Бессознательное это в психологии

Бессознательное — это категория психологического дискурса, обозначающая неосознаваемое, нерефлексивное, спонтанное в сознании человека. В обыденном понимании бессознательное обычно связывается с тем, что выше сознания (над- или сверх-сознание, интуиция, духовность) или ниже сознания (под-сознание, с которым имеют дело иногда художники, но чаще — врачи). В философии признание бессознательного заведомо исключало мысль о тождестве психики и сознания (Р. Декарт, интроспекционисты). Бессознательное в философии имело разные обличья и разные имена: это самостоятельная непостижимая сущность бытия (мистики, романтики); аффекты и смутные идеи (Б. Спиноза); незаметные восприятия (Г. В. Лейбниц); порождающее начало, творящее мир (Ф. В. Й. Шеллинг); принцип свободной деятельности человека (И. Г. Фихте); воля, лежащая в основе мира (А. Шопенгауэр), духовное начало вселенной, опирающееся на панпсихизм или всеобщую способность к ощущению (Э. фон Гартман); воля к власти (Ф. Ницше), интуитивные идеи и восприятия (А. Бергсон) и другие. Все эти подходы, как правило, тяготели либо к онтологическому, либо к психическому бессознательному.

Открытие бессознательного как объекта научного исследования, которое связывают, прежде всего, с именем З. Фрейда, было результатом многих усилий. Вопрос о бессознательном так или иначе вставал у немецких естествоиспытателей (Г. Фехнер, Г. Гельмгольц) и психологов (Т. Липпс). Во Франции П. Жане изучал неосознаваемые явления психики, придавая сексуальности важное значение в возникновении неврозов, однако специфика бессознательного не была им выявлена: под-сознательное (subconscient) для Жане — это ослабленное сознание. Французский социолог Г. Лебон видел в «коллективном бессознательном» расовую подоснову всех человеческих проявлений и особенно массовых действий, грозящих социальными потрясениями. Отныне требовалось заявить о бессознательном в перспективе, свободной как от иррациональной метафизики и мистики, так и от естественнонаучного натурализма, придав бессознательному статус самостоятельного научного предмета на фоне господствовавших на рубеже веков медицинских, физиологических, психологических подходов. Это и сделал Фрейд, выделив в идее бессознательного её антропологические измерения и связав смысловые моменты бессознательного с тем, что есть в нём типического, повторяющегося, доступного причинным объяснениям. В своём подходе к бессознательному Фрейд осознанно противостоит и своим коллегам-естествоиспытателям, и обеим группам философов: тем, что мыслили бессознательное в отрыве от человека, гипостазируя мистическое бессознательное, и тем, что мыслили человека и его психику в отрыве от бессознательного, отождествляя сознание с психикой. Новые параметры работы с бессознательным задала изобретённая Фрейдом дисциплина — психоанализ: его целью является одновременно и лечение больного, и изучение его бессознательного.

Таким образом, если до Фрейда бессознательное мыслилось либо как остаток, или осадок, сознания, либо как оторванный от субъекта безличный и анонимный принцип, то для Фрейда бессознательное есть особый тип знания, который присутствует в субъекте независимо от его осознания и без его ведома. Фрейдовская идея бессознательного фиксирует «отрыв знания от истины», отрыв субъекта от самого себя, его внутреннюю «расколотость». Это и есть главная интервенция Фрейда в философские поля. И этот раскол оказывается едва ли более мощным ударом, чем открытия Н. Коперника и Ч. Дарвина: человек теряет власть над космосом, над миром живого, а в конце концов и над своей собственной душой. Он может быть принуждён думать и делать то, чего ему не хотелось бы думать и делать. Всё это означает радикальную децентрацию человеческого мира по отношению к самому себе.

Сначала Фрейд опирался в своей работе с бессознательным на естественнонаучную медицину того времени; этапами этой работы были поиск причин болезни (травма, вызванная внешним событием), изучение следствий (нарушения работы психического аппарата, блокировка потоков энергии), лечение (обеспечение необходимых психофизических разрядок). Фрейд верил в возможность выявить точные соответствия между нейрофизиологическими и психическими процессами, находящими конечное выражение в симптомах больного. В своей лечебной практике Фрейд пытался заставить пациента вспомнить травматические события, а затем осмыслить их и вследствие этого излечиться. Однако гипноз не был надёжной опорой лечения, и это заставляло искать новые пути. Они вели к работе со словом, к выговариванию (пациент) и выслушиванию (врач). Использование терапевтической роли слова, рассказа (talking cure) — это и есть психоанализ (и в этом уравнивании осознания и изменения Фрейд выступал как наследник Просвещения). Одновременно с этим менялись не только её приёмы, но и задачи исследования и лечения. Реальные события либо недоступны, либо несущественны; страдания больного обусловлены не объективными фактами, а их субъективными истолкованиями, представлениями, фантазиями. И потому естественнонаучные схемы объяснения с поиском причин всё более уступают место учёту психодинамических факторов — конфликта побуждений, защит, сопротивлений.

Идея конфликтности человеческой психики стала фундаментом концепции. Само возникновение бессознательного обусловлено психическим механизмом вытеснения неприятных, стыдных переживаний: они не могут всплыть на поверхность сознания, и эта зажатость проявляет себя болезненными симптомами — оговорками, ошибочными действиями, повторяющимися снами и прочим. Большая часть вытесненных впечатлений имеет, по Фрейду, сексуальную природу. Бессознательное состоит из «представителей» или репрезентаторов влечений (сами по себе влечения в бессознательном не даны), находящихся где-то на границе между психикой и соматикой. Бессознательные представления записаны в психике особыми знаками, которые складываются в целые сценарии. Бессознательное отличается особой подвижностью энергетических нагрузок, способных смещаться и сгущаться, безразличием к степеням реальности событий, отсутствием времени, способности к отрицанию, чувствительности к противоречиям. Это, однако, не значит, что в бессознательном нет вообще никакой логики: например, в нём нет линейного времени, но есть время акцентуаций и интенсивностей, нет отбора элементов, но есть их соположение и сбережение и прочее.

По Фрейду, бессознательное — это универсальный феномен человеческой психики, построенной как сложная многоуровневая система. Бессознательное у Фрейда фиксируется в рамках двух схем работы психики. В первом случае (в рамках «первой топики») бессознательное (в принципе неосознаваемое и не вербализуемое) противопоставляется сознанию и предсознанию (потенциально вербализуемому и осознаваемому). Во втором случае (в рамках «второй топики», начиная с 1920-х годов) бессознательное предстаёт прежде всего не как предмет или же место, но как атрибут, и относится уже не к какой-то одной определённой инстанции (или субстанции), но к трём различным уровням психической организации — Я, Оно и Сверх-Я. При этом Оно — это наследник архаических влечений, сексуальных и агрессивных; Сверх-Я — носитель усвоенных семейных и социальных запретов, порождающих чувство страха, вины, долга; Я — посредник и координатор между обоими этими давлениями, стремящийся воплотить в жизнь «принцип реальности». Бессознательное есть и в Я, и тем более в Сверх-Я, но главным носителем бессознательного выступает Оно.

Строя обоснование своего терапевтического и исследовательского подхода к индивиду, Фрейд опирался на общепринятый в науке того времени тезис о параллелизме онтогенеза и филогенеза, развития индивида и развития рода. При неразвитости современных Фрейду наук — таких, как антропология или лингвистика, — это толкало его к мифу. Аналогом семейных отношений, основанных на Эдиповом треугольнике (соперничество детей с родителями противоположного пола, сложная механика принятия детьми своего места в семье и своей социально-половой роли), стала гипотеза доисторического «убийства праотца», фиксирующая рождение запретов и механизмы последующего обмена женщинами, создающая закон и социальные нормы индивидуального поведения. Подобные расширения и обобщения размывали даже ту ограниченную степень надёжности, которую давали Фрейду психиатрические факты.

Фрейд до конца оставался практикующим врачом и в конечном счёте видел все социальные процессы через призму индивидуального страдания. В послефрейдовском развитии психоанализа внимание смещалось, с одной стороны, на до-индивидуальный уровень (раннее детство, отношения матери и младенца, важная роль аффективных контактов для последующего развития индивида), а с другой стороны, на сверх-индивидуальный уровень (учёт культурных и социальных интересов, мотивов, побуждений, представлений; это могут быть групповые, корпоративные, классовые, массовые и прочие бессознательные механизмы). Вследствие отказа от пансексуальности на смену субстанционалистскому, вещному бессознательному приходит бессознательное как структура отношений (социальных, межличностных). Внимание сдвигалось с конфликта сознания и бессознательного на формирование личности (последнее более свойственно американскому и немецкому психоанализу, нежели французскому, в котором главенствует образ трагической расщеплённости индивида и отвергаются адаптивные трактовки работы с бессознательным).

Эта смена подходов к бессознательному наиболее заметна в истории психоанализа при переходе от классического фрейдизма к неофрейдизму и постфрейдизму. Так, если у Фрейда имелась определённая биологизирующая тенденция в понимании бессознательного, то уже у его ученика К. Г. Юнга определяющим становится культурологическая картина бессознательного, опирающаяся на универсальные типы психики и соотношения между ними, а у А. Адлера преобладает социальная трактовка бессознательного. В дальнейшей истории психоанализа определились два главных подхода к бессознательному — сразвёрнутаский и лингвистический. Так, американские неофрейдисты (К. Хорни, Г. С. Салливан, Э. Фромм), отказавшись от «пансексуализма» Фрейда, но учитывая его классификацию типов характера в зависимости от индивидуальной «судьбы влечений», построили образы социальных характеров в социальных обстоятельствах. При этом, подчёркивает Фромм, фрейдисты видят индивидуальное бессознательное и слепы к социальному бессознательному, а марксисты, наоборот, видят бессознательное в социальном поведении, но не видят и не признают его в индивиде. Американские и английские школы психоанализа различались акцентами на тех или иных инстанциях психики, объединённых во фрейдовских схемах. Одни предпочитали укреплять Сверх-Я за счёт Оно и в поддержку Я (Анна Фрейд), другие, напротив, — развивать Я, приглушая требования Сверх-Я (Мелани Кляйн) и учитывая при этом, что Я — не постоянная величина, но результат идентификаций с другими людьми (Эго-психология), а стало быть, его функция — не обеспечение удовольствий, а построение полноценных эмоциональных отношений (Д. В. Уинникот). Соответственно выбранным акцентам менялись и представления о выбираемых стратегиях психоанализа.

Лингвистический вариант прочтения бессознательного, наиболее характерный для различных школ современного французского психоанализа, был представлен прежде всего Ж. Лаканом. Здесь трактовка бессознательного дальше всего отошла от фрейдовского субстанциализма в представлении о бессознательном. Несмотря на лозунг «возврата к Фрейду», лакановские представления о структуре психики и о роли бессознательного были существенно иными, нежели у Фрейда. Лакановское бессознательное «структурировано как язык», а то, что оно нам говорит, слышится как «речь Другого» (не привязанные ни к каким содержаниям материальные формы (означающие), динамика которых создаёт саму возможность языкового структурирования психики). Лакановские инстанции психики («реальное», «воображаемое» и «символическое») примерно соответствуют фрейдовским инстанциям (Оно — Я — Сверх-Я). При этом «реальное» фактически никак не представлено в психике (оно не может иметь даже вида фрейдовской «психической реальности»), «воображаемое» оказывается центрирующим началом всех субъективных иллюзий, а «символическое» — заданной культурой инстанцией прерывности, отсутствия языка как закона. Правда, у позднего Лакана намечается обратный сдвиг: от символического — к воображаемому и даже реальному, и это в общем соответствует постструктуралистскому стремлению к отказу от языка и порядка.

Лакановские представления о бессознательном подверглись критике в «антипсихиатрическом» движении (достаточно сильном в США, Италии, отчасти Франции). Для него семейные эдиповские структуры — репрессивны, структурированное бессознательное — тоталитарно, а Эдип — это «ошейник», сдерживающий творческие проявления человека. Значит, нужен переход от бессознательного как упорядоченной структуры к бессознательному как неупорядоченной динамике. Если для мыслителей структуралистской ориентации (и прежде всего для Леви-Стросса) бессознательное функционирование объекта (например, системы родства и брачных обменов) было одним из главных условий его объективного постижения, а само бессознательное понималось как совокупность означающих систем, доминирующих в данном обществе, то постструктурализм подменил «символически действенное», законосообразное бессознательное становлением аморфных интенсивностей. В «Анти-Эдипе» Ж. Делёза и Ф. Гваттари (1972) кочевание машинного «тела без органов» (образ А. Арто) основано на бессодержательных и непредсказуемых преобразованиях энергий. Постструктуралистский акцент в трактовке бессознательного сдвигался с гносеологии на эстетику и политику, где роль дословесных эмоций и аффектов была выше, чем роль слова и мысли.

Вследствие этого внимания к дословесному и внесловесному «постклассический», современный этап изучения бессознательного подталкивает исследователей в сторону «до-классического» дофрейдовского его этапа, в результате чего обнаруживаются сходства между допсихоаналитическими подходами к бессознательным аффектам, к тому, что в самом психоанализе не укладывалось в словесные формы (М. Борш-Якобсен , Ф. Рустан, И. Стенгерс, Л. Шерток, М. Шнейдер).

Если от психоаналитических картин бессознательного вновь обратиться к его изображениям в философии, мы опять столкнёмся с той парадоксальностью познания бессознательного, которую Фрейд сумел отодвинуть на задний план и даже, казалось, преодолеть построением психоанализа. Как найти такое место для познания бессознательного, которое было бы и вне его (позволяя тем самым надеяться на объективность), и внутри его (чтобы не быть ему чуждым)? В самом деле, если сознание осуществляет отбор и чего-то в себя не допускает, значит, оно уже имеет дело не с бессознательным, а с чем-то другим. А если бессознательное что-то из себя выталкивает, значит, оно уже способно распознавать и в широком смысле слова — осознавать. По сути, эта сложность была лишь экспериментально ограничена, но не преодолена в психоанализе. Если бессознательное всё равно господствует в человеческой психике и поведении, то зачем пытаться «поставить сознание на место бессознательного» (или, как говорил Фрейд, «Я на место Оно»)? Фрейд верил в победу воли и сознания над инстинктами и влечениями. Ему не хотелось видеть, что «конечный анализ» уходит в бесконечность: вторичные рационализации редко преодолевают бессознательное, но часто усиливают защиты, выстраиваемые против него субъектом.

В силу неистребимости подобных парадоксов современная западная философия — преимущественно философия сознания, а также философия языка — отторгала послефрейдовское, то есть уже явно тематизированное, понятие бессознательного. Однако, не будучи философским, это понятие побуждало философию к отклику и в конечном счёте воздействовало на самые разные формы философствования. Главные русла современной западной философии — экзистенциалистско-антропологическое и позитивистско-аналитические — отторгали бессознательное на разных основаниях. Насколько совместимо экзистенциалистское мышление (К. Ясперс, М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр) с психоанализом — вопрос до сих пор спорный. Экзистенциализм приемлет в лучшем случае бессознательное описательное, но не приемлет схемы причинного объяснения бессознательного, сексуальный детерминизм, обусловливающий судьбу человека его прошлым. С точки зрения «экзистенциального психоанализа» (Ж.-П. Сартр) вся психика сознательна, однако при этом многое в сознании нерефлексивно и не столь уж отличается от бессознательного. Феноменология отрицает «бессознательное сознание», подрывающее саму её опору в «непосредственных данностях сознания»; однако и в раннем учении Э. Гуссерля об интенциональности, и в позднем его учение о жизненном мире есть элементы, которые можно изучать и с точки зрения бессознательного.

Представители различных форм позитивистской философии не занимались разработкой проблемы бессознательного, но высказывали своё отношение к психоаналитическому познанию. Так, Л. Витгенштейн резко критиковал абсурдные спекуляции и фантастические псевдообъяснения во фрейдовской трактовке сновидений и других бессознательных явлений, а К. Поппер, пройдя через увлечение индивидуальной психологией А. Адлера, установил, что психоанализ недоступен фальсификации, а потому является не наукой, а мифом. В целом же с точки зрения критико-рефлексивных установок позитивистской философии науки психоаналитическое познание бессознательного не является ни экспериментальной наукой, ни наукой наблюдения; в нём нет ни правил сравнения между конкурирующими объяснениями, ни интерсубъективно значимых критериев (при смене анализа меняется и схема объяснения); это либо пара-недо-наука, либо просто ненаучное знание. В науках о духе гипотетико-дедуктивный мир не работает, а исследование смысловых связей вместо причинных не может быть научным.

Ближе к психоаналитическим подходам находится философская антропология (М. Шелер, А. Гелен, Г. Плесснер, Э. Ротхакер), в которой глубинные бессознательные процессы, лежащие в основе внутреннего мира человека, спроецированы на общество и культуру. Для франкфуртцев второго поколения (Ю. Хабермас) психоаналитическая работа с бессознательным важна как дополнение к освободительному проекту критики общества, будучи одной из форм исправления недостатков человеческой коммуникации. Акцент на коммуникации делает и А. Лоренцер в своей «глубинной герменевтике»; для него бессознательное — это «комплекс жизненных проектов», а его содержание — фигуры социального взаимодействия, запечатлённые в «одушевлённом теле». Анализ бессознательного органично включается в концепции синтетического типа (П. Рикер), где опосредуются крайности «чистой» феноменологии и «чистой» аналитической философии (см. Аналитическая философия). Для П. Рикера критика фрейдовских понятий (и прежде всего понятия бессознательного) — это путь к новому пониманию сознания; при этом анализ процедур интерпретации оказывается связующим звеном между психоанализом (как герменевтикой культуры) и феноменологией.

В последние десятилетия новые подходы к бессознательному складываются на стыке различных дисциплин — в социальной психологии (сопоставительное межкультурное изучение социальных представлений), лингвистике (механизмы двуязычия и многоязычия, своеобразие отношения к родному языку), антропологии (воображаемые «ядра власти» в экономической антропологии М. Годелье), этнопсихиатрии (аналоги эдиповских структур на материале первобытных обществ) и прочие. Философы, которые являются одновременно практикующими психоаналитиками, делают попытки описать, учитывая работу бессознательного, некоторые построения классической западной философии (например, М. Давид-Менар читает «Критику чистого разума» сквозь призму идей Э. Сведенборга, влиявших на И. Канта). Актуальны вопросы, связанные с ролью аффектов в познании, например: «эпистемофилическое влечение» (бессознательный генезис познавательного интереса как такового); работа мысли в травматических ситуациях, связанных с символической кастрацией (лишением чего-то жизненно важного); построение идеалов как компенсаторный механизм психики, руководящий мыслью и поведением (М. Бертран); аффективные компоненты психических действий и состояний (признание реальности события, отказ, вера, согласие и прочие), во многом определяющих познавательные процессы (М. Шнейдер), и другие.

В России о З. Фрейде знали едва ли не с конца XIX века, а психоаналитическая теория и практика начали развиваться раньше, чем в ныне ведущих странах психоанализа — Франции и США. Сразу после революции психоанализ в России воспринимался как средство раскрепощения бессознательного, а тем самым — расцвета личности и производственного подъёма. Однако изменение идейно-политической и экономической конъюнктуры на рубеже 1920–1930-х годов упразднило этот запрос: личный порыв плохо совмещался с планированием и централизацией во всех сферах жизни общества. Много споров велось о том, насколько идея бессознательного и принципы психоанализа совместимы с марксизмом, но насаждение единомыслия и единовластия в 1930-х годах прекратило эти споры вплоть до конца 1980-х годов, когда началась републикация Фрейда и оживление психоанализа на российской почве. Вместе с тем, нечто важное применительно к изучению проблемы бессознательного делалось и в промежутке между этими периодами.

Инициатором изучения самой темы бессознательного в советской науке послевоенного периода был Ф. В. Бассин. Уже на Всесоюзном совещании по философским вопросам высшей нервной деятельности и психологии (1962), где впервые после так называемой Павловской сессии (совместная сессия Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР, проходившая в Москве с 28 июня по 4 июля 1950 года, организованная с целью борьбы с влиянием Запада на советскую психиатрию) наметился отход от догматических интерпретаций рефлекторной теории, Бассин показал значение проблемы бессознательного. Основой её изучения в СССР были, помимо естественнонаучных подходов к высшей нервной деятельности, теория установки грузинского психолога Д. Н. Узнадзе, обобщения данных современных наук — таких, как лингвистика, кибернетика, нейрофизиология, психология. Каждая из этих наук изучала свой срез в проблеме бессознательного; наиболее исследованным был психологический аспект проблемы (А. Н. Леонтьев, А. Г. Спиркин, М. Г. Ярошевский и другие). Бессознательное не входило в набор категорий марксизма и потому его изучение никогда не поощрялось. Однако интерес к этой проблеме выживал в рамках других, институционально более приемлемых исследований по таким темам, как сознание и познание, научное и художественное творчество, структура личности, смысл и направленность педагогических воздействий, порождение речи, переработка информации и некоторых других. Усилиями группы энтузиастов во главе с Ф. В. Бассиным (в неё входили грузинские психологи, сторонники теории установки — А. Шерозия и А. С. Прангишвили, а также французский психиатр Леон Шерток) в октябре 1979 года в Тбилиси был организован международный симпозиум «Бессознательное: природа, функции, методы исследования», многотомные труды которого в течение десяти лет (1979–1989) были наиболее полным источником знаний о бессознательном для советского читателя. Этот Конгресс уже был свидетельством реабилитации проблемы бессознательного в советской науке, но ещё не был реабилитацией психоанализа, который стал вновь проникать в Россию только с 1989 года. Этот этап принёс свободу психоаналитических практик и институций — в той мере, в какой они возможны в современной России, но пока не дал каких-либо содержательных результатов в области познания бессознательного.

Мы все хотим узнать о себе и окружающих больше, чтобы лучше понимать, что происходит вокруг, и стать счастливее. Мы собрали для вас список из 10 лучших книг по психологии, которые стали мировыми бестселлерами и помогли тысячам людей по всему миру.

Иллюстрация – .com

1. Зигмунд Фрейд «Толкование сновидений»

Австрийский основатель психоанализа – тот самый автор, читать которого непросто, но очень познавательно. Большинство из нас привыкло воспринимать Фрейда упрощенно, как человека, объяснявшего всё на свете проблемами в детстве и сексуальными переживаниями. Чтобы понять, насколько глубже были его теории, достаточно почитать эту книгу. В ней Фрейд описывает любопытный психологический механизм того, как наши подавленные мысли проникают в бессознательное и находят отражение во снах. Он считает, что излечиться от любых переживаний можно, просто поняв их, то есть правильно истолковав собственные сновидения. Вы также узнаете, почему мы часто забываем сны, отчего многие из них расплывчаты и что снится животным.

2. Карл Юнг «Архетип и символ»

Идеи Фрейда быстро обрели популярность на Западе и породили множество последователей. Одним из самых известных его учеников стал швейцарский психиатр Карл Юнг, который положил начало аналитической психологии и добавил к идеям Фрейда немало собственных мыслей. Например, он заявил, что бессознательное в человеке зависит не только от него самого, но и от «наследства» предков. Мы все рождаемся с коллективным бессознательным, которое заполнено архетипами – древними общепонятными образами, переходящими из поколения в поколение. Знание выделенных Юнгом архетипов (герой, мудрец, плут, смерть, мать, ребёнок и другие) поможет лучше понимать мировую литературу и значение персонажей в современных голливудских фильмах. Все американские пособия по сценаристике призывают использовать архетипы в работе над сюжетом.

Иллюстрация – .com

3. Дейл Карнеги «Как перестать беспокоиться и начать жить»

В отличие от предыдущих авторов, Карнеги пишет очень просто, так что его идеи понятны каждому. Американского писателя не зря называют отцом популярной психологии. Он одним из первых стал давать людям практические советы о том, как наладить отношения с окружающими и обрести в жизни счастье. И хотя с момента первой публикации книги прошло уже 70 лет, актуальность написанного со временем ничуть не уменьшилась. На примерах историй реальных людей Карнеги в два счёта объяснит вам, как научиться держать свои тревоги и сомнения под контролем.

4. Эрик Берн «Игры, в которые играют люди»

Вы когда-нибудь слышали о теории игр? О том, что любое наше взаимодействие с другим человеком является борьбой за реализацию своих интересов? Американский психиатр Берн первым применил эту изначально сложную математическую теорию в традиционной психологии. Понаблюдав за людьми, он выделил несколько основных типов игр и ролей в них, которые мы используем бессознательно, совершенно не задумываясь о последствиях. Прочитав книгу, вы станете лучше понимать мотивы своих и чужих поступков и сможете предугадывать развитие диалога с разными людьми. Возможно, ваша собственная роль вам не понравится и придётся её изменить. Зато будет легче избегать конфликтов на работе и дома, гарантируем.

Иллюстрация – .com

5. Джозеф Кэмпбелл «Мифы для жизни»

После того как летом прошлого года больше 30 миллионов человек посмотрели на YouTube баттл Оксимирона и Гнойного, многие книголюбы поняли: мир изменился. Знаменитый рэпер Оксимирон сыпал отсылками к умным книгам и много текста посвятил «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла. Порекомендовать вам эту книгу было бы слишком просто, поэтому мы выбрали другую – русскоязычную новинку о значении мифов в нашей жизни. Оказывается, их универсальные архетипы влияют на нас ежедневно, а правильное их использование может помочь даже в воспитании детей.

6. Оливер Сакс «Человек, который принял жену за шляпу»

Читать реальные истории из жизни настоящих сумасшедших страшновато, но очень увлекательно. Подобранные британским нейропсихологом случаи действительно необычны, хотя некоторые из них покажутся смутно знакомыми тем, кто запоем смотрел сериал «Доктор Хаус». Текст Сакса подкупает доброжелательным отношением врача к своим пациентам. Он пытается понять проблему человека, даже если не может определить её физиологическую причину. Сакс не ломает пациента, не изолирует его от общества и не даёт простых ответов. Зато он всегда старается помочь ему обрести себя и научиться быть счастливым, несмотря на серьёзные нарушения психики.

Иллюстрация – .com

7. Ричард О’Коннор «Психология вредных привычек»

Не имеет вредных привычек тот, кто ничего не делает. Одни вредят здоровью курением и поеданием сладенького на ночь, другие слишком любят критиковать всех вокруг или грызть себя за любую оплошность. Знаменитый американский психотерапевт спешит вас успокоить. Вам не обязательно искать оправдания за собственные срывы, ведь бороться с доведенным до автоматизма стереотипом поведения действительно очень сложно. Для начала с помощью книги надо понять, почему наш мозг отдаёт предпочтение таким действиям. Потом можно приступать к тренировкам, чтобы «Сознательное Я» сумело победить «Непроизвольное Я» и уберегло вас от дальнейшего самообмана.

8. Джозеф Халлинан «Почему мы ошибаемся. Ловушки мышления в действии»

Редкий случай – книга по психологии, написанная журналистом. Халлинан начинал свой путь со статей о системе уголовного правосудия в США. В 1991 году он получил Пулитцеровскую премию за шокирующую серию расследований о врачебной халатности в государственных больницах. Потом переключился на изучение процесса принятия людьми решений. У англоязычного издания говорящий подзаголовок: «Как мы смотрим, не видя, забываем важное за считанные секунды и почему всегда уверены, что сильно отличаемся от серой массы». Автор расскажет нам о распространенных причинах ошибок, приведёт массу примеров из самых разных сфер жизни, от футбола до медицины, и научит следить за собой, чтобы избежать их повторения в будущем.

Иллюстрация – .com

9. Лариса Парфентьева «100 способов изменить жизнь»

Если вам не хочется читать массу пусть и знаменитых, но нудных зарубежных изданий по психологии, выберите эту книгу. Автор тоже начинала как журналист, но потом переключилась на мотивационные тренинги. Больше года она вела авторскую колонку на сайте издательства «Манн, Иванов и Фербер», в которой собирала свои и чужие истории, лучшие советы из книг по психологии и вдохновляющие цитаты знаменитостей. Эта книга вобрала в себя всё самое полезное и интересное из той колонки. Если вам не хватает мотивации для реализации мечты или вам кажется, что вы застряли и не можете реализовать себя, лучшего помощника, чем Парфентьева, найти будет трудно. Она вовремя подставит плечо, даст в руки удобный, точно подобранный инструмент, а на дорожку расскажет полуанекдотическую историю, которая прогонит страх и даст хорошего пинка для ускорения.

10. Норман Дойдж «Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга»

Канадский доктор медицины подходит к тому, что творится у нас в голове, с новой стороны. Он не лезет в изучение бессознательного или защитных механизмов психики, а рассказывает о нейропластичности – революционном открытии современных учёных, изучающих истории преодоления проблем мышления. На основе массы научных данных Дойдж доказывает, что мозг способен эффективно перестраивать свою структуру и при необходимости компенсировать почти любые свои проблемы. Дело за малым – помочь ему натренироваться это делать. Автор настойчиво намекает, что это в наших силах, и увлекательно рассказывает о возможных способах.

До новых книг!

Сознание — особая форма отражения, которая является общим качеством всех психических функций человека. Сознание обеспечивает разумное, целенаправленное поведение человека, которое основано на понимании законов объективного (реально-существующего) мира.

Условия (факторы), повлиявшие на развитие сознания человека:

· Трудовая деятельность (общественный труд, использование орудий труда)

· Возникновение языка (речь)

В процессе труда люди начали сговариваться, передавать информацию (сначала это были звуки, жесты, выразительные интонации). Спустя много тысячелетий звуковой язык стал отделяться от практического действия, обретая самостоятельность.

С развитием речи совершенствовался и труд. С помощью трудовых действий у человека развивались руки, органы чувств, а это способствовало развитию головного мозга (он становится способным запоминать материал, представлять, мыслить, т.е. функционально совершенствуется). Развитие абстрактного (отвлеченного) мышления способствовало развитию психики.

Артур Владимирович Петровский выделяет следующие четыре характеристики сознания:

1). Сознание есть совокупность знаний об окружающем мире. В структуру сознания входят все познавательные процессы: ощущение, восприятие, память, мышление, воображение.

2). С помощью сознания человек различает понятие субъекта и объекта. В истории органического мира только человек выделяет и противопоставляет себя окружающему. Он единственный среди живых существ способен к самопознанию, к рефлексии (познанию самого себя), т.е. способен обращать свою психическую деятельность на самого себя.

З). Обеспечение целеполагающей деятельности. Приведем известную цитату К.Маркса: «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела, постройкой своих восковых ячеек срамит некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде, чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове». В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека. В функции сознания входит формирование целей деятельности, при этом складываются ее мотивы, принимаются волевые решения, учитывается ход выполнения действий и т.д.

4. В структуру сознания входят также определенные отношения. К.Маркс писал: «Мое отношение к моей среде есть мое сознание. В сознание человека обязательно входит мир чувств, где отражаются сложные объективные, и прежде всею общественные, отношения, в которые включен человек».

Функции сознания:

  • познание
  • переживание
  • отношение к миру
  • рефлексия
  • регуляция поведения

Сознание, бессознательное — и все, что между ними

Для описания работы психики 3. Фрейд использовал метафору айсберга. Сознание — это только верхушка айсберга. Его основная часть находится под водой — основная часть психики не осознается. То, что мы называем сознанием, этот постоянный поток мыслей, лежащий на поверхности. Но под ним таится масса опасной энергии, находящейся вне сознательного контроля. Так думал Фрейд.

На самом деле сознание больше похоже на здание с лифтом: оно имеет разные уровни, по которым перемещается информация в процессе обработки. Вот эти уровни сознания:

  • неосознаваемое (информация, которой нет в памяти или сознании, но она необходима для физической или психической активности, например, информация, контролирующая сердцебиение или давление крови).
  • предсознательное содержит все знания человека. Эту информацию человек «забывает», если она не нужна ему в данный момент, но может извлечь ее, когда потребуется. Если я спрошу вас, что вы ели вчера на обед, в вашем предсознательном откроется нужная папка, и искомая информация перейдет в ваше сознательное распоряжение. Вам не нужно постоянно помнить ваше меню, ноесли вас спрашивают, вы легко можете дать ответ.
  • подсознание хранит информацию, которая не представлена в сознании, может быть вызвана специальными средствами с помощью процедур осознания. Отличие от предсознательного в том, что сведения о вчерашнем обеде когда-то прошли через ваше сознание, а «секретная служба» отвечает за неизвестную для самого человека информацию. Например, под гипнозом бывший пациент хирурга может в деталях воспроизвести разговоры, происходившие в операционной, пока он был «без сознания», и которые совершенно не помнил наяву.
  • бессознательное По мнению Фрейда, в бессознательном таятся «проклятые» воспоминания, идеи, переживания, слишком сильные и страшные, чтобы их осознавать.

Бессознательное (неосознаваемые процессы)

Все неосознаваемые процессы можно разбить на три больших класса (Ю. Б. Гиппенрейтер)

неосознаваемые механизмы сознательных действий

неосознаваемые побудители сознательных действий

«надсознательные» процессы

а) неосознаваемые автоматизмы: действия или акты, которые совершаются «сами собой», без участия сознания («механическая работа», при которой голова остается «свободной»). Бывают:

  • первичные автоматизмы

(автоматические действия, процессы никогда не осознавались) Примеры: врожденные акты:

— сосательные движения

— мигание

-схватывание предметов

— ходьба и другие

  • вторичные автоматизмы

(автоматизированные действия или навыки, прошли через сознание и перестали осознаваться)

1. действие начинает осуществляться быстро и точно

2. происходит высвобождение сознания, которое может быть направлено на освоение более сложного действия.

Пример:

— игра на фортепиано

( путем продвижения от простых действий к сложным, благодаря передаче на неосознаваемые уровни действий уже освоенных, человек приобретает мастерство)

б) явления неосознаваемой установки

советский психолог Дмитрий Николаевич Узнадзе (1886—1950) создал теорию установки и организовал разработку этой проблемы.

Установка — готовность организма или субъекта к совершению определенного действия или к реагированию в определенном направлении.

Речь идет именно о готовности к предстоящему действию. Если навык относится к периоду осуществления действия, то установка — к периоду, который ему предшествует.

  • моторная установка

(- ребенок задолго до годовалого возраста, пытаясь взять предмет, подстраивает кисть руки под его форму: если это маленькая крошечка, то он сближает и вытягивает пальцы, если это круглый предмет, он округляет и разводит пальцы и т. д.;

-спринтер на старте в состоянии готовности к рывку.

  • перцептивная установка (органы чувств участвуют)

«у страха глаза велики» — сидите в темной комнате и со страхом ждете чего-то угрожающего, тогда и в самом деле начинаете слышать шаги или подозрительные шорохи.

  • умственная установка

(решение математического примера )

В явлениях неосознаваемой установки ученые увидели существование особой, «досознательной», формы психики – это ранняя ступень развития любого сознательного процесса.

в) неосознаваемые сопровождения сознательных действий — просто сопровождают действия – это непроизвольные движения, тонические напряжения, мимика и пантомимика и вегетативные реакции (слезы, дрожь, изменения зрачка).

Пример: Человек, который смотрит на другого, порезавшего палец, строит горестную гримасу, сопереживая ему, и совершенно этого не замечает.

1. эти процессы включены в общение между людьми и представляют собой важнейшие дополнительные (наряду с речью) средства коммуникации.

2. они могут быть использованы как объективные показатели различных психологических характеристик человека — его намерений, отношений, желаний, мыслей и т. д.

Зигмунд Фрейд (австрийский психолог, психиатр и невропатолог, создатель психоанализа.) создал свою теорию бессознательного. Согласно ей в психике человека существуют 3 сферы:

1. сознание

2.предсознание (скрытые

знания — знания, которыми человек располагает, но которые в данный момент в его сознании не присутствуют)

3. бессознательное

Свойства бессознательных представлений:

-действенность

— они с трудом переходят в сознание

Объясняется это работой двух механизмов, которые постулирует Фрейд, — механизмов вытеснения и сопротивления.

По мнению 3. Фрейда, психическая жизнь человека определяется его влечениями, главное из которых — сексуальное влечение (либидо). Оно существует уже у младенца, хотя в детстве оно проходит через ряд стадий и форм. Ввиду множества социальных запретов сексуальные переживания и связанные с ними представления вытесняются из сознания и живут в сфере бессознательного. Они имеют большой энергетический заряд, однако в сознание не пропускаются: сознание оказывает им сопротивление. Тем не менее они прорываются в сознательную жизнь человека, принимая искаженную или символическую форму.

Фрейд выделил три основные формы проявления бессознательного:

-сновидения

-ошибочные действия (забывание вещей, намерений, имен; описки, оговорки и т. п.)

-невротические симптомы.

Невротические симптомы были главными проявлениями, с которыми начал работать Фрейд.

1. субъект не знает того конечного итога, к которому приведет «надсознательный» процесс. Сознательный же процессы предполагают цель действия, т. е. ясное осознание результата, к которому субъект стремится.

2. неизвестен момент, когда «надсознательный» процесс закончится; часто он завершается внезапно, неожиданно для субъекта. Сознательные же действия, напротив, предполагают контроль за приближением к цели и приблизительную оценку момента, когда она будет достигнута.

Примеры «надсознательных» процессов:

-процессы творческого мышления,

-процессы переживания большого горя или больших жизненных событий,

-кризисы чувств, личностные кризисы и т. п.

Одним из первых психологов, который обратил специальное внимание на эти процессы, был американский психолог и философ Уильям Джемс.

Вывод: сознание – это высшая форма психики, которая возникла в процессе общественной трудовой деятельности и общения с помощью языка. Сознание человека не остается на одном уровне, оно меняется в зависимости от эпохи (строй государства, экономика, политика), т.е. в ходе своего исторического развития.

Бессознательное – характеристика психологических свойств, процессов и состояний человека, находящихся вне сферы его сознания, но оказывающих такое же влияние на его поведение, как и сознание.

Философская мысль
Правильная ссылка на статью: Бушуева Т.И., Коркунова О.В. — Проблема сознания в свете концепции К. Юнга // Философская мысль. – 2017. – № 3. – С. 92 — 104. DOI: 10.7256/2409-8728.2017.3.22317 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=22317

Бушуева Татьяна Ивановна
ассистент, кафедра философии и истории, Уральский государственный университет путей сообщения
620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 66
Bushueva Tatyana Ivanovna
assistant, the department of Philosophy and History, Ural State University of Railway Transport
620034, Russia, Sverdlovskaya oblast’, g. Ekaterinburg, ul. Kolmogorova, 66

TBushueva@usurt.ru
Коркунова Ольга Владимировна
доктор философских наук
профессор, кафедра философии и истории, Уральский государственный университет путей сообщения
620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 66
Korkunova Olga Vladimirovna
Doctor of Philosophy
Professor, Professor, the department of Philosophy and History, Ural State University of Railway Transport
620034, Russia, Yekaterinburg, Kolmogorova Street 66

ovkor@e1.ru

10.7256/2409-8728.2017.3.22317

Дата направления статьи в редакцию:

15-03-2017

Дата публикации:

20-04-2017

Аннотация.

В статье рассматривается, и исследуется проблема сознания. Показана эволюция в толковании феномена сознания за последние сто лет. В историческом аспекте показано как шло истолкование феноменов сознания и бессознательного. Анализируется, какой вклад вносит в решение проблемы сознания психоанализ в лице З. Фрейда и К. Юнга. При этом акцент сделан на исследование того, что нового вносят достижения К. Юнга в раскрытии природы бессознательного в процесс осмысления феномена сознания, раскрытии природы бессознательного Карлом Густавом Юнгом. Исследование этого процесса соотнесено с процессом развития личности. Используются методы сравнения и анализа, классификации и обобщения, единства исторического и логического в раскрытии природы и взаимодействия сознания и бессознательного. В статье показано, что нового вносит в развитие представлений о сознании исследование бессознательного и его взаимодействия с сознанием К. Г. Юнг. В результате проведенного исследования выявлено, что существует внутренняя детерминанта сознание человека, играющая существенную роль в формировании его содержания и развития личности.

Ключевые слова: сознание, бессознательное, взаимодействие, детерминация, личность, Юнг, Фрейд, структура психики, Сверх-Я, развитие

УДК:

111.12
This article examines the problem of consciousness, as well as demonstrates the evolution in interpretation of the phenomenon of consciousness over the past century. In historical aspect, is illustrated the path of interpretation of the phenomena of consciousness and the unconscious. The authors analyze the contribution of S. Freud and K. Jung into solution of the problem consciousness in psychoanalysis. The accent is also made on examination of new impact of the achievements of K. Jung in revelation of the nature of the unconscious upon the process of perceiving the phenomenon of consciousness. The research of this process correlates with the process of development of personality. The article applies the methods of comparison and analysis, classification and generalization, unity of the historical and the logical in revelation of nature and interaction between consciousness and the unconscious. In conclusion, the authors identify the existence of the internal determinant of human consciousness, which plays a significant role in formation of its content and development of personality.
Freud, Jung, personality, determination, interaction, unconscious, consciousness, structure of the psyche, Super-ego, development

Проблема сознания является центральной в философии. Но в последние десятилетия ей уделяется мало внимания в философских исследованиях. Думается, что связано это с бурным развитием психологии, которая открыла, и накопила много нового экспериментального материала. Имеется ввиду изучение бессознательного и других феноменов психики, влияющих на сознание. В связи с этим представляется важным и интересным осмыслить феномен сознания с учетом концепции бессознательного К. Юнга.

В классической науке утвердилось рассмотрение сознания как отражения воздействий внешнего мира, позволяющее человеку осознавать себя и внешний мир. Понимание бессознательного строилось по контрасту с ним.

В приведенной ниже таблице (Таблица 1) показано как исторически на протяжении века менялось определение этих терминов:

Таблица 1

Сознание

Бессознательное

Энциклопедический словарь

Ф. А. Брокгауза

и И. А. Ефрона,

1907 г.

«Основной и высший процесс душевной жизни. Сознание есть постоянная деятельность нашего «я», различение субъекта от объекта»

«В психической жизни человека различают деятельность сознания, оперирующего с ясными представлениями и понятиями, и процессы, не доходящие до сознания, каковы разные душевные состояния, инстинкты и рефлективные движения»

Философский энциклопедический словарь,

1983 г.

«Сознание – одно из основных понятий философии, психологии и социологии, обозначающее высший уровень психической активности человека как социального существа.

Своеобразие этой активности заключается в том, что отражение реальности в форме чувствительных и умственных образов предвосхищает практические действия человека, придавая им целенаправленный характер.

<…>

Сознание включает отношение субъекта как к этим ценностям, так и к самому себе, выступая тем самым в виде самосознания, которое также имеет социальную природу»

.

«Бессознательное, в широком смысле – совокупность психических процессов, операций и состояний, не представленных в сознании субъекта» .

Философский

энциклопедический

словарь,

2001 г.

«Сознание – в психологии совокупность чувственных и умственных образов, для которой в нормальных условиях характерно в той или иной мере отчетливое знание («сопутствующее знание», «осознание», лат.Conscientia) того, что я являюсь тем, кто переживает эти образы (отсюда содержание сознания = переживание).

Человек не только живет, но и переживает себя как способ существования живого существа (самосознание)» .

«Бессознательное – психическая жизнь, совершающаяся без участия сознания» .

Из этой таблицы видно, что в понимании этих феноменов в начале XX века, когда бессознательное еще только было открыто, и начало изучаться, акцент делался на то, что сознание позволяет различать субъект и объект, тогда как бессознательное содержит все не доходящее до сознания человека. К концу XX в. сознание характеризуется как воспроизведение внешнего мира, позволяющее осмыслить его и свое отношение к нему. При этом указываются его детерминанты: общественно-практическая деятельность и язык. Бессознательное характеризуется через противопоставление сознанию как то, что не участвует в сознательном отношении человека к действительности, не представлено в сознании. Оно нечто низшее, связанное с инстинктами и влечениями недоступными сознанию. Можно сделать вывод, что о сознании, его содержании и детерминантах есть четкие представления. Бессознательное же характеризуется только в общем виде. Это задало дальнейшее направление исследованию этого феномена, выявлению их взаимосвязи.

Интерес к теме взаимодействия сознания и бессознательного появился в XX веке, после появления психоанализа З. Фрейда.

В первой половине XX века грузинский психолог и философ Д. Узнадзе – основатель продуктивного подхода к изучению бессознательного высказал мысль, что «психика включает в себя два больших, одинаково необходимых компонента явлений – компонент сознательных и компонент бессознательных психических переживаний. Такова точка зрения так называемой психологии бессознательного» .

Немецко-американский психолог и социолог Э. Фромм в своих исследованиях попытался соединить психоаналитическую теорию 3. Фрейда с марксистской концепцией человека. По мнению Фромма в структуре индивидуального сознания сознательное и бессознательное взаимосвязаны и не существуют изолированно друг от друга.

Интересен подход современных исследователей к проблеме взаимодействия сознания и бессознательного. Маслова Е. Б. считает, что «трудности возникают при раскрытии темы «Сознание» в курсе философии, усугубляясь тем обстоятельством, что почти во всех учебниках и учебных пособиях по философии сознание как и прежде соотносится с материей и никак не связано с бессознательным» . Большинство современных ученых считают необходимым рассматривать сознание во взаимодействии с бессознательным. По мнению Масловой Е. Б. сознание можно понять только в соотношении с бессознательным. Минаева Н. С. пишет, что «противоположности – сознание и бессознательное, выступая полюсами души человека, имеют, и схожие черты и могут быть понятны только в диалектической взаимосвязи» . Никитина Е. А. исследуя проблему эпистемологического статуса сознания и бессознательного, рассматривает сознание и бессознательное как способы познания: мы знаем больше, чем осознаем . Коркунова О. В. пишет о рассмотрении сознания и бессознательного как энергетических процессов и противоположных сторон единого процесса. . Dr. Bernd Schmid и Sabine Caspari считают, что взаимодействие сознания и бессознательного можно представить в виде круга (символа целостности). «Задача человека состоит в критической борьбе сознания и бессознательного. Идея состоит в том, либо сознание, либо бессознательное берет верх, и выигрывает. Развитие и созревание полагает критические отношения между обеими сферами и их взаимное дополнение» .

Представляется, что наиболее продуктивный подход к исследованию сознания и бессознательного был предложен психоанализом в лице З. Фрейда и К. Юнга.

Кратко резюмируя позиции Фрейда и Юнга, попытаемся показать, как они формировали подходы к пониманию бессознательного и его взаимодействию с сознанием (Таблица 2).

Таблица 2

З. Фрейд

К. Г. Юнг

Сознание

«Сознание есть работа отдельной системы, которую можно назвать «Bw». Так как сознание есть главным образом восприятие раздражений, приходящих к нам из внешнего мира, а также чувств удовольствия и неудовольствия, которые могут проистекать лишь изнутри нашего психического аппарата» .

«Размышляя о том, что же такое есть на самом деле сознание, мы не можем не испытать глубокого изумления перед лицом следующего поистине чудесного обстоятельства: событие, происходящее вне нас, в космосе, одновременно порождает внутренний образ, то есть происходит, так сказать, также и внутри нас, тем самым становясь достоянием сознания»

.

Сознание – это регулятор человеческого поведения.

«На долю сознания приходится критика, выбор и решение»

Бессознательное

«(Unbewubtes) – те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал.

.

«Неизвестное во внутреннем мире человека, состоящее из всего того, чего мы не знаем и что, соответственно, не связано с «Я» как центром сферы сознания»

Особенность

«Фрейд акцентировал внимание на скрытых, иррациональных силах человеческих действий

и переживаний»

.

«Бессознательное умеет только желать»

«Юнг предложил рассмотрение схем бессознательной мотивации (архетипов), присущих социальным группам и целым народам»

.

«Сознание и бессознательное вовсе не обязательно противоположны друг другу, но взаимно дополняются до целого – самости»

Фрейд и Юнг сходятся в характеристике сознания и бессознательного, отмечая активность бессознательного. Но, характеризуя бессознательное как неизвестное во внутреннем мире человека, Юнг формирует этим направление его дальнейшего исследования. И далее высказывает мысль о том, что они взаимно дополняют друг друга до целого. Рассмотрим их позиции подробнее.

В работах Фрейда можно выделить два варианта схемы структуры психики. Первая схема состоит из трех элементов:

– бессознательное (сосредоточены инстинктивные импульсы (желания) и вытесненные из сознания идеи – то, что личностью никогда не сознается в оригинальном виде;

– область сознания (Я, ego) – воспринимает информацию об окружающем мире, общем состоянии организма и регулирует ответные действия индивида в интересах его самосохранения;

– Сверх-Я (super-ego) – это все усвоенное личностью в процессе воспитания (нормы морали, человеческие ценности, стандарты, запреты и поощрения). Super-egoучаствует в подавлении бессознательных влечений, которые сопротивляясь запретам, находят обходные пути проникновения в сознание.

Вторая схема – соединение бессознательного, предсознательного и сознания.

Зигмунд Фрейд писал: «Психическое представляет собой процессы чувствования, мышления, желания, и это определение допускает существование бессознательного мышления и бессознательного желания» .

Процесс взаимодействия сознательного и бессознательного начинается с раннего детства и продолжается на протяжении всей жизни (Рис. 1). Под нравственным воздействием окружающей среды происходит процесс вытеснения материала из сознания в бессознательное. Содержание вытесненного материала ограничено инфантильными тенденциями. Инфантильные тенденции вытесняются в силу их противоречивости.

Рисунок 1. Процесс взаимодействия сознания и бессознательного

в представлении З. Фрейда

Фрейд считал, что бессознательное содержит только те составляющие личности, которые вполне могли бы быть осознанными . На практике эти осознанные составляющие подавляются в результате воспитания. С помощью анализа вытеснение может быть устранено, а вытесненные желания осознаются.

Фрейд считает, что «в бессознательном вытесненное желание продолжает существовать и ждет только первой возможности сделаться активным и послать от себя в сознание искаженного, ставшего неузнаваемым заместителя» .

Фрейд пишет, что «бессознательные душевные процессы сами по себе находятся «вне времени». Это, прежде всего, означает то, что они не упорядочены во времени, что время ничего в них не изменяет, что представление о времени нельзя применить к ним. Это негативное свойство можно понять лишь путем сравнения с сознательными психическими процессами» .

Наумова Е. И анализируя психоанализ Фрейда, обращает внимание на то, что «факт несовпадения «я», «сознания» и «бессознательного» оказывается онтологическим условием существования субъекта .

Фрейд объясняет почти все комплексами, которые он изучал на больных и считал, что они имеются у каждого человека. Таким образом, изучая больных людей, он переносил эти процессы на всех. В результате он делал всех людей «больными».

Юнг в отличие от Фрейда, изучая больных людей, их отличие от здоровых, ставил задачу сделать человека здоровым. Для Карла Густава Юнга процесс взаимодействия сознательного и бессознательного носит личностный характер, т.к. осуществляется в процессе индивидуальной жизни. Схема взаимодействия получается более сложной (Рис. 2).

Юнг пишет: «наше сознание не создает само себя; оно, подобно роднику, бьет из каких-то неведомых глубин. Сознание постепенно пробуждается в детстве; в течение всей последующей жизни оно ежеутренне пробуждается из глубокого сна, из бессознательного состояния. Оно – словно дитя, рождающееся каждый день заново из первичного материнского лона бессознательного» .

Юнг о бессознательном пишет: «… все, что я знаю, но о чем в данный момент не думаю; все, что я некогда осознавал, но теперь забыл; все, воспринимается моими чувствами, но не отмечается моим сознательным разумом; все, что я невольно чувствую, думаю, вспоминаю, хочу и делаю, не обращая на это внимания; все, что только начинает формироваться во мне и когда-нибудь будет мною осознано: все это составляет содержимое бессознательного» .

«Бессознательное – не просто нечто неизвестное, это скорее неизвестное психическое» . Юнг определяет бессознательное как:

– Внутренние содержания, которые проникнув в сознание, не будут отличаться от других известных психических содержаний. Содержания, которые в большей или меньшей степени, поддаются осознанию, либо были когда-то осознанными, либо могут в любой момент снова возникнуть в сознании:

· все то, что каждый человек знает и о чем, однако, в данный момент не думает;

· все то, что каждый человек некогда осознавал, но затем забыл;

· все то, что воспринималось органами чувств, но не замечалось сознанием;

· все то, что непроизвольно и не обращая внимания, чувствует каждый человек, о чем думает, помнит, желает и делает;

· все образы будущего, которые зреют в человеке и когда-нибудь всплывут в сознании.

– Психоидную систему, о которой непосредственно ничего не известно, и которая не поддается осознанию .

Рисунок 2. Процесс взаимодействия сознания и бессознательного

в представлении К. Г. Юнга

В отличие от Фрейда Юнг использует понятие «порог сознания». Подпороговая основа не объясняется только принципом вытеснения. Все компоненты не пребывают в состоянии покоя. Сознание и бессознательное постоянно взаимодействуют. Юнг пишет, что в норме бессознательное координирует с сознательным в плане компенсаторных отношений. Внутри бессознательного происходит постоянная группировка и перегруппировка своих содержаний. Таким образом, существует два уровня контроля: первый уровень – уровень сознания (контроль и управление за поведением человека, помощь в адаптации к обществу), второй уровень – это уровень бессознательного (которое все время дублирует функции контроля и управления сознания). В случае если сознание не может справиться с ситуацией, или что-то упустило бессознательное приходит на помощь и помогает справиться с ситуацией. Это объясняет факт, когда человек, в какой-то момент меняет линию поведения, совершает немотивированные поступки. Бессознательное чаще проявляется через оговорки, описки и сны.

В структуре личности Юнг выделяет сознание и бессознательное. Эти два компонента находятся в прямом взаимодействии. Личное сознание стремится создать целое содержание, некий идеальный образ. Чаще этот образ формируется за счет воспитания и самовоспитания личности. Личное бессознательное при этом состоит из суммы психических факторов, которые ощущаются как личные, т.к. как будто принадлежат определенному лицу. В идеальный образ не входят содержания, которые не желают окончательно вписываться в целое. Эти содержания упускаются из виду или вытесняются, а затем забываются и не признаются (Рис. 3).

Рисунок 3. Процесс взаимодействия личного сознания и личного бессознательного

в представлении К. Г. Юнга

Если рассматривать психическое человека Юнга, то можно выделить основные элементы – сознание и бессознательное, состоящее из личного бессознательного и коллективного бессознательного. Личное психическое (личная психика) состоит из коллективного сознания (включающее неличностные величины: вид профессии, титулы и социальные регалии и роли) и сознания. В сознании можно выделить части, относящиеся к развитию отдельной личности. Эти части были онтогенетически приобретены, и развиты. В сознании также находятся прочно закрепленные коллективные элементы бессознательного (влечения, идеи и качества). Следующий слой – это личное бессознательное, выросшее из коллективного бессознательного и связанное с ним глубочайшим образом. Сознание и личное бессознательное составляет верхние части психических функций. Эти два компонента покоятся на широком основании унаследованной и всеобщей психической диспозиции, которая бессознательна. Коллективное бессознательное – охватывает нижние части психических функций, это базис, лежащий в основе каждой личности. Коллективные представления, воплощенные в язык поэзии и мистики, находятся в верхней части коллективного бессознательного, на высшем его уровне. Все эти компоненты соотносятся между собой так же, как индивид соотносится с обществом. Взаимодействие элементов внутри психики человека показано на рис. 4:

Рисунок 4. Психическое человека в представлении К. Г. Юнга

Юнг пишет «бессознательное с его неопределенной протяженностью можно уподобить морю, сознание же скорее – острову, что возвышается над морем. Однако такую аналогию мы не вправе развивать далее, поскольку отношение сознания к бессознательному существенно отличается от отношения острова к окружающему его морю. Это не стабильное, не устойчивое отношение, а непрерывный взаимообмен и постоянное смещение содержаний: ибо ни сознание, ни бессознательное не есть нечто покоящееся и пребывающее – бессознательное живет, и находится в непрестанном взаимодействии с сознанием» . Продуктом деятельности сознания являются – знания, а продуктом деятельности бессознательного – установки. Сознание и бессознательное принимают участие в формировании личности, но бессознательное также – в социальном конструировании реальности, массового поведения и социальных норм сообщества. Сознание ориентирует нас в настоящем (здесь и сегодня), а бессознательное – это уход от настоящего.

На основании вышесказанного можно сделать вывод, что отличительными особенностями бессознательного в понимании Юнга является:

– бессознательное первично, а сознание вторично;

– сознание формируется под воздействием бессознательного и за счет его содержаний;

– действие бессознательного не всегда идет во вред человеку;

– выполнение защитных функций;

– способствует переходу личности на новую ступень развития.

Влияние бессознательного на сознание бесспорно. Его роль в жизни человека велика. С помощью бессознательного можно манипулировать коллективным сознанием и сознанием отдельной личности. Бессознательное одновременно можно назвать фактором творчества и понимания себя, но в некоторых случаях и фактором аморальности и разрушителя психики. Роль бессознательного многогранна. Для личности важно осознать весь материал, содержащийся в бессознательном в совокупности с материалом сознания. Это осознание значительно расширит горизонты сознания, углубит знание себя.

Юнг пишет о личностях, которые продвигаясь вперед по пути реализации своей бессознательной самости «переводят содержание личного бессознательного в сознание, посредством чего объем личности расширяется» .

Существует пример использования взаимодействия сознания и бессознательно в педагогической деятельности. Это педагогическая система саморазвития личности (на основе теории синергии осознаваемого и неосознаваемого в психике человека) разработанная представителями Пермской научно-педагогической школой под научным руководством И. Е. Шварца. В период с 1974 по 1999 гг. было проведено масштабное исследование, с целью создать и реализовать комплексную систему «воспитательного влияния, основанную на синергетической связи осознаваемого и неосознаваемого в психике человека педагогически оформленную в систему взаимодействия убеждения и внушения, позволяющую эффективно решать вопросы ресоциализации личности подростков и молодежи в условиях принудительной социальной изоляции» .

На современном этапе развития общества очень важно понять, как оказывается воздействие на отдельную личность и на общество в целом. Чаще этот процесс начинается через сознание, затем человек может оказаться во власти бессознательного. Воздействие бессознательного чаще носит негативный характер – своеобразное манипулирование сознанием. Полно с точки зрения авторов этот процесс раскрывает теория взаимодействия сознания и бессознательного К. Г. Юнга.

Таким образом, мы видим, что исследование бессознательного Юнгом углубляет картину развития сознания и показывает, что существует внутренняя детерминанта, определяющая сознание человека, и она играет существенную роль в формировании его содержания.

Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *