно завести дневник с ретроспективным анализом. Знаю, что многие ведут дневник, но в стандартном формате. Туда записывают события и мысли и потом к этому не возвращаются. В нашем варианте дневник ведется по следующим правилам. Сегодняшние события, мысли и чувства и т.д. записываются на левом листе (это если представить тетрадь или блокнот в развернутом виде). Правая половина остается чистой. Через день-два нужно вернуться к написанному и на правой половине дневника проанализировать те события, уже с «холодной» головой. Естественно для анализа использовать те знания, которые получены в ходе освоения этой и других тем по психологии. Желательно отслеживать в записях по «горячим» следам рассуждения в формате «Я+ ЕСЛИ». При ретроспективном анализе желательно переписывать ситуацию в формате «Я+».

2. Завести журнал вины. Он делается в виде таблицы с четырьмя колонками.

Журнал вины

Описание ситуации Нарушенное долженствование Источник долженствования «Правильное» долженствование
Нужно изложить ситуацию, в результате которой возникло чувство вины Какое долженствование (какой пункт из списка «Если») был нарушен

Самый тяжелый пункт, для выявления которого в ряде случаев требуется помощь специалиста. Но очень важно понять, откуда появился этот механизм, кто является источником. От этого зависит дальнейшие действия.

Например, если чувство вины возникает в случае, когда Вы отказали в просьбе своему знакомому, то в качестве нарушенного долженствования может быть «Я+ если я радую других», а источник долженствования «Я+ если я радую мать». Это как пример.

Слово правильно в кавычках, т.к. не совсем корректно говорить, что долженствование может быть правильным. Да и вообще от слова «правильный» лучше уйти. Просто так удобнее, т.к. в предыдущих колонках мы оперировали термином долженствование.

На самом деле, более корректно было бы написать эффективная установка или еще как-то. Но думаю, что люди умные поймут, что имеется ввиду. Пример радуй мать – радуй себя. Причем важно не только это написать, важно еще и реализовать.

Дальнейшие действия и задания во многом связаны с тем, какие данные мы получим в ходе ведения дневника и журнала вины.

Далее мы обычно предлагаем ряд заданий, где человек получает не столько рациональный, сколько эмоциональный опыт работы с чувством вины.

Конкретные примеры я описывать не буду, но суть их состоит в выполнении установок, полученных в результате заполнения четвертой колонки.

В общем, удачной Вам работы над собой. Если будут вопросы, то будем отвечать по мере возможности.

Перейти к следующей статье ➯ Стыд

Вернуться к предыдущей статье ➯ Обида и обидчивостьОб авторе Борис Литвак Директор международного тренинг-центра CROSS.

Каждый человек в своей жизни испытывал чувство вины. Это естественное переживание, как и многие другие. Благодаря этому чувству можно оценить разницу между тем, какой человек есть и каким он хочет быть. Чувство вины возникает, когда поступки индивида не соответствуют его морально-этическим принципам. Вина очень близка к чувству ответственности. Однако вина направлена в прошлое (я виноват и должен заплатить), в то время как ответственность — в будущее (я виноват, но смогу больше это не повторять).

Чаще всего выделяют вину истинную, невротическую и экзистенциальную.
Истинная вина возникает, когда человек совершил какое-то нежелательное действие. За этим может и должно последовать наказание.
Невротическое чувство вины появляется из-за придуманных проступков или нарушения табу. Чувство вины – неотъемлемая составляющая невротической реакции. Такая вина преувеличенная и неискренняя, даже демонстративная. Невротик специально унижает себя, чтобы другие им восхищались. Критика или серьёзное отношение к вине такого человека с посторонней стороны воспринимается им очень болезненно и враждебно. Он не пытается избавиться от этого чувства, а, наоборот, культивирует его, ведь им можно пользоваться как оправданием.
Причина возникновения невротического чувства вины — боязнь осуждения, страх «снять маску». Невротик бережёт свой «фасад», чтобы не открывать внутренние побуждения. За внешним образом сильного человека невротик скрывает свои слабости и боится, что другие их обнаружат. Такие люди избегают ответственности за свою жизнь, паразитируют на других за счёт привязанности, любви, покорности или доминирования.
Чувство вины придаёт невротической личности уверенность, что её не осудят. Это один из видов защиты. За чувством вины стоит безопасность. Невротик считает себя добропорядочным и моральным. Истинная проблема не решается, ведь при самообвинении исчезает потребность в развитии. Принятие вины на себя уменьшает вероятность обвинения со стороны других.
Экзистенциальное чувство вины — это позитивная сила. При переживании такой вины человек избавляется от пагубного воздействия невротической вины. Существует три причины экзистенциальной вины:

1. Вина как следствие неполной самореализации.
2. Вина как следствие недостаточных связей с родными и близкими людьми.
3. Вина как следствие потери связи с Абсолютом.
По всем этим пунктам человек всегда виноват, ведь
1) он никогда не может полностью реализовать свои возможности: выбирая одни, он не развивает другие;
2) человек никогда не можем полностью понять другого, и всё равно воспринимает его через призму своих ощущений, субъективно;
3) он знает, что является частью божественного замысла, но ему не суждено узнать и понять этот замысел.
Экзистенциальную вину нельзя избежать, её нужно осознать. Она помогает воспитывать в человеке желание как можно более полно раскрыть свои возможности, более чутко и доброжелательно относиться к другим людям. Помогает личности подняться на новый уровень развития и понимания действительности.
Итак, чувство вины — это эмоция, которая может нести как деструктивную, так и конструктивную окраску. Если от невротической вины необходимо избавляться, то экзистенциальную вину избежать не удастся, но она выполняет относительно положительную функцию в жизни человека — развивает и преобразует его.

РОССИЙСКОЕ ПРАВО

ОБРАЗОВАНИЕ ПРАКТИКА НАУКА

ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ЮРИСТОВ

о ТЕОРИЯХ вины

ЛЕОНИД ИГОРЕВИЧ ШАБАЛИН

Аспирант кафедры уголовного права Уральского государственного юридического университета,

e-mail: uglaw@yandex.ru

Рассматриваются три основные теории вины, кратко обозревается дискуссия о том, какая теория вины лежит и должна лежать в основе института вины в российском уголовном праве. Сделан вывод о том, что определение вины невозможно без оценки обстоятельств дела.

Ключевые слова: вина, теория вины, теория опасного состояния личности, оценочная теория вины, психологическая теория вины

Сегодня существуют три основные теоретические концепции вины1.

В рамках теории опасного состояния личности совершенное виновным деяние рассматривается как проявление опасного состояния его личности, которое признается основанием для применения к нему мер принудительного воздействия. Данная теория сводит вину к свойству личности2, вина лица за совершенное деяние подменяется опасностью личности как таковой. На таком понимании вины базировались антропологическая и позитивистская школы уголовного права. В нашей стране получила распространение разновидность этой теории — теория общественной опасности личности преступника (Б. В. Волженкин, А. Б. Сахаров, В. Д. Филимонов и др.). Несмотря на то, что ее справедливо критикуют, она до сих пор отражается в российском уголовном законодательстве через институты рецидива преступлений (ст. 18, 68 УК РФ) и судимости (ст. 86 УК РФ), учет личности виновного при назначении наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ) и иные нормы, при установлении которых законодатель исходил из фактического признания общественной опасности личности.

Согласно оценочной (нормативной, этической) теории вина определяется путем оценки судом (присяжными) всех объективных и субъективных обстоятельств, связанных

с преступлением. Разновидностью этой теории является классовая оценочная концепция вины, в которой под виной понимается морально-политическая оценка действий преступника с точки зрения классовых позиций (А. Я. Вышинский, Б. С. Маньковский, Б. С. Утевский и др.).

В психологической теории вина рассматривается как психическое отношение лица (субъекта) к содеянному. Данная теория получила распространение в российской (ранее — в советской) уголовно-правовой науке3. Главным аргументом советских правоведов-сторонников психологической концепции против оценочной теории вины служило то, что, в отличие от буржуазных судов, советский суд не оценивал степень вины, а выяснял ее реальное содержание, таким образом устанавливая истину в уголовном деле4. Этот аргумент сегодня можно воспринимать только как «игру в слова».

Современная законодательная конструкция вины (ст. 5, 24-28 УК РФ), в которой формы и виды вины определяются в зависимости от психического отношения лица к своим общественно опасным действиям (бездействию) и их последствиям (ст. 25 УК РФ), базируется на психологической теории вины5. В то же время, согласно уголовно-процессуальному принципу свободы оценки доказательств, суд оценивает доказательства по своему внутреннему

ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ЮРИСТОВ

2016. № 1

убеждению с учетом совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ). Под совестью понимаются «моральные принципы, на основе которых принимается решение»6.

Обзор литературы по избранной тематике показывает, что авторы учебников и большинства монографических работ (П. С. Дагель и Д. П. Котов7, А. И. Рарог8, Н. К. Семернева9 и др.) рассматривают субъективную сторону состава преступления с позиций психологической теории вины и не видят (или не хотят видеть) связанной с этим проблемы. В. Г. Беляев10 является убежденным критиком оценочной теории вины, но определяет вину с позиций этой же теории. В. В. Лунеев11 выступает сторонником психологической теории вины, однако признает, что в России декларируется (и законодательно закрепляется) необходимость придерживаться психологической концепции вины, хотя на самом деле доминирует психолого-нормати-вистская концепция вины (с оценочными элементами виновности). Ю. А. Язовских12 также полагает, что психологическая теория вины декларативна, ее жизнеспособность поддерживается благодаря оценочным моментам, а потому в действительности получила распространение психолого-нормативистская концепция вины. С. В. Скляров13 считает, что в России превалирует оценочная концепция вины и что оценка вины зависит от суда и других правоприменителей.

Оценочной теории вины придерживается и Пленум Верховного Суда РФ, когда указывает в своих руководящих постановлениях обстоятельства, подлежащие оценке судами для решения вопроса о наличии или отсутствии в действиях виновного признаков субъективной стороны состава преступления. Так, в абз. 2 п. 5 постановления от 27 декабря 2007 г. № 5114 Пленум перечислил внешние проявления, которые могут свидетельствовать о наличии умысла, направленного на хищение: «заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке».

Оценочные представления преобладают и при разрешении вопросов виновности нижестоящими судами. Приведем весьма характер-

ный пример из судебной практики (один, потому что объем работы не позволяет рассмотреть больше примеров). Приговором Октябрьского районного суда Екатеринбурга от 24 июня 2015 г. по делу № 1-133/201515 («дело Лоша-гина») подсудимый был признан виновным в убийстве своей жены по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Суд оценил характер телесных повреждений убитой (в том числе обнаруженные у нее кровоизлияния влагалища и прямой кишки16), непризнание подсудимым себя виновным, его пояснения и отказ от дачи показаний, ранее данные им показания, информацию о соединениях абонентских номеров, записи камер видеонаблюдения, версии органов предварительного следствия и подсудимого, факт избиения подсудимым своей бывшей жены и иные обстоятельства дела и пришел к выводу о том, что подсудимый действовал умышленно, с целью

Оценочной теории вины придерживается и Пленум Верховного Суда РФ, когда указывает в своих руководящих постановлениях обстоятельства, подлежащие оценке судами для решения вопроса о наличии или отсутствии в действиях виновного признаков субъективной стороны состава преступления

убийства своей жены «на почве личных неприязненных взаимоотношений». При этом суд не раскрыл содержания интеллектуального и волевого элементов умышленной вины, в приговоре не приведена психологическая конструкция вины, не осуществлено «моделирование» сознания и воли подсудимого, что, впрочем, и невозможно, если момент совершения преступления непосредственно не отразился ни на предметах материального мира, ни в сознании свидетелей, а подсудимый отрицает свою причастность к инкриминируемому деянию или вообще отказывается от дачи показаний (как в данном деле).

Как видим, в судебной практике виновность подсудимого определяется путем оценки обстоятельств дела, а психологическая конструкция вины если и используется, то, скорее, как «ритуальная».

Полагаем, что психологическая теория вины, опирающаяся на представления психологической науки и лежащая в основе законодательной конструкции вины, имеет существенный недостаток: она не дает возможности непосредственно «проникнуть» в человеческое созна-

РОССИЙСКОЕ ПРАВО

ОБРАЗОВАНИЕ ПРАКТИКА НАУКА

ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ЮРИСТОВ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ние, сведения о содержании которого получают опосредованно — с помощью анализа и оценки всех обстоятельств, связанных с совершенным преступлением. Это не оспаривается ни одним автором (даже самыми убежденными сторонниками психологической теории вины) и соответствует уголовно-процессуальному принципу свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ). Таким образом, определить вину без оценки обстоятельств дела нельзя, и психологическая теория вины без оценочных элементов становится бессмысленной17.

Кроме того, построение юридических конструкций на основе психологической теории вины — это не что иное, как привлечение юриспруденцией метода психологии для решения своих задач. Но метод науки принадлежит только данной науке и работает лишь в неразрывном единстве с ее предметом, поэтому не должен переноситься в рамки другой науки18. Следовательно, с большой долей вероятности можно утверждать, что психологическая конструкция вины — это вторжение чужеродного психологического «вещества» в «тело» юриспруденции.

2 Дагель П. С., Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 52.

4 См., например: Скляров С. В. Указ. соч. С. 10.

5 См., например: Лунеев В. В. Указ. соч. С. 14.

7 Дагель П. С., Котов Д. П. Указ. соч. С. 6, 24, 27, 43-47, 226, 230-233.

8 Рарог А. И. Субъективная сторона преступления // Уголовное право России. Общая часть / под ред.

10 Беляев В. Г. Субъективная сторона преступления // Уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред.

B. Н. Петрашева. М., 1999. С. 192-196.

11 Лунеев В. В. Указ. соч. С. 5-14, 22-23.

12 Язовских Ю. А. Указ. соч. С. 4, 6-9, 19-23.

13 Скляров С. В. Указ. соч. С. 8, 10-11, 22, 156.

14 О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 // СПС «КонсультантПлюс»; см. также: абз. 2 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»; абз. 2 п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» и др.

16 «Доводы подсудимого о возможном изнасиловании Ю. А. перед ее убийством опровергаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по факту изнасилования Ю. А., которым установлено, что обнаруженные у нее кровоизлияния влагалища и прямой кишки она могла причинить себе сама с помощью изъятых в квартире фаллоимитаторов, указанное постановление подсудимым не обжаловано» (см. там же).

18 Тарасов Н. Н. Методологические проблемы юридической науки. Екатеринбург, 2001. С. 222-224.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *