Сутяжничество, что это?

Юристы отмечают необычный факт: начали работать статьи Уголовного кодекса, которые до сих пор считались «мертвыми». До недавнего времени практически не было уголовных дел по ложным доносам. А теперь едва ли не каждый день на скамье подсудимых оказывается около десяти наговорщиков и поклепщиков.

По мнению экспертов, в будущем их число только увеличится.

Богатые возможности для любителей возвести на ближнего напраслину открыла борьба с коррупцией — само по себе дело благое. Во всех правоохранительных ведомствах сегодня открылись многочисленные телефоны доверия и «горячие линии», по которым можно сообщить о нечистых на руку чиновниках. А в самое ближайшее время во всех федеральных органах исполнительной власти будут созданы службы по профилактике коррупции. У граждан появится еще один адрес, куда можно писать и стучаться.

Рост сознательности граждан объясняется и финансовой причиной: во многих регионах вошло в практику платить за информацию о преступлениях. Но только за правдивую. Между тем исторически сложилось, что авторы сигналов «куда надо» не всегда сообщают правду, одну правду и ничего, кроме правды. Далеко не всегда. Причины для оговора бывают самые разные: зависть, желание подсидеть начальника или избавиться от коллеги-конкурента. Иногда — банальная месть. Например, в милиции нет отбоя от анонимных звонков, сообщающих о вымогательствах взяток сотрудниками ГИБДД. По мнению экспертов, чаще всего жалуются как раз те, у кого мзду на дороге не взяли.

— Нередко звонившие пытаются оклеветать невиновного инспектора, который наложил штраф за нарушение и тем самым обозлил водителя. Но этот номер никогда не проходит, — поясняют в МВД. — Сбор доказательств осуществляется тщательно, одного сообщения, тем более анонимного, для признания вины инспектора не достаточно.

Некоторые водители объясняют свое инкогнито тем, что боятся наказания за дачу взятки. Однако по закону водитель, чистосердечно сообщивший о вымогательстве взятки, освобождается от наказания. Уголовная ответственность предусмотрена только за заведомо ложный донос.

Нередко наговаривают на следователей и судей. Но если еще несколько лет назад подобные сигналы просто клали под сукно, сегодня все чаще заводят по ним уголовные дела. Против авторов. Один из свежих примеров: в Татарстане некий гражданин обвинил мирового судью в том, что тот получил взятку. Самого заявителя обвиняли в том, что он оскорбил местного чиновника. Однако подсудимый решил сам стать обвинителем. Точнее — обличителем. Он написал заявление на имя прокурора республики, что мировому судье оплатили обвинительный приговор в отношении него. Прокуроры два раза предупредили гражданина об ответственности за заведомо ложный донос. Он продолжал настаивать. В итоге следствие коррупции не нашло, а самого обличителя осудили на два года условно.

— Конечно, в таких делах всегда остается подозрение, что правоохранители по каким-то причинам не стали доискиваться до правды и просто ударили по рукам заявителя, — сказала «РГ» юрист Виктория Цыганкова. — Однако факт остается фактом: ложные доносы у нас весьма популярны. Как с этим бороться? В Древнем Риме если обвиняемого оправдывали, то наказывали того, кто его обвинял. Примерно такая система действует и у нас. Но если раньше статьи за ложный донос и клевету считались мертвыми, то теперь по ним каждый год выносятся тысячи приговоров.

Как сообщили «РГ» в Судебном департаменте при Верховном суде, только за шесть месяцев прошлого года было осуждено около двух тысяч человек за ложный донос. 60 дел по ложному доносу было прекращено за примирением сторон. Еще 650 граждан были осуждены за клевету.

Иногда доносительство становится манией. Наверное, каждый судья, адвокат или прокурор сможет рассказать массу таких историй. Но мания — это болезнь. А болезнь надо лечить. За шесть месяцев прошлого года на принудительное лечение были направлены 10 ложных доносчиков и 20 клеветников. Правда, лечение им прописывали не за хроническое сутяжничество — официально такого диагноза нет, — а за что-нибудь другое. Характерный пример. В Амурской области 70-летняя старушка пропила с подружками пенсию. Возвращаясь после застолья домой, бабушка потеряла свой паспорт и пенсионное удостоверение. Протрезвев, она повела себя как школьница. Испугавшись скандала, наврала с три короба. Мол, на улице ее ограбил неизвестный мужчина: выхватил из рук деньги с документами и скрылся. Для пущей убедительности она даже написала заявление в милицию. Однако трое собутыльников выдали ее с головой. В итоге старушке предъявили обвинение в заведомо ложном доносе. Эксперты установили, что пенсионерка страдает хроническим психическим расстройством, и совершила преступление в состоянии невменяемости. В итоге суд назначил ей принудительное лечение в спецклинике.

Наветы по рейтингу

Собственно большинство дел по доносу примерно такие — граждане лгут с бытовыми целями. В рейтинге ложных доносов лидируют заявления о кражах при пропаже документов. Дело в том, что за восстановление утерянного паспорта надо платить. А если документ украли, оформить новый гораздо дешевле. Поэтому граждане выбирают кражу. До недавнего времени фокус удавался. Однако с недавних пор за такие заявления стали сажать, как за ложные доносы.

На втором месте — ложные автоугоны. Часто бывает, что водитель совершил нарушение и испугался. Поэтому он бросает машину на обочине, а сам бежит в милицию, заявлять, что ее угнали. А это тоже ложный донос. Счет осужденных за него водителей уже идет на сотни. То, что доносчики при этом никого конкретно не обвиняют, дела не меняет. Ведь потенциально они могут кого-то подвести под статью, а вдруг органы арестуют не того? Шанс совершить ошибку и наказать за придуманное преступление невиновного весьма реален.

Третье место — изнасилования. Очень скользкое дело. Принцип — или он меня в загс, или я его в прокуратуру — по-прежнему живее всех живых. Недавно «РГ» сообщала о случае, когда житель Челябинска провел три месяца в СИЗО по ложному обвинению в изнасиловании. Выяснилось, что девушка оклеветала его просто из личной неприязни. Они раньше встречались, а потом разбежались. Безусловно, насилие — страшное преступление. Но не менее распространен и женский шантаж — не хочешь быть мужем, пойдешь по статье как насильник.

Четвертое место — просто шалости и глупости. Например, подросток потратил родительские деньги, а потом испугался и решил повесить все на мифических грабителей. А бывает, что молодежь развлекается такими «шутками». Про сообщения о «минировании» школ и вокзалов написано много. Для таких заявителей в Уголовном кодексе даже предусмотрена отдельная статья — «заведомо ложное сообщение об акте терроризма». Встречаются среди горе-юмористов и оригиналы. На Ставрополье невеста, чтобы проверить чувства жениха, организовала собственное похищение. Двое приятелей девушки позвонили жениху на мобильный и потребовали за невесту выкуп в 20 тысяч рублей. Чувства оказались крепкими. Друг «похищенной» смог собрать только 16 тысяч рублей. Одновременно молодой человек обратился в правоохранительные органы, чтобы спасти любимую. После передачи денег милиционеры задержали шутников, правда о «похищении» была раскрыта, а в отношении девушки было возбуждено уголовное дело по статье «Заведомо ложный донос». Возможно, теперь она вновь сможет испытать чувства любимого: будет ли он ждать ее из тюрьмы? За ложный донос предусмотрено наказание до шести лет неволи. Впрочем, чаще всего осужденные получают штраф или условный срок.

Кстати

Интересно, что если гражданина обвиняют в преступлении, то он может лгать. Мол, это не я убил, а сосед дядя Вася. По закону это рассматривается как способ защиты. Главное, чтобы следователь не клюнул на такую утку. Однако если подследственный начнет говорить о других преступлениях, к делу не относящихся, мол, а еще мой сосед банк ограбил, то здесь чистейший случай ложного доноса.

Сутяжный синдром или кверулянтство (от латинского querulus – жалующийся) представляет собой непреодолимое стремление к сутяжнической деятельности, характеризующееся ведением борьбы против «несправедливости» и за восстановление своих прав и ущемленных интересов.

Сутяги (кверулянты) являются клинически неоднородной группой психических больных и психопатических личностей. За несколько десятилетий изучения пациентов, страдающих сутяжничеством, сформировались два научных взгляда на эту проблему.

Сутяги (кверулянты) являются клинически неоднородной группой психических больных и психопатических личностей.

Первое учение рассматривало данное расстройство с точки зрения врожденной предрасположенности к сутяжничеству на фоне психопатических свойств личности.

Другая концепция выделяла сутяжничество и сутяжный бред (наиболее тяжелое проявление сутяжного синдрома) как одну из разновидностей паранойи. Термины «кверулянтная паранойя», «сутяжная паранойя», «паранойя тяжбы» можно встретить в литературе по психиатрии и сегодня.

Более того, небольшое количество психиатров продолжают относить сутяжный синдром к паранойе, а более легкие формы расценивают как псевдокверулянтство.

Однако большинство психиатров в настоящее время разграничивают паранойю и сутяжничество, представляя последнее состояние как психогенное заболевание, развивающееся на фоне наследственной предрасположенности в результате воздействия внешних обстоятельств.

Кроме сутяжного синдрома в виде самостоятельного расстройства или, как встречается в некоторых научных источниках, «генуинного», выделяют сутяжнические состояния, встречающиеся при различных психических и органических заболеваниях: шизофрении, маниакально-депрессивном психозе, прогрессирующем надъядерном параличе, церебральном атеросклерозе и других заболеваниях. Это симптоматическое сутяжничество, появляющееся эпизодически на фоне декомпенсации других заболеваний и патологических состояний.

Сутяжный синдром может развиваться в любом возрасте, но наиболее часто дебютирует в возрасте старше 40 лет. Началу сутяжничества может способствовать «несправедливое» увольнение с работы, неэффективное лечение, неправильно рассчитанные тарифы на коммунальные услуги, несправедливый раздел имущества, любые другие проявления социальной несправедливости.

Длительная сутяжная борьба проявляется в виде многолетнего упорного судебного процесса, сопровождающегося многочисленными жалобами, апелляциями в высшие инстанции. Часто судебное решение не в пользу кверулянта на одном из этапов рассматривается им как явная несправедливость, стимулирующая его протестную деятельность.

Неудачи не только не останавливают таких больных, но еще больше убеждают в пристрастном к нему отношении. Появляются новые протесты, обвинения судей, оскорбительные выходки в сторону суда. Такие люди проявляют чрезвычайное упорство и настойчивость, добиваются своих целей в вопросах защиты и восстановления своих прав либо компенсации материального и морального ущерба.

Кверулянты часто очень самоуверенны, упрямы, эгоистичны. Для них характерны истерические черты и гипоманиакальность. При этом, напротив, обнаруживается неспособность адекватного понимания чужого права, равнодушие к правам и интересам других людей при крайней переоценке собственных интересов. Для сутяг характерны также мелочность, застревание на несущественных деталях, способность возводить незначительные бытовые ситуации в ранг событий государственной важности, раздувать мелкие обиды до тяжелого оскорбления.

Кверулянты часто очень самоуверенны, упрямы, эгоистичны. Для них характерны истерические черты и гипоманиакальность, …. неспособность адекватного понимания чужого права, равнодушие к правам и интересам других людей при крайней переоценке собственных интересов.

Для сутяг характерны также мелочность, застревание на несущественных деталях, способность возводить незначительные бытовые ситуации в ранг событий государственной важности.

В более тяжелых случаях формируются бредовые идеи в виде бреда преследования, развивается типичная клиническая картина так называемого сутяжного бреда. Бредовые идеи чаще всего ограничиваются кругом судебных переживаний и не выходят за рамки конкретного судебного дела. Галлюцинации не характерны. Поведение таких субъектов может быть достаточно спокойным, однако, на высоте сутяжных действий может становиться не совсем целесообразным, а иногда и агрессивным. Возможны социально опасные поступки и даже насильственные действия.

Таким образом, сутяжный синдром клинически в различных случаях может варьировать от легких случаев с небольшой активностью и коротким течением – до тяжелых форм с выраженными стойкими бредовыми идеями и длительным течением.

Сутяжная активность сохраняется обычно в течение нескольких лет, затем по мере разрешения конкретной конфликтной ситуации может затухать. Однако при возникновении новых неблагоприятных обстоятельств за периодом ремиссии возникает новая волна сутяжничества.

Сутяжный синдром или кверулянтство – тема, которая появилась на сайте… не случайно. Действительно, врач любой специальности рано или поздно повстречается с пациентом-кверулянтом. Приведу один из примеров из своей практики:

Пациентка К. более 20 лет проходит курсы амбулаторного и стационарного лечения у разных врачей и в разных больницах. За эти годы она написала десятки, а может, и сотни жалоб на многих врачей по отдельности и на отделения, в целом. Больная кому только не писала: и в местный комитет здравоохранения, и губернатору, и даже президенту. Плохими оказались все: врачи МСЭК, потому что не дают группу; практикующие врачи, так как плохо лечат; врачи-диагносты, потому что неправильно трактуют результаты обследований, и так далее.

Периоды обострения, когда пациентка «строчит» очередные жалобы, сменяются ремиссиями различной продолжительности. В это время она исчезает из поля зрения медиков, чтобы потом появиться вновь. Больная искренне уверена, что ее поведение правильное, и ее действительно никто не хочет лечить надлежащим образом.

Пациентка при этом считает себя психически здоровым человеком. По существующим в России законам о психиатрической помощи освидетельствовать пациента у психиатра без его добровольного согласия невозможно, если он не опасен для себя или для окружающих. Естественно, в нашем случае, больная на подобный шаг никогда не согласится, ведь критика к своему состоянию у нее полностью отсутствует.

По этой причине лечение сутяжного синдрома остается достаточно серьезной проблемой. Более того, известны случаи, когда помещение таких больных в психиатрическую больницу не только не оказывало положительного влияния, а, напротив, действовало неблагоприятно, еще больше фиксируя сутяжные представления.

Практически в каждой области есть определенные лица, которые регулярно обращаются в суд, независимо от того, нарушено их право или нет. // 02.10.2018

«ВРП запросила у Генпрокуратуры информацию о расследовании дела председателя суда Татьяны Кологрив» в связи с тем, что гражданин требует от нее 30-50 тыс. грн за каждое решение, принятое судьей не в его пользу.

Такие сообщения все чаще появляются на сайтах не только юридических СМИ, их немало на сайте ВРУ, куда обращаются судьи, сообщая о таком вмешательстве в осуществление правосудия.

Практически в каждой области есть определенные лица, которые регулярно обращаются в суд, независимо от того, нарушено их право или нет. Судьям всех юрисдикций и всех судебных инстанций известная личность, которая за последние 7-8 лет подала в суды (от районного до Верховного) около 5 тыс. исков, жалоб, одновременно жалуется на судей в ВРП за отказ в иске или отказе в удовлетворении апелляционной / кассационной жалобы.

Недавно в КЦС ВС подано несколько «странных» кассационных жалоб от лица, «выигравшего» рассмотрение процессуального вопроса в апелляционном суде. То есть его апелляционная жалоба полностью удовлетворена, но кассационная жалоба от этой самой личности касается того, что апелляционный суд не оставил сначала ее же апелляционную жалобу без движения на определенных основаниях. Спор касается договора аренды земли, по делу четко прослеживается, что этому лицу «невыгодно» получить быстрое судебное решение, своевременное рассмотрение дела, поскольку, возможно, придется вернуть земельный участок, с которого нужно успеть собрать урожай. Поэтому этому лицу крайне необходимо затянуть судебный процесс.

Злоупотребление правом на иск, на подачу жалобы представляет собой такой вид злоупотреблений процессуальными правами, при котором вся процедура рассмотрения спора является неоправданной и неэффективной, ведь лицо обращается в суд с целью, отличной от защиты нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов. Среди таких злоупотреблений можно выделить представление сутяжнических, заведомо необоснованных (явно необоснованных) исков или жалоб и исков, имеющих искусственный характер.

Что такое сутяжничество, кто такие сутяжники и как в мире борются с таким «стихийным бедствием» судебной системы, какие процедурные, компенсаторные и монетарные меры противодействия такому злоупотреблению правом на правосудие предусмотрены в соответствующем законодательстве других стран? Попробуем разобраться.

Сутяжнические (vexatious) иски давно известны англосаксонской правовой системе, где их связывают, как правило, с таким процессуальным поведением стороны, которое характеризуется чрезмерной процессуальной активностью лица, повторными обращениями в суд с тождественными или аналогичными исками, попыткой возобновить производство по делу и т.д. с целью преследования процессуального оппонента, надокучання ему или причинения ему финансовых затрат. В некоторых зарубежных государствах, в частности Австралии, Канаде, Великобритании, США (штаты Калифорния, Флорида, Гавайи, Огайо, Техас), Индии, приняты соответствующие законодательные акты, направленные на противодействие указанному процессуальному поведению. Наряду с этим в иностранной литературе и судебной практике выделяют различные признаки и правила квалификации определенного поведения как сутяжнического. Так, первый законодательный акт по этому вопросу — Vexatious Actions Act 1896 — был принят в Англии и определял сутяжническую сторону как любое лицо, систематически и целенаправленно возбуждающее сутяжническое рассмотрение дела в суде при отсутствии разумных оснований (Taggart M. Alexander Chaffers and theGenesis of the Vexatious Actions Act 1896 The CambridgeLaw Journal Vol. 63, No. 3 (Nov., 2004), pp. 656-684).

Указанную формулировку в дальнейшем инкорпорировали в свое законодательство и другие зарубежные страны. При этом на практике был выработан классический трехсложный тест для признания определенного лица сутяжником. Во-первых, необходимо было установить систематичность действий лица, то есть повторяемость, постоянство таких действий, факт того, что лицо считает возбуждение судебных разбирательств обычной вещью, воспринимает такое поведение как должное. Во-вторых, должна была быть доведена целеустремленность этих действий, которая заключалась в решимости такого лица, его настойчивости, упрямства в действиях. Наконец третьим признаком считалось отсутствие «разумных оснований» для соответствующего процессуального поведения, которое имело место тогда, когда производство было бесперспективным, но все равно инициировалось, в частности с ненадлежащей целью (Joint Submission to the Parliament of VictoriaLaw Reform Committee. Inquiry into Vexatious Litigants. 27 June 2008 Melbourne. p. 30-31.)

Достаточно часто для определения стороны сутяжником использовался критерий частоты привлечения лица к орбите судопроизводства. В частности отмечалось, что сутяжником может быть признано лицо, которое часто возбуждает сутяжнические иски, то есть многократно за короткие интервалы времени, обычно повторно. Иногда учитывались такие критерии, как то, как сторона возбудила производство по делу, то есть ее поведение во время производства по делу или мотивы подачи иска (Kirby N. When Rights CauseInjustice: a Critique of the Vexatious Proceedings Act 2008 (NSW) // Sydney Law Review. — 2009. — Vol. 31: 163. — P. 165-166). Наряду с этим, в литературе всегда отмечалось, что квалификация определенного процессуального поведения как сутяжничества не зависит от поминутной проверки, имело ли разумное основание каждое процессуальное действие стороны, зато оценке подлежит совокупность совершенных действий, их основной характер и результаты.

Сейчас некоторые юрисдикции сохранили в своем законодательстве аналогичные формулировки сутяжничества, зато другие выбрали более расширенный подход к критериям квалификации такого поведения. Так, согласно пар. 391 Гражданского процессуального кодекса Калифорнии сторона признается сутяжнической, если: а) она возбуждала или поддерживала лично за последние семь лет не менее пяти производств, иных, чем производство в суде по незначительным суммам, которые были решены не в ее пользу или необоснованно остаются в состоянии нерешенности без судебного разбирательства по крайней мере в течение двух лет б) повторно возбуждала производства или делала попытки возбудить производство снова против одного и того же ответчика после принятия решения не в свою пользу; в) повторно подавала в суд необоснованные письменные ходатайства или совершала процессуальные действия, чтобы вызвать ненужный обмен соревновательными бумагами, или прибегала к другим тактикам, явно необоснованным или направленым на затягивание процесса; г) была признана сутяжнической стороной любым другим судом штата или федеральным судом на основе подобных фактов или действий (California Code of Civil Procedure.).

Иначе говоря, на первый план в этом случае выходят не особенности спора, переданного на рассмотрение суда, а, скорее, характеристика самой стороны, ее процессуального поведения как в конкретном производстве, так и в предыдущих делах, в рассмотрении которых она участвовала. То есть речь идет об определенном процессуальном поведении стороны, связанным с ее повторными обращениями в суд с тождественными делами, попытки возобновить производство в определенном деле, подача исков с целью причинить вред или наскучить своему оппоненту и тому подобное. Иначе говоря, на первый план в этом случае выходит характеристика самой стороны, а не особенностей спора, переданного на рассмотрение суда. Указанное подтверждается и санкциями за поведение такого рода, что, как правило, связываются с запретом конкретному лицу обращаться в суд с определенными видами исков без получения предварительного согласия уполномоченных судебных органов.

В литературе по психиатрии и психологии патологическая жажда обращений в суд и участия в процессах получила название «кверулянства», хотя в юридической литературе, как правило, речь идет именно о сутяжничестве или «гиперсутяжническом поведении» (Lévy B. FromParanoia Querulans to Vexatious Litigants: a Short Study onMadness between Psychiatry and the Law. Part 2 // Historyof Psychiatry. — 2015. — Vol. 26 (1). — p. 36-49.). Последние компаративистские исследования, посвященные анализу освещения проблем сутяжничества в странах континентальной и англо-саксонской правовых систем, позволили авторам проследить интересную тенденцию. Так, если в странах континентальной правовой системы вопрос сутяжничества течение длительного времени активно рассматривался на страницах литературы по психиатрии, однако законодательное регулирование указанного поведения практически отсутствовало, то в странах англосаксонской правовой системы наоборот вопросы сутяжничества имеют достаточно давнюю историю правового регулирования, однако до недавнего времени имелись только единичные работы, которые рассматривали указанную проблему как медицинскую, а не юридическую.

По нашему мнению, несмотря на вариативность подходов к сутяжническому поведению в различных государствах, можно все же выделить несколько общих признаков указанных действий.

Во-первых, во многих законодательных актах зарубежных государств сутяжничество ассоциируется с многократным обращением в суд одним лицом по разным делам или с подачей тождественных или аналогичных исков, то есть в данном случае подчеркивается неоднократность обращений в суд, а также некоторые количественные показатели процессуальной активности стороны . Например, в Техасе, Калифорнии и на Гавайях для признания лица сутяжником, среди прочего, должен быть доказан факт того, что такое лицо за последние 7 лет безуспешно возбуждало или поддерживало производства по крайней мере в пяти делах, кроме дел в судах, рассматривающих споры на незначительные суммы (California Code of Civil Procedure; Hawaii Revised Statutes; Texas Civil practice and Remedies Code.), зато во Флориде этот показатель составляет 5 неудачных дел за 5 лет. И даже в тех случаях, когда законодательство не устанавливает четкого количества неудачных дел и определенных временных периодов, все равно содержится указание на систематичность таких действий. Указанное может быть объяснено также с исторической точки зрения, ведь во многих источниках указывается, что Vexatious Litigant Act 1896 стал реакцией на поведение А. Чафферса (A. Chaffers), который в течение 1980-1896 г. подал 48 исков, ответчиками по которым были Принц Уэльский, Архиепископ Кентерберийский, Лорд-канцлер, судьи и т.д. (Lévy B. From ParanoiaQuerulans to Vexatious Litigants: a Short Study on Madnessbetween Psychiatry and the Law. Part 2 // History ofPsychiatry. — 2015. — Vol. 26 (1). — p. 39.).

Таким образом, о сутяжничестве может свидетельствовать систематическое, многократное участие стороны в судебных процессах, завершающихся принятием решения не в ее пользу, ее гиперактивность в подаче исков в суд. В литературе такие стороны иногда называют «хроническими», «аномальными» или «патологическими» сторонами (Кравчук В. Аномалии судебного процесса // Слово Национальной школы судей. — 2014.- № 4 (9). — С. 98-103).

Во-вторых, часто сутяжничество связывается не просто с многократностью обращения в суд, а именно с обращениями истца к одному и тому же ответчику с различными исками или повторные обращения в суд с аналогичными или тождественными исками после решения дела судом с целью пересмотра уже рассмотренного дела. Так, С. Хедли выделяет три категории истцов с соответствующей девиацией процессуального поведения. Во-первых, истцы, которые проиграли дело и продолжают подавать в суд аналогичные тождественные иски. Во-вторых, истцы, которые проиграли дело, продолжают обращаться в суд, расширяя круг участников дела. В-третьих, истцы, которые выбирают судопроизводство своим стилем жизни и возбуждают производства по спорам, к которым они не имеют отношения. При этом отмечается, что 80% дел в Англии такого рода подпадают под вторую категорию. Также ученый отмечает, что легко определить только первую категорию сутяжников, другие категории, как правило, связаны с рассмотрением новых правовых вопросов и предъявлением требований к новым ответчикам, и поэтому являются более тяжелыми для распознавания. При этом редкость дел второй и третьей категории может также объясняться тем, что из-за тяжести распознавания они просто остаются невыявленными как злоупотребление судебной системой (Цит. По: Moore A. Isaac Wunder Orders // Judicial Studies Institute Journal. — 2001. — Vol. 1 1. — P. 138).

В-третьих, сутяжничество, как правило, связывается с незаконной целью подачи иска, в частности желанием побеспокоить своего оппонента, досадить и наскучить ему, умышленным его преследованием и т.д., то есть производства в этом случае нарушаются с целью нанести вред и неудобство своему процессуальному оппоненту. Так, даже ЕСПЧ отмечает, что всегда есть риск, что иски об установлении отцовства могут быть поданы сутяжническим или безосновательным способом с целью преследования (задача беспокойства) матери и ребенку (DissentingOpinion of Judge Garlicki Joind by Judge Steiner in Case of Rozanski v. Poland, app. 55339/00, 18 May 2006). Иногда индтикатором сутяжничества также может выступать малый размер исковых требований, когда истца больше интересует не сумма присужденного, а те неудобства, связанные с рассмотрением дела, которые будет нести ответчик. В этом контексте подача иска с целью причинить вред своему процессуальному оппоненту, является процессуальной шиканой.

В-четвертых, последние изменения законодательства зарубежных государств также отмечают, что как сутяжничество могут быть охарактеризованы не только злоупотребление правом на иск, однако и процессуальные действия, направленные на затягивание рассмотрения дела и как можно более длительноем оставление состояния правовой неопределенности между сторонами. То есть в последнее время в литературе наблюдается расширение понятия сутяжничества, и отныне оценке подлежат не только факты возбуждения производства по делу, однако и процессуальные действия с целью затягивания рассмотрения дела во время судебного производства.

Таким образом, сутяжничеством могут быть признаны случаи многократных обращений в суд лицом с тождественными или аналогичными исками после решения дела судом с целью добиться нового рассмотрения дела, уже решенного судом посредством модификации предмета или основания иска, введение новых участников процесса и т.д., а также случаи , когда лицо систематически обращается в суд к одному и тому же или разным ответчикам с целью наскучить своему процессуальному оппоненту, побеспокоить его, нанести ему вред и тому подобное.

Обновлено: 02.10.2018

Дмитрий Луспенык, Судья Секретарь Пленума Верховного Суда, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса

Расстановка ударений: ПСИХОПА`ТИЯ

ПСИХОПАТИЯ (от греч. ψυχη — душа и παυος — болезнь) — патологич. форма психич. деятельности, характеризующаяся дисгармоничностью, гл. обр. в эмоционально-волевой сфере и сфере влечений. П. — это особый склад личности, патологич. состояние, не ведущее, однако, к прогрессирующему изменению психич. деятельности. Психопаты не лишены критичности, и нек-рые из них тяжело переживают недостатки своего характера.

Описано много форм П. Чаще всего встречаются: эксплозивная форма (повышенно возбудимые, «взрывчатые» люди, мелочные, несдержанные, неуживчивые, без достаточного повода приходящие в ярость; чувства у них всегда довлеют над разумом, влечения, часто патологические, чрезвычайно повышены); астенич. и психастенич. формы, противоположные вышеприведённой (люди с подобными отклонениями в психике постоянно чувствуют свою недостаточность, робки, застенчивы, очень чувствительны, склонны к самоанализу; нек-рые из них мнительны, тревожны, во всём сомневаются, не верят в себя); паранойяльная форма (эти психопатич. личности злопамятны, склонны к сутяжничеству, эгоцентричны, безразличны ко всему, кроме своей особы; уверенные в своём превосходстве, они бывают враждебны к коллективу, якобы не признающему их заслуг); депрессивная, или ипохондрическая, форма (для неё характерно постоянно пониженное настроение, чрезмерная озабоченность своим здоровьем и т. п.); истер и ч. форма (ей свойствен инфантилизм, незрелость в суждениях, влечениях, поступках, крайнее непостоянство чувств и привязанностей и т. п.). Наиболее тяжёлая форма П. — т. н. нерверзная (эмоционально тупые личности; у людей подобного склада на первом плане — удовлетворение органич. потребностей и инстинктов, пищевых и половых; они грубы, лживы, аморальны, склонны ко всякого рода извращениям).

В основе П. лежит дисгармония развития психич. функций, возникающая в результате воздействия различных вредных факторов на нервную систему. П. встречается гл. обр. среди людей со слабым типом нервной системы или с сильным, но неуравновешенным. Наряду с наследственными влияниями и внутриутробными вредностями на возникновение П. влияют внешние вредности как биологического, так и социального характера (последствия сифилиса или алкоголизма родителей, неблагополучные роды, ранние черепномозговые травмы, инфекционные заболевания и интоксикации ребёнка в раннем возрасте). Значительную роль в происхождении П. играет неблагополучие социальной среды, окружающей ребёнка, ошибки воспитания и неправильная организация всей его жизни.

Дет. психиатрией установлено, что чем раньше воздействуют вредные факторы на дет. мозг, тем тяжелее последствия. Если инфекционное или травматич. повреждение мозга ребёнка произошло в период внутриутробного развития или в первые недели после рождения, то уже в младенческом и дошкольном возрастах наблюдаются грубые нарушения в эмоционально-волевой сфере: дети постоянно беспокойны, подолгу громко кричат, необузданны в своих требованиях. В школьном возрасте у них часто возникают столкновения с педагогами и уч-ся, они протестуют против установленного режима и дисциплины. Эти школьники всегда суетливы, драчливы. При неблагоприятных условиях в период полового созревания П. обостряется, проявляясь наиболее интенсивно. У подростков возникает страсть к блужданию по улицам, развиваются низменные влечения (обжорство, стремление причинить боль, сексуальные влечения). Патологич. поведение может привести к тяжёлым конфликтам в семье и в конце концов толкнуть подростка на антисоциальный путь.

Вредные факторы, влияющие на нервную систему в более поздний период развития ребёнка, не дают таких тяжёлых форм П. Задержка психич. развития обычно носит временный характер, а дисгармония в поведении — стойкий. Несмотря на продолжающийся физич. рост, в поступках подростка, а затем и юноши надолго сохраняются черты детскости. Наблюдаются эгоцентризм, капризность, не соответствующая возрасту склонность к игровой деятельности. К систематич. серьёзному труду подобные психопатич. личности питают отвращение. В своём поведении они руководствуются стремлением к удовольствиям. Воля их слабо развита. Такие школьники плохо учатся, несмотря на нормальный интеллект.

Хотя П. — относительно стойкое изменение личности, всё же под влиянием благоприятных условий патологич. черты, присущие этим аномалиям характера, могут быть не только сглажены, но и ликвидированы. Напротив, неблагоприятные условия обостряют и углубляют любую форму П. В отношении детей, у к-рых уже в раннем возрасте наблюдаются чрезмерная эмоциональная возбудимость, неустойчивость настроения и поведения и т. п., необходимо своевременно организовать спец. мероприятия, чтобы пресечь дальнейшее развитие П. Наряду с гигиенич. мерами, имеющими целью укрепить нервную систему, важно рано приучать подобных детей к систематич. труду, с малых лет прививая им интерес к здоровым занятиям и развлечениям. Рекомендуется воспитание детей с зачатками П. в здоровом дет. коллективе. Полезно периодич. помещать их в школы-санатории для нервных детей. Для лечения П. применяются физиотерапия, психотерапия и спец. психотропные средства.

Е. М. Лубоцкая-Россельс. Москва.

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 20 (349). Экономика. Вып. 40. С. 125-130.

УДК 343.1 ББК 67.308

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТИПОВ ЖАЛОБЩИКОВ

А. Н. Цильмак

Одесский государственный университет внутренних дел, Одесса, Украина

Автор предлагает собственную классификацию типов жалобщиков и описывает их психологическую характеристику. Представленные классификация типов жалобщиков и их психологическая характеристика помогут понять их внутреннюю суть и поспособствуют нахождению оптимальных способов общения с ними.

Ключевые слова: жалоба, жалобщик, истец, кверулянт, суд, сутяжник, тип.

В Конституции и других нормативно-правовых актах Украины четко определены гарантии соблюдения законных прав и интересов граждан. Так, например, во время досудебного производства потерпевшие могут обжаловать (ст. 303 Уголовного процессуального кодекса (УПК) Украины ):

1) бездействие следователя, прокурора, которое заключается в невнесении сведений об уголовном правонарушении в единый реестр досудебных расследований после получения заявления или сообщения об уголовном правонарушении, в невозвращении временно изъятого имущества в соответствии с требованиями ст. 169 УПК, а также в неосуществлении других процессуальных действий;

2) решение следователя, прокурора о прекращении досудебного расследования;

3) решение следователя о прекращении уголовного производства;

4) решение прокурора о прекращении уголовного производства;

5) решение прокурора, следователя об отказе в признании потерпевшим;

6) решения, действия или бездействие следователя или прокурора при применении мер безопасности;

7) решение следователя, прокурора об изменении порядка досудебного расследования и продолжение его согласно правилам, предусмотренным гл. 39 УПК.

Жалобы потерпевших на решения, действия или бездействие следователя или прокурора рассматриваются следственным судьей местного суда согласно правилам судебного разбирательства. По результатам рассмотрения жалоб выносится постановление следственного судьи:

1) об отмене решения следователя или прокурора;

2) обязательстве прекратить действие;

3) обязательстве совершить определенное действие;

4) отказе в удовлетворении жалобы.

Это постановление не может быть обжаловано, кроме постановления об отказе в удовлетворении жалобы на постановление о закрытии уголовного производства .

В рамках современной украинской правовой системы можно выделить следующие виды жалоб:

а) административная жалоба (обращение в органы исполнительной власти или местного самоуправления);

б) жалоба в органы прокуратуры (для прокурорского реагирования);

в) судебная жалоба (для обязательного исполнения).

Судебные жалобы можно подразделить на подвиды: а) жалоба в суд общей юрисдикции («частная», апелляционная, кассационная, надзорная); б) арбитражная; в) конституционная (конституционно-судебная); г) жалоба в Европейский суд по правам человека (в случае исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты).

Каждый человек для решения своих житейских проблем вправе обратиться в органы власти за помощью. Институт жалобы базируется на принципе вариативности и дает возможность потерпевшему отстоять свои ущемленные интересы, права и свободы. Однако некоторые люди этим злоупотребляют. Даже после всестороннего и объективного рассмотрения их обращений они все равно продолжают писать об одном и том же в различные инстанции, и тогда это уже носит

характер сутяжничества. Следует отметить, что иногда жалобы носят реальный характер, иногда — корыстный, иногда — вымышленный (являются продуктом собственного умозаключения), а иногда являются следствием акцентуации характера либо психопатологии и т. д.

Сутяжническая деятельность кверулянтов была и есть предметом исследования ученых и врачей. В своих работах психиатры (Krafft-Ebing, 1879; Kraepelin, 1904; Kolle, 1931; Kretschmer, 1934; Heydt, 1952) описывали характеристики пациентов с психическими расстройствами. Jaspers (1923), Schneider (1958), McKenna (1984), СЫгашЬаиЬ (1942) констатировали, что синдром сутяжничества находит свое отражение в бредовых психозах и психопатиях.

Симптоматическое сутяжничество проявляется эпизодически у больных на фоне декомпенсации других заболеваний и патологических состояний. В более тяжелых случаях формируются бредовые идеи в виде бреда преследования, развивается типичная клиническая картина так называемого сутяжного бреда. Бредовые идеи чаще всего ограничиваются кругом судебных переживаний и не выходят за рамки конкретного судебного дела. Больные ведут бесконечные тяжбы и пишут многочисленные жалобы, судятся, обращаются в газеты, берутся за «ведение» чужих дел и т. п. Критика к своему состоянию у них полностью отсутствует.

Для сутяжнического синдрома пусковым механизмом является ситуация, которая оказала пси-хотравмирующее воздействие на психику субъекта. Например, это может быть негативный опыт в сфере судебной деятельности. Однако насколько он выступает фактором, провоцирующим болезнь, настолько и может послужить средством избавления от нее. Так, известный психиатр П. Б. Ганнушкин писал, что «имеются, однако, и сравнительные случаи так называемой абортивной паранойи, кончающиеся при благоприятных внешних условиях более или менее полной ликвидацией бреда (хотя бы, например, некоторые случаи сутяжнического помешательства после выигранного процесса). Эти случаи абортивной паранойи, впрочем, очень нечасты». Подобное высказывание лишний раз подтверждает тесную связь рассматриваемого заболевания с судебной тяжбой психически больного.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

энергией и настойчивостью. В настоящее время, учитывая недостаточное внимание к кверу-лянтам (лат. querulus — жалующийся), они часто не распознаются и остаются вне поля зрения специалистов сферы охраны психического здоровья (Шgvari et а1., 1997).

В основном проблемам сутяжничества посвящены труды психиатров. Также описывается склонность к сутяжничеству лиц с акцентуированными чертами характера (А. Е. Личко, К. Леогрард, Н. Шмишек). Однако с точки зрения юридической психологии, классификация типов жалобщиков и их психологическая характеристика учеными не рассматривались.

Изучая содержательную сторону жалоб истцов и наблюдая за их поведением во время судебного заседания, мы можем констатировать, что их типология характера, стратегия и стиль поведения различны. Среди заявителей есть лица, которые являются просто правдоискателями, а есть и психически больные. Отличить норму от патологии можно по степени выраженности правдолюбия, по его направленности и его ценности для личности. У психически больного гиперзавы-шенная степень правдолюбия, его сверхценные идеи мести либо его мольба о помощи и защите от мнимых врагов и недругов порой являются абсурдными. Тогда как психически здоровые правдоискатели, целенаправлены и вооружены собственными эгоистическими интересами, они, прикрываясь общественными нуждами, готовы отстаивать исключительно свои эгоцентричные интересы.

Мы считаем, что лиц, обратившихся в суд с жалобой, можно классифицировать в соответствии со степенью устойчивости их желания судиться. Таким образом, среди истцов есть следующие категории:

I. Неустойчивые лица: а) которые в порыве негативных эмоций написали и подали в суд жалобу, а после того как эмоции улеглись — забрали ее; б) которые прекращают судебные тяжбы спустя некоторое время после начала судебного разбирательства (им надоедает этот процесс).

II. Устойчивые лица:

1) ситуативно обусловленные (которые останавливаются на достигнутом, добившись справедливого решения);

2) ригидные (которые не останавливаются на достигнутом и продолжают судиться дабы максимально наказать обидчика); к ним следует отнести:

а) лиц, для которых содержание жалобы и процесс ее рассмотрения становится в основном средством для самоутверждения — эгоцентричного и эго-зависимого;

б) лиц, для которых содержание жалобы и процесс ее рассмотрения становится в основном средством для мести — застревающей и фанатичной;

3) профессиональные (для которых судебные тяжбы становятся профессией, хобби); к ним следует отнести:

— развлекающегося;

— псевдоальтруиста;

— жалобщика-террориста;

— меркантильного;

— правозащитника.

Типология неустойчивых и ситуативно обусловленных жалобщиков проста, тогда как классификацию ригидных и профессиональных типов жалобщиков следует рассмотреть более детально.

Таким образом, к самоутверждающему ригидному типу следует отнести эгоцентричного и эго-зависимого.

Эгоцентричный тип (от лат. ego — я и centrum — центр круга) — это самоутверждающийся тип, для которого самое основное и главное в его жизни — это он сам. Такой тип неспособен посмотреть на происходящее с точки зрения других людей, поставить себя на место другого человека, у него гиперзавышенная самооценка. Он зациклен на обиде, которая зацепила его гипертрофированное высокое «Я». Содержание его жалобы базируется на желании восстановить справедливость по отношению к его зацепленному образу «Я». Его позиция: «Все — ничто, пустое место, а Я — гений. Никому не позволено меня обижать». Они не терпят возражений и критики, болезненно реагируют на какие-либо замечания. Среди этих типов жалобщиков есть как психически больные лица с манией величия, так и лица с акцентуациями характера.

Во время рассмотрения в судах их жалоб у них проявляются такие отличительные индивидуально-психологические качества, как эгоцентрич-ность, себялюбие, эгоистичность, высокомерие, доминантность, тщеславие, напористость; состояния: раздражение, гнев, агрессивность, презрение, ненависть, негативизм.

Эго-зависимый тип не признает (вытесняет) свою определенную ущербность (несостоятельность) и в связи с этим он «одевает на себя корону», приписывая себе различные заслуги, достижения, знакомства с выдающимися и значимыми

людьми, принадлежность к чему-то либо кому-то значимому, жизненно важному. Тем самым он повышает свою значимость в своих глазах и в глазах окружающих. Среди эго-зависимых жалобщиков есть как психически больные лица, так и лица с акцентуациями характера.

Содержание жалоб эго-зависимого типа напоминает «хвалебную оду о себе любимом». Обычно текст его жалоб можно условно поделить на составные части:

а) вступительную, в которой он эмоционально описывает все, что касается его «Я» («Я — кандидат в народные депутаты 2000, 2005, 2010 годов»; «Я — кандидат в председатели ЖЭКа»; «Я — рожденный в Украине, но в душе — русский и думающий по-русски»; «Я — отставной офицер, почти полковник советских вооруженных войск»; «Я — награжденный многими орденами и медалями за заслуги перед Родиной»…);

б) основную — эмоциональное содержание жалобы с претензиями личностного характера;

в) заключительную — требования типа: «Я не потерплю такого отношения ко мне.»; Прошу наказать по всей строгости украинского закона».

Такие типы страстно желают быть услышанными. Их жалобы обычно возникают на почве разочарования и сознания собственного бессилия. У таких потерпевших во время судебного заседания проявляются отличительные индивидуально-психологические качества: эгоцентричность, себялюбие, тщеславие, амбициозность, гиперчувствительность, ранимость, напористость; состояния: гневливость, раздражение, агрессивность, злость, негативизм и др.

К устойчивым ригидным типам жалобщиков, для которых судебные тяжбы являются средством мести, следует отнести застревающего и фанатичного.

Застревающий тип характеризуется бесконечным недовольством процессом рассмотрения жалобы. Такие лица ведут многолетнюю борьбу, которая сопровождается многочисленными жалобами, апелляциями в высшие инстанции. Они судебное решение не в свою пользу рассматривают как явную несправедливость, и это стимулирует их к дальнейшей сутяжной деятельности, которая появляется новыми протестами, обвинениями судей, оскорбительными выходками в сторону суда.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

У такого типа имеется мотив личной неприязни к противоположной стороне спора. Он стремится

через инициирование судебной процедуры причинить максимальные неудобства своему «врагу», обременив его обязанностью являться в суд, давать объяснения, представлять документы — одним словом, оправдываться. Личная неприязнь застревающего жалобщика вызвана местью, завистью и другими деструктивными чувствами.

Застревающий жалобщик обычно считает, что он всегда прав, создавая в ходе конфликта впечатление, что неправы другие. У него проявляются такие отличительные индивидуально-психологические качества, как чрезвычайное упорство, упрямство, целеустремленность, настойчивость, самоуверенность, эгоистичность, мелочность, мстительность, обидчивость; эмоциональные состояния: раздражительность, злость, гневливость, агрессивность, негативизм, зависть, враждебность.

Во время судебного заседания отмечаются: застревание на обидах, несущественных деталях, способность возводить незначительные бытовые ситуации в ранг событий «государственной важности», раздувать мелкие обиды до тяжелого оскорбления. Среди этих типов жалобщиков есть как психически больные лица с сверхценной идеей мести, так и лица с акцентуациями характера.

Фанатичный жалобщик — это тип, который не прощает ни реальных, ни мнимых обид, ни малейшего «ущемления своих прав». Им владеет непомерная страсть к отстаиванию своих прав и того, что кажется ему правильным и справедливым. Зачастую проблема, которую он раздувает до вселенских масштабов, не стоит и выеденного яйца, а решение суда в его пользу достается ему дорогой ценой. Его зацикленность на различных крупных и мелких обидах делает его невыносимым в общении, а одно его присутствие раздражает и накаляет обстановку вокруг. Он имеет склонность как клещ вцепиться в того, кто встал у него на пути. Он характеризуется активной жизненной позицией, готов тратить все свое время и все свои силы ради того, чтобы соблюдались все его права.

Ему присущи: упрямство, склонность к негодованию, проявлению гнева и враждебности; отсутствие чувства юмора, критикующее, обвинительное поведение; гиперчувствительность, уверенность в своей правоте, гипертрофированная оборонительная позиция, необычное внимание к мелким деталям, угрюмость, претенциозность, раздражительность, быстрое появление недовольства, подозрительность, мстительность, вы-

сокое самомнение, эгоцентризм, склонность к накоплению жалоб и обид.

Фанатичный жалобщик увлечен до крайней степени выраженности сутяжнической деятельностью, он полностью подчинен и «растворен» в ней. Среди таких людей есть те, которые имеют очень своеобразную структуру личности — находятся на грани с нормой, и те, которые представляют собой очень неоднородную группу душевнобольных. Фанатичность психически больных сутяг описывают психиатры как синдром Колхаса (от греч. syndrome — сочетание и имени героя новеллы Клейста, который пытался отстаивать собственную правоту в четырехлетнем споре сначала с саксонским дворянином, затем с брандербурским курфюрстом, в результате чего кончил свою жизнь на колесе) или психопата, фанатически борющегося за свои права.

К профессиональным устойчивым кверу-лянтам следует отнести такие типы, как развлекающийся, псевдоальтруист, жалобщик-террорист, корыстный, правозащитник.

Для развлекающегося жалобщика содержание жалобы и процесс ее рассмотрения становится своеобразным хобби; движущим мотивом его поведения является желание занять себя, развлечь. Обычно таким людям просто скучно, им нечем заняться. Часто это пенсионеры, одинокие люди, которые ищут себе какое-то занятие, хотят общения и внимания, и жалобы становятся их профессией, хобби и развлечением.

Псевдоальтруист выступает защитником ущемленных прав и свобод других людей, однако за этим якобы «альтруистическим поведением» прячется личность, которая, прикрываясь заботой о другом человеке либо об общественном благе, желает: а) отомстить, наказать своего обидчика руками другого человека; б) сделать другого человека зависимым от себя, «должным» себе. Вскрыться такой ложный альтруизм может неожиданно в виде саботажа, востребования компенсации и т. д.

Для жалобщика-террориста главное — излагать свое личное мнение и гражданскую позицию по любому вопросу. Он забрасывает различные инстанции своими жалобами, возбуждает новые дела, подает апелляции. Он вечно всем недоволен, всем не удовлетворен, все критикует, пристально ищет подвох и двойной смысл. Такой тип отнимает массу времени и нервов у тех, кому звонит и пишет; зачастую предъявляемые им претензии могут не иметь под собой реальных ос-

нований. Среди этих типов жалобщиков есть как психически больные лица, так и лица с акцентуациями характера.

Для меркантильного жалобщика содержание жалобы становится своеобразным бизнесом. Он старается получить максимальную выгоду. Такой тип умен, корыстен, хитер, прогностичен и расчетлив. Среди таких типов встречаются и лица с конкретным мышлением, которые не скрывают истинной цели — нажиться.

Правозащитник — это личность, которая отстаивает всеобщность и неделимость всех прав человека, выявляет факты неуважения к человеку и его правам. Правозащитнику необходимы эрудиция в области права, истории, политологии и пр. Он внимательно следит за событиями в общественной и политической жизни страны и мира. Он настойчиво отстаивает права человека различными юридическими методами, а когда у него не получается их отстоять, он обращает-

ся за общественной поддержкой — через прессу, Интернет, радио и телевидение на родине и за рубежом.

Иногда профессиональными «сутяжниками» становятся сами юристы. Но обычно в таких случаях основанием для этой деятельности служат исключительно прагматические мотивы.

Работу адвоката тоже можно назвать правозащитной деятельностью. Однако адвокат — юрист, который обязан защищать интересы своего клиента, даже если тот — настоящий преступник, даже если виновен в нарушении прав человека. Адвокат обязан его защищать. Адвокат работает за гонорар, правозащитник не ищет материальной выгоды.

Представленная нами классификация типов жалобщиков с точки зрения юридической психологии поможет понять их внутреннюю суть и поспособствует нахождению оптимальных способов общения с ними.

Список литературы

Сведения об авторе

Цильмак Алена Николаевна — кандидат психологических наук, доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры криминалистики, судебной медицины и психиатрии Одесского государственного университета внутренних дел, Одесса, Украина, cilmalen@gmail.com

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2014. № 20 (349). Law. Issue. 40. P. 125-130.

COMPLAINERS TYPES PSYCHOLOGICAL CHARACTERISTICS

A. N. Tsilmak

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: complaint, the complainant, plaintiffs, kverulyant, court, type.

À. Н. ^unbMaK

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *