В память о погибших

«СТОИТ НАД ГОРОЮ АЛЕША…»

Есть в старинном городе Пловдиве два памятника, которые известны всей Болгарии. Один из них был возведен в конце XIX века, другой – в середине прошедшего. Их отделяют годы и целые эпохи. Но они родственны, ибо оба монумента посвящены ратным подвигам российских воинов-освободителей. И все эти годы они являются символами исторического братства двух народов – русского и болгарского, скрепленного кровью, общностью судеб и взаимным уважением и любовью.

Первый памятник русским воинам-освободителям был открыт в Пловдиве на вершине холма Бунарджик при огромном стечении горожан и почетных гостей осенью 1881 года. Этот небольшой красивый монумент, созданный по проекту русского архитектора, стал данью памяти солдатам и офицерам, которые под командованием храброго генерала Гурко три дня вели ожесточенные бои за Пловдив с турецкими войсками. Памятник имеет форму усеченной пирамиды, на которой изображен императорский орел, а также перечислены названия частей Западного русского отряда, освобождавшего город.

Неподалеку от него, на самой вершине Бунарджика, стоит второй памятник, который был и продолжает оставаться одним из символов современного Пловдива. Это знаменитый Алеша, – монумент советским солдатам, сражавшимся за свободу болгарского народа в годы второй мировой войны. Он был создан творческим коллективом под руководством Бориса Маркова, в который вошли Александр Занков, Георгий Коцев, Васил Радославов, Тодор Босилски, Любомир Далчев, Александр Ковачев и другие болгарские скульпторы и архитекторы. К этой впечатляющей 12-метровой статуе воина, установленной на высоком гранитном пьедестале, практически каждый день приходят местные жители, гости города и иностранные туристы. Отсюда весь город виден как на ладони.

О том, почему и как этот памятник получил имя собственное и стал именоваться Алешей, сегодня знает практически каждый болгарин. В сентябре 1944 года советский воин – сибиряк Алексей Скурлатов вместе с советскими войсками оказался в этих местах, где связисты тянули кабельную связь до Софии. Целыми днями солдаты копали ямы и ставили столбы, а вечерами ходили в гости к новым друзьям – болгарам. Беседовали, пели русские и болгарские песни, танцевали, пили ракию… Тогда-то Алексей Иванович Скурлатов подружился с почтовым служащим Методи Витановым, которого скоро стал звать просто Митя.

Немного позже, когда Алексей уже вернулся домой, на Алтай, Витанов рассказал о своем русском друге знакомому скульптору, показал карандашные наброски, сделанные в альбоме кем-то из его друзей. Могучий и статный, Скурлатов идеально соответствовал образу советского солдата-освободителя. И когда на холме Бунарджик стали возводить памятник, Методи самолично вывел на нем имя русского друга – Алеша. Так и стали с тех пор в Болгарии называть каменного русского солдата. Кстати, Алексей Скурлатов долгие годы об этом не знал. И даже слушая по радио ставшую столь популярной и в Болгарии, и в России песню «Стоит над горою Алеша…», он и не догадывался, насколько этот памятник связан с ним.

Увидеться вновь друзьям довелось лишь через много лет после войны. Долгие годы Методи Витанов упорно искал своего русского друга, писал в журналы, выступал на радио. Помогли уральские следопыты – отыскали в алтайской глубинке, в селе Налобиха, Алексея Скурлатова. Весточка от болгарского друга пришла совершенно неожиданно, а потом Алексей получил приглашение прилететь в Болгарию. «Спускался с трапа самолета в аэропорту и думал, того ли Методи я сейчас увижу, – вспоминал потом он. – Смотрю, действительно, мой болгарский друг стоит, улыбается. Я ему крикнул: «Митя!», и он не удержался, выскочил мне навстречу на летное поле. Из аэропорта мы сразу поехали в Пловдив, на холм к каменному Алеше поднялись. Сердце екнуло, когда своего тезку увидел. А еще запомнил, что у памятника посажены наши сибирские ели. Потом были встречи, вечера воспоминаний, мне вручили серебряную медаль, подарки, а также грамоту, удостоверяющую, что отныне я являюсь почетным гражданином Пловдива…»

Вернулся на родину бывший разведчик и связист уже знаменитым. И стали Алексею Ивановичу приходить со всей России и Болгарии письма. Бывало, за месяц по несколько сот посланий почтальон приносил в его дом…

В период охлаждения российско-болгарских отношений в начале 90-х годов местные националисты развернули антирусскую кампанию и потребовали снести каменного Алешу. Вандалы обливали монумент черной краской, а мэр Пловдива Спас Гырневски объявил его своим личным врагом и поклялся разобрать этот «символ коммунизма». Когда же стало ясно, что снести памятник будет не так-то просто, Гырневски и его сподвижники решили переделать его в гигантскую бутылку кока-колы. Но пловдивчане встали на защиту своего Алеши. Около памятника русскому воину-освободителю были организованы круглосуточные дежурства, на площади города одна за другой проходили демонстрации в его защиту. Русские ветераны, проживающие в Болгарии, пригрозили публично сжечь себя, если памятник Алеше будет уничтожен.

Члены Отечественной партии труда решили организовать сбор пожертвований, чтобы выкупить землю, где расположен холм Бунарджик с памятником. Пожилые жительницы сплели Алеше гигантскую «мартиницу», традиционный символ здоровья и долголетия, которую по обычаю подносят родственникам и друзьям 1 марта, и повесили ее на груди 12-метрового каменного исполина. А местная пенсионерка Ани Минчева всерьез надумала «усыновить» знаменитого Алешу. Дабы решить этот юридический казус, одинокая женщина даже наняла адвоката. Старушка хотела завещать Алеше свою квартиру в центре Пловдива. Бабушка Ани полагала, что денег, вырученных от аренды, вполне хватит для поддержания памятника советским воинам-освободителям в пристойном состоянии.

Снести памятник Алеше националистам не удалось. Когда-то русский солдат спас Пловдив, теперь благодарные жители Пловдива спасли его… Памятник удалось отстоять.

В этом году накануне празднования 9 мая памятник советским солдатам-освободителям был обнесен строительными лесами. Алешу к празднику отмывали и чистили кварцевым песком. На эти цели российским посольством в Болгарии и русской общиной было выделено 4000 евро. Так и «стоит над горою Алеша – в Болгарии русский солдат». И будет стоять, пока живы братские чувства болгар к народу России.

Подвиг воинов Великой Отечественной войны, а также тех, кто выполнял и выполняет сегодня свой долг в горячих точках, никогда не будет забыт. Об этом заявил президент РФ Владимир Путин в ходе выступления на концерте памяти погибших воинов 6-й парашютно-десантной роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

«Помним и чтим имена всех, я хочу это подчеркнуть, именно всех, кто отстоял Россию в борьбе с международным терроризмом», — цитирует в воскресенье, 1 марта, главу государства ТАСС.

Путин напомнил, что отдавших жизни в этой борьбе было очень много, особенно в сложный переходный период. «Среди них и 6-я рота, молодые люди, совсем мальчишки. И как они себя проявили!» — сказал он.

Десантники показали, на что способен русский солдат, подчеркнул президент. «Вечная слава и вечная память бессмертной 6-й роте», — заключил глава государства.

Днем в воскресенье Путин прибыл в Псковскую область, где принял участие в мероприятиях, приуроченных ко дню памяти воинов 6-й роты 76-й воздушно-десантной дивизии. Он возложил цветы к памятнику погибшим, встретился и побеседовал с их родственниками.

26 февраля в Москве прошли первые из серии памятных мероприятий, посвященных 20-летию со дня подвига 6-й роты десантников.

20 лет назад в Аргунском ущелье в Шатойском районе Чечни 6-я рота псковских десантников вступила в схватку с боевиками. Бой продолжался с 29 февраля по 1 марта. 90 бойцов сдержали нападение выходящей из окружения группировки террористов общей численностью до 2,5 тыс. человек. Погибли 84 военнослужащих российской армии.

Губернатор Евгений Куйвашев обратился к уральцам в связи со значимой датой – Днём Неизвестного солдата. Эта дата объединяет погибших в боях воинов, чьи имена остались неизвестными, а подвиг и доблесть обрели бессмертие.

Именно 3 декабря в 1966 году в ознаменование 25-летней годовщины разгрома фашистских войск под Москвой прах Неизвестного солдата был торжественно перезахоронен в Александровском саду у стен Кремля. Больше полувека у могилы стоит почетный караул и горит Вечный огонь славы как символ неугасимой памяти о мужестве, героизме, самопожертвовании и отваге русского воинства.

Как отметил глава региона, День Неизвестного солдата находит особый отклик в сердцах свердловчан. Тысячи уральцев сложили свои головы именно в сражениях под Москвой. Одна из самых трагических судеб выпала на долю 365-й стрелковой дивизии, сформированной на Урале. Дивизия достойно участвовала в боях за освобождение Клина, сражалась под Ржевом и понесла колоссальные потери в Мончаловском «котле». Списки пропавших без вести в тех краях насчитывают немало имен наших земляков. Всего же в годы Великой Отечественной войны из городов, деревень и посёлков Свердловской области ушли на фронт 730 тысяч человек, больше 400 тысяч из них не вернулись домой.

«До сих пор в местах сражений под Москвой и Смоленском, на Курской дуге и под Волгоградом, в Севастополе и близ других больших городов и малых населенных пунктов России поисковые отряды находят горестные свидетельства самой кровопролитной в истории войны: безымянные солдатские могилы. Мы, возможно, никогда не сможем установить имена и звания всех погибших бойцов, но одно нам известно точно – каждый из них в самый трудный для страны час встал на защиту Родины и отдал свою жизнь за мир на земле, за свой дом, семью, за свободу всей страны», – сказал Евгений Куйвашев.

Губернатор почеркнул: «Личный долг каждого из нас – бережно хранить память об этом святом подвиге нашего народа. И мы должны быть достойными наследниками поколения настоящих героев Отечества – также беззаветно и преданно служить интересам государства, делать все, чтобы наша страна во все времена оставалась сильной, непобедимой, великой Россией. Низкий поклон и вечная память всем павшим в боях за Родину!».

Пожарные новой Москвы приняли участие в акции «Свеча памяти»

22 июня День памяти и скорби и одна из самых трагических дат в истории нашей страны. Рано утром 22 июня 1941 года без объявления войны фашистская Германия напала на Советский Союз, Великая Отечественная война продолжалась 1418 дней и ночей.

На территории 42 пожарно-спасательной части пожарные почтили память минутой молчания всех погибших в боях, замученных в фашистской неволе, умерших в тылу от голода и лишений. Мы скорбим по всем, кто ценой своей жизни выполнил святой долг, защищая в те суровые годы наше Отечество.

Самая кровопролитная война в истории продолжалась 1418 дней и ночей. Только в Советском Союзе она унесла жизни 27 миллионов человек.

В тяжелой кровопролитной войне советский народ внес решающий вклад в освобождение народов Европы от фашистского господства и в разгром гитлеровских войск. Во многих странах в этот день приспускают государственные флаги и вспоминают эту войну и погибших в ней. В этот день проходят различные памятные мероприятия с зажжением свечей, возложением цветов к памятникам и мемориалам.

Вечная память павшим героям…

Из книги «До последнего дыхания»

«Я сегодня весь вечер буду…»

(стихи советских поэтов,
павших в Великой Отечественной войне)

Борис Смоленский родился в 1921 году в Воронежской области.

16 ноября 1941 года он погиб в бою.

* * * Я сегодня весь вечер буду, Задыхаясь в табачном дыме, Мучиться мыслями о каких-то людях, Умерших очень молодыми, Которые на заре или ночью Неожиданно и неумело Умирали, не дописав неровных строчек, Не долюбив, не досказав, не доделав… 1939

Самуил Росин родился 14 августа 1892 года в Могилёвской губернии.

В июле 1941 года вместе с женой ушёл добровольцем в писательскую роту, оба погибли осенью 1941 года в оборонительных боях под Вязьмой.

Человек

Вижу: Из пепла возник Чудовищный зверь, Грозный властитель Всех сил, беспощадных и злобных, Шаг его равен длине океана, Дышит он ядом И пламенем брызжет холодным, Темный воитель. Как сухостой, Вырывает он с корнем хребты, Рушит обжитые стены, Милые сердцу пороги. Заплутался в руинах Чудовищный зверь И не знает, Куда теперь Приведет его Злая дорога. Словно сорвавшийся с привязи Яростный смерч, Захлебнулось чудовище В черном позоре И несет горе, И несет смерть И мне, и ему, и тебе — и каждому. Рушит и жжет, Убивает и жжет, И не может Залить кровоточащей жажды. Его вечный враг — Человек созидающий, Обуздавший И землю и небо. Он пепел сдувает, Раздувает пожарища, Чтоб не было книг, Чтоб не было хлеба! Звезды Овцами сбились в кучу, Будто за ними Он тоже гонится. Все ближе и ближе. Вон за той тучей Хочет украсть Человечье солнце. Но навстречу ему Молодая страна В миллионном упоре, Как один богатырь. Поднялась, Чтобы с горем и смертью поспорить. Трудный час… Черный час. Но и сердцем И разумом верю: Человек победит зверя. 1941 год, перевод с идиш В. Гордиенко

Иосиф Уткин родился в 1903 году. В 1941 году уходит добровольцем на фронт. Осенью 1941 г. был ранен. Поэт погиб в 1944 году в авиационной катастрофе под Москвой, возвращаясь с Западного фронта.

Тополя Киева

Бывало, скажут: Киев — Пойдут сады, поля. И встанут — вот такие! — Гвардейцы-тополя. Теперь же Киев древний Без тополей вокруг! … Казненные деревья Лежат в пыли без рук. На мостовых обрывки Старинных русских книг, На улицах обрывки Немецких фраз — и крик. А улицы глухие — Хоть до утра кричи. И это — город Киев… Ну, ладно ж, палачи! 1943

Волки

Рассудку здравому не внемля, Толкуя правду вкривь и вкось, Фашист глядит на нашу землю, Как хищный волк глядит на кость. Ну что ж… Не спорим, слава богу, Землею край у нас не нищ. Земли у нас и правда много. Но есть немного и… кладбищ. И то, что заживо погнило И что войной на нас идет, Кусок земли — свои могилы — В моей стране всегда найдет! 24 июня 1941

Я видел сам

Я видел сам… Но нет, не верю, Не верю собственным глазам, Чтоб то, что я увидел сам, Свершили люди, а не звери! Не верю, нет! Но тише, тише… Я видел сам… Я видел их — Невинных, мертвых и нагих, Штыками проткнутых детишек! И, как слепой, руками шаря, Не веря собственным глазам, — Их матерей в костре пожара, Товарищи, я видел сам! Тяжелый сон? Ну нет, едва ли Приснятся нам такие сны! … Пилотки сняв, потрясены, Безмолвно мы вокруг стояли. Стояли мы, застыв на месте… И как взлетали к небесам Слова о беспощадной мести, Товарищи, я слышал сам! 1942 * * * Я видел девочку убитую, Цветы стояли у стола. С глазами, навсегда закрытыми, Казалось, девочка спала. И сон ее, казалось, тонок, И вся она напряжена, Как будто что-то ждал ребенок… Спроси, чего ждала она? Она ждала, товарищ, вести, Тобою вырванной в бою, — О страшной, беспощадной мести За смерть невинную свою! 8 июля 1941

Джек Алтаузен родился в 1907 году. Погиб 27 мая 1942 года под Харьковом, участвуя в неудавшемся наступлении в районе Изюм—Барвенково—Лозовая.

Родина смотрела на меня

Я в дом вошел, темнело за окном, Скрипели ставни, ветром дверь раскрыло, — Дом был оставлен, пусто было в нем, Но все о тех, кто жил здесь, говорило. Валялся разный мусор на полу, Мурлыкал кот на вспоротой подушке, И разноцветной грудою в углу Лежали мирно детские игрушки. Там был верблюд, и выкрашенный слон, И два утенка с длинными носами, И дед-мороз — весь запылился он, И кукла с чуть раскрытыми глазами. И даже пушка с пробкою в стволе, Свисток, что воздух оглашает звонко, А рядом, в белой рамке, на столе Стояла фотография ребенка… Ребенок был с кудряшками, как лен, Из белой рамки, здесь, со мною рядом, В мое лицо смотрел пытливо он Своим спокойным, ясным синим взглядом… Стоял я долго, каску наклоня, А за окном скрипели ставни тонко. И родина смотрела на меня Глазами белокурого ребенка. Зажав сурово автомат в руке, Упрямым шагом вышел я из дома Туда, где мост взрывали на реке И где снаряды ухали знакомо. Я шел в атаку, твердо шел туда, Где непрерывно выстрелы звучали, Чтоб на земле фашисты никогда С игрушками детей не разлучали. 1941

Василий Кубанев родился в 1921 году в Воронежской области. В августе 1941 года ушел добровольцем на фронт. Через несколько месяцев он вернулся в Острогожск. Из армии Кубанев пришел тяжело больным человеком, и в марте 1942 года его не стало.

Ты должен помогать

Ты тоже просился в битву, Где песни поют пулеметы. Отец покачал головою: «А с кем же останется мать? Теперь на нее ложатся Все хлопоты и заботы. Ты будешь ей опорой, Ты должен ей помогать». Ты носишь воду в ведрах, Колешь дрова в сарае, Сам за покупками ходишь, Сам готовишь обед, Сам починяешь радио, Чтоб громче марши играло, Чтоб лучше слышать, как бьются Твой отец и сосед. Ты им говорил на прощанье: «Крепче деритесь с врагами!» Ты прав. Они это знают. Враги не имеют стыда. Страны, словно подстилки, Лежат у них под ногами. Вытоптаны посевы, Уведены стада. Народы в тех странах бессильны, Как птицы в железной клетке. Дома развалены бомбами, Люди под небом сидят. Дети бегут к казармам И выпрашивают объедки, Если объедки останутся В котелках у чужих солдат. Все это видят люди. Все это терпят люди. Зверь пожирает живое, Жаден, зубаст, жесток. Но недолго разбойничать Среди людей он будет: Наши трубы пропели Зверю последний срок! Отец твой дерется с врагами — Тяжелая это работа. Все люди встают, защищая Страну, как родную мать. У нее большие хлопоты, Большие дела и заботы. Ей будет трудно порою — Ты должен ей помогать. 1941

Борис Котов родился в 1909 году в селе Пахотный Угол, Тамбовской области. Весной 1942 года Борис Котов ушел в армию и стал минометчиком в одной из стрелковых частей. 29 сентября 1943 года он погиб в бою на днепровском плацдарме. Указом Президиума Верховного Совета СССР сержанту Борису Александровичу Котову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Сентябрь

Ветер вскинул пыль повыше, И немного погодя Вдруг ударили о крышу Две дробиночки дождя, И, качая подорожник, Заставляя травы лечь, Обложной осенний дождик Начинает землю сечь. Это снова ранний вечер Тенью встанет у окон, И в туман оденет плечи Потемневший террикон. Выйдет позднею порою Вновь соседка на крыльцо, От дождя платком закроет Моложавое лицо. Дым осядет полновесный, Листья ринутся во тьму… И опять подступит песня Близко к сердцу моему. 1940, Горловка
* * * В полночь холодно, в полдень жарко. Ветер хочет всю пыль смести. Остается рабочий Харьков Вехой, пройденной на пути. Войны слева и войны справа. В центре — смертная карусель. И задумчивая Полтава Перед нами лежит, как цель. Плач старухи и крик девчурки На развалинах изб стоит, Я завидую нынче Шурке, Что в Донбассе ведет бои. 28 августа 1943

Всеволод Багрицкий родился в 1922 году в Одессе в семье известного советского поэта. Он погиб 26 февраля 1942 года в маленькой деревушке Дубовик, Ленинградской области.

Одесса, город мой!

Я помню, Мы вставали на рассвете: Холодный ветер Был солоноват и горек. Как на ладони, Ясное лежало море, Шаландами Начало дня отметив. А под большими Черными камнями, Под мягкой, маслянистою травой Бычки крутили львиной головой И шевелили узкими хвостами. Был пароход приклеен к горизонту Сверкало солнце, млея и рябя. Пустынных берегов был неразборчив контур. Одесса, город мой, мы не сдадим тебя! Пусть рушатся, хрипя, дома в огне пожарищ Пусть смерть бредет по улицам твоим, Пусть жжет глаза горячий черный дым, Пусть пахнет хлеб теплом пороховым, Одесса, город мой, Мой спутник и товарищ, Одесса, город мой, Тебя мы не сдадим! 1941

Мирза (Реваз) Геловани родился в 1917 году в Грузии, в местечке Тионети, в семье служащего. С 1939 по 1944 год Мирза Геловани служил в рядах Красной Армии. Он участник Великой Отечественной войны с первых же дней. Мирза Геловани погиб в 1944 году.

* * * Впереди — неизвестность. И стало былым настоящее. О, как Вы далеко — как то небо, ничем не грозящее. Где глаза Ваши, волосы Ваши, оттенков загадочных, Как у девушек, молча живущих в кирпичиках карточных. «Не умру, не увидев Вас», — я говорил на прощание; День с утра, как бандит, караулит мое обещание. «Не умру, не увидев…» Ни зги не видать за разрывами. Да простятся мне речи те, если окажутся лживыми. Перевод с грузинского Ю. Ряшенцева

Юрий Черкасский родился в сентябре 1912 г. в г. Луганске. На фронт ушел добровольцем. Погиб в бою в Белоруссии под Витебском 8 февраля 1944 г.

Город

Квартал горел — там шел смертельный бой, И дом наш бомбой вражеской расколот, Но все же — как нас тянет этот город, Где мы впервые встретились с тобой! Там почернели худенькие клены, Что мы растили, помнишь, у пруда, И заросли и опустели склоны, — Но все же — как мы тянемся туда! Пусть он в обломках, темен и изранен, У нас в сердцах он песнею живет, Всегда такой, как той весенней ранью, Очищенный от мелочных забот. Он связан с нами сотнями примет, Нагорным парком, улицей Артема, Грозой врасплох, когда померкнет свет И небо сразу вздрагивает громом. И, обрывая цвет на васильках, Веселые, шальные ливни хлещут, Когда деревья под дождем трепещут Диковинными птицами в силках. А после гроз от голоса грачей, От брызгов солнца праздничны дороги, Они с бугров бросаются под ноги Одна другой просторней и звучней. Какую выбрать? Нет, не выбирай, На каждой встретишь дружбу и участье… Теперь стервятник рвет его на части — Мой гордый край, мой непокорный край. На тех дорогах падают друзья, Кто с пулей в сердце, кто с петлей на горле… Пришли враги, названья улиц стерли. Но выжечь их из памяти нельзя! Дыши одним законом — кровь за кровь, Готовь расплату гордо и сурово, Сквозь все заслоны гневная любовь Нас приведет к разрушенному крову. Сквозь все преграды мы туда придем В землянках жить и строить новый дом, Работать от рассвета до рассвета. Растить другие клены над прудом И славить город песней недопетой. И встанет он в проспектах и дворцах, Очищенным от горечи и дыма, Зеленым, ясным, шумным, ощутимым, Таким, как мы храним его в сердцах. 1941

Послесловие

Вряд ли стоит объяснять, почему стихи советских поэтов, павших в Великой Отечественной войне, оформлены фотографиями войны 2014 года на Украине. Я принадлежу к послевоенному поколению, долго пребывавшему в счастливой уверенности, что ему выпало прожить всю свою жизнь в мирное время. И вот теперь я живу в оккупированном нацистами городе, а поскольку война всего в сотне километров от моего дома, то разговоры о бомбежках, взрывах, разрушенных домах, изгнанных из родных мест родственниках и знакомых становятся обыденностью. «Нацистская оккупация Харькова» — отнюдь не преувеличение. По городу разгуливают вооруженные люди в камуфляже, представители карательных батальонов, для устрашения инакомыслящих нанимают футбольных болельщиков, так называемых ультрас. То, что каратели и футбольные фанаты говорят на одном с нами русском языке, ничего не значит. Язык — тоже своего рода камуфляж. За ним нацистам удобно прятаться. «Чемодан-вокзал-Россия», — говорят они, приехавшие, захватившие наш город, нам, коренным его жителям. Да, зараза украинского национализма расползлась по всей стране. Националистами любят называть себя украинские нацисты, орущие «Україна понад усе!» («Украина превыше всего!») В преддверии парламентских выборов в конце октября этого года они избивают активистов партий, не поддерживающих или не слишком активно поддерживающих нынешний режим. Особенно рьяно избивают коммунистов, уничтожают их агитационные материалы. Коммунистов, чьи вожди фактически создали нынешнюю Украину! Представители других партий не решаются вести агитацию открыто. Зачем тогда идут в парламент, непонятно. Себя не могут защитить, не то что нас. А в Донбассе меж тем идет война. Армия и каратели воюют со своим народом. Это вам не Шотландия и не Квебек. Это Украина. Думаю, Европа в конце концов вспомнит свое не такое уж и давнее прошлое и ужаснется. Хотелось бы на это надеяться.

Вернемся к оформлению страницы. Верхнее и нижнее фото — это мемориальный комплекс Саур-Могила до и после военных действий. Фото из Одессы — память о трагедии 2 мая, когда нацисты убили и сожгли около 50 человек в Доме Профсоюзов.

Стихи печатаются по изданию: «До последнего дыхания». Стихи советских поэтов, павших в Великой Отечественной войне. – Москва. – Издательство «Правда». – 1985. Книга оформлена графическими работами литовского художника Стасиса Красаускаса из цикла «Вечно живые». Рекомендую посмотреть.

Ещё одна интересная ссылка — раздел «Войной расстрелянные строки» Интернет-Журнала «Лексикон»: «Наш рассказ — о жертвах Второй мировой: писателях и поэтах, успевших получить свою долю любви и признания или только начинавших путь в литературу. Одни были активными борцами, другие — пассивными наблюдателями, заблуждающимися, политически наивными, но все стали жертвами того страшного времени. Вглядитесь в их лица, перечитайте написанные ими поэтические строки. Сколько судеб оборвано, скольким талантам не дано было расцвести…»

Можно также посмотреть материалы на сайте «До последнего дыхания» (Памяти наших прадедов, дедов, отцов и старших братьев, памяти вечно молодых солдат и офицеров Советской Армии, павших на фронтах Великой Отечественной войны).

Мария Ольшанская

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *