Что такое антагонизм?

В литературе можно найти большое число определений термина «антагонизм», считается, что он встречается в разных сферах человеческой жизни и везде имеет свой определенный смысл.

Антагонизм: общее определение

Антагонизм — противоречие, характеризующееся сильной разнополярностью точек зрения оппонентов, невозможностью и/или нежеланием искать точки примирения/соприкосновения.

Важно: существует огромное число видов антагонизма. В биологии под ним понимают невозможность одних бактерий жить рядом с другими, в химии — вещества, между которыми возникают сильные реакции при соприкосновении и т.д. Но у всех видов начало одно: борьба, противоборство, спор, физическое или моральное неприятие друг друга.

Характерные признаки:

отсутствие возможности найти компромисс. Один человек утверждает, что солнце встает на Востоке, второй — что на Западе. Каждый уверен в своей точке зрения и не хочет ее менять. Речь идет о полном антагонизме мнений, убеждений.

разные мнения + борьба. Наиболее яркий пример — политика. Левые — антагонисты правых, и они никогда не примиряться. Их борьба стихает, а затем вновь разгорается;

невозможность совместного существования. Существует такое понятие, как биологический антагонизм, например, под деревом ореха не могут произрастать овощи — они гибнут.

Важно: вовсе не обязательно, что лица, находящиеся на разных полюсах, являются врагами. Бывает, что именно точка зрения, касательная чего-либо или кого-либо, является тем самым камнем преткновения.

Когда уместно использовать термин

Приведем несколько примеров:

Антагонизм России и США вышел на новый уровень.

Его антагонизм с родителями грозил перерасти в серьезный конфликт.

Антагонизм не должен лежать в основе семьи — такая ячейка общества неизменно распадается.

Божественные силы издревле были антагонистами темных и злых чар.

Антагонизм между простым народом и правящим классом привел к революции.

Бифидобактерии — отличные антагонисты протея и кишечной палочки.

Калий — антагонист натрия, поэтому принимайте медикаменты крайне внимательно.

Важно: как видно из примеров, примирение между оппонентами маловероятно.

Слова «антагонистический» и «антагонистичный» являются паронимами — созвучными и схожими в написании словами, но имеющими разное значение. Слова образуют паронимическую пару части речи имя прилагательное. Тип паронимов: неполные. Объясним значение, покажем разницу слов на примерах.

Печатать

Разница в написании и ударении: антагонисти́ческий и антагонисти́чный.

антагонистический

Значение Полный антагонизма, отражающий его, непримиримо враждебный. (Употребляется в словосочетаниях терминологического характера.) Примеры словосочетаний • антагонистические классы, противоречия;

• антагонистические игры. Примеры предложений Между тем национальные мировоззрения Фамусова и Чацкого разделены пропастью. Это антагонистические противоречия. (М.Нечкина, «Грибоедов и декабристы»)Большинство азартных и спортивных игр с двумя участниками (командами) можно рассматривать как антагонистические игры. («БСЭ»)

антагонистичный

Значение Содержащий элементы противоречивости, являющийся противоположностью другому. Примеры словосочетаний • антагонистичная установка;
• антагонистичное настроение, направление. Примеры предложений Наука и старые устои самодержавного строя несут в себе взаимно антагонистичные настроения. (В. Короленко, «С. Н. Южаков»)

Примечание. В значении «противостоящий другому» слова антагонистический и антагонистичный продолжают оставаться синонимами: антагонистические (антагонистичные) отношения, взгляды, мнения.

Яжборовская И.С.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ И ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА: УРЕГУЛИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В современном мире складывается новая система международных отношений. Для России важно учитывать геополитические реалии в Центральной и Юго-Восточной Европе, находящейся в стадии передела геополитического пространства. Новая ситуация требует расчистки исторических завалов, снятия накопившихся противоречий. Это предполагает возврат к истории национального вопроса и национальных меньшинств в регионе — многочисленных малых и средних народов, особенно в периоды мировых войн и в последующие годы. На его обширных территориях народы были перемешаны, немалые их части раздроблены и рассеяны по просторам многонациональных Австро-Венгерской, Германской и Российской империй. Как только запускались механизмы глобальных антагонизмов ХХ в., Центральная и Юго-Восточная Европа оказывались в эпицентре мировых катаклизмов на стыке интересов супердержав, передела территорий и сфер влияния.

Версальская система, решая в первую очередь геополитические задачи великих держав, в силу множественности сложных проблем не смогла обеспечить комплексную оптимизацию межэтнических, межнациональных отношений. Кардинальные вопросы не были решены, появились новые запутанные ситуации и антагонизмы. Сохранилось множество территорий со сложной национальной структурой, на которые претендовали соседние государства. Новые политические границы, проложенные по территориям со смешанным населением, на практике почти нигде не совпали с этническими размежеваниями. В Польше меньшинства составили 36,7 % населения, в Чехословакии, если отнести при подсчете словаков к меньшинству, — 52,1 %, в Румынии — 26,6, в Албании — 17,8, в Болгарии — 14,64 Это создавало атмосферу постоянной нестабильности. Вполне справедливо суждение, что очаги напряженности «в конечном счете превратили послевоенный мир в двадцатилетнюю мирную передышку между двумя мировыми войнами»2.

Реализуя план нового передела мира и установления мирового господства, Гитлер ловко использовал взаимные претензии стран этого региона, пообещав и оказывая им помощь в создании укрупненных национальных

1 См.: Абашидзе А.Х. Защита прав меньшинств по международному и внутригосударственному праву. М., 1996.

2 Версаль: опыт истории // Версаль и новая Восточная Европа. М., 1996. С. 11.

государств по образу и подобию Великой Германии: за счет югославских и греческих земель — Великой Болгарии, за счет территории Чехословакии, Югославии и Румынии — Великой Венгрии, а также методом территориальных приращений, в последнюю очередь за счет СССР — Великой Румынии. Другим странам и народам было уготовано порабощение под предлогом защиты немецкого меньшинства, расширения жизненного пространства. Немалая часть этого 10-миллионного меньшинства, насчитывавшего 3,3 млн в Чехословакии, свыше 1 млн в Польше и т. д., оказалась податливой на идеи национал-социализма и ревизии Версальского мира, пренебрегая принципом лояльности к странам проживания. Правовая основа международного общения, существовавший уровень гражданских прав были подорваны. Даже ограниченная международная система защиты прав меньшинств перестала действовать.

Вслед за ликвидацией Чехословакии и разделом Польши последовала дележка между Германией, Италией и Венгрией территории Словении. Они, а также Болгария и Албания расчленили и другие территории Югославии. Многим анклавам меньшинств была уготована судьба лакомой добычи и роль разменной монеты во взаиморасчетах союзников. Новая фаза мирового противостояния стала временем ни с чем не сравнимой эскалации насилия, всяческих форм дискриминации народов и меньшинств. В водоворот преследований и уничтожения по национальным мотивам были силой втянуты гигантские массы людей. Огромные насильственные перемещения народов и национальных меньшинств под оптимизацию размещения немцев и их союзников вызвали бесконечную череду гигантских тектонических подвижек. Трагическим итогом войны были огромные людские потери, которые проистекали из гигантских депортаций полиэтнического населения с установкой на изменение государственных границ и размещения народов, а также на принудительную унификацию этнонационального состава. Эта политика проводилась при помощи этнических чисток, с последующим (ценою новых огромных потерь) и лишь частичным возвратом «на свои квартиры» в конце войны. Вот только основные межстрановые акции, не считая различных перемещений внутри отдельных стран, по несколько округленным данным:

1) выселение в 1939-1942 гг. 1,7 млн поляков с отошедших к Третьему рейху польских территорий;

2) депортации и перемещения в 1939-1941 гг. около 1 млн поляков из Западной Украины и Западной Белоруссии, а также беженцев из Польши на север и восток СССР;

3) вывоз в 1940-1944 гг. немцами и зависимыми от них режимами в лагеря смерти около 6 млн евреев;

3) перемещение в 1940-1944 гг. около 500 тыс. немцев из разных частей региона на инкорпорированные в Третий рейх территории;

4) обмен в 1939-1940 гг. в связи с изменением венгерско-румынской границы венгерским и румынским населением (528 тыс. человек);

5) выселение в 1941 г. венграми, немцами и хорватами сербского населения (273 тыс.);

6) бегство поляков (около 200 тыс.) в 1943-1944 г. с Волыни и Западной Украины в генерал-губернаторство в результате террора украинских националистов;

7) эвакуация и бегство на рубеже 1944-1945 гг. перед приближавшейся Советской армией 4,5-5 млн немецких граждан с территорий на востоке от Одера (Одры) и Нейссе (Нысы Лужицкой);

8) выезд и плановое выселение в 1945-1947 гг. около 3,3 млн немцев с переданных Польше территорий в Германию;

9) переселение в 1944-1948 гг. около 4,5 млн поляков на бывшие восточные территории Германии, переданные по Потсдамскому договору Польше;

10) плановое выселение в 1945-1948 гг. примерно 2 млн немцев из чешских приграничных районов в Германию;

11) выселение после войны около 1 млн немцев из Венгрии, Румынии, Словакии и Югославии в Германию;

12) репатриация (экспатриация) и переселение в 1945-1948 гг. около 2,2 млн поляков из Западной Украины и Западной Белоруссии в Польшу;

13) заселение в 1945-1948 гг. чешского приграничья чешским и словацким населением (около 2 млн человек);

14) послевоенные перемещения населения (1944-1948 гг.) между Румынией и Венгрией (425 тыс. человек);

15) выселение в 1945-1947 гг. жившего западнее линии Керзона украинского населения на территорию СССР (500 тыс. человек) и на польские Западные земли (140 тыс. человек);

16) переселение в 1944-1948 гг. 171 тыс. венгров из Словакии, Югославии и Закарпатской Украины в Венгрию; выселение в 1946-1947 гг. 140 тыс. итальянцев из Хорватии в Италию; переезд в 1944-1945 гг. 120 тыс. болгар из Македонии и Греции в Болгарию; переезд в 1945-1951 гг. 184 тыс. турок из Болгарии в Турцию; заселение в 1944-1948 гг. Воеводины сербами и хорватами (255 тыс. человек); и т. д.1

1 См.: ЕЪвгкаг(11 Р. Mi^dzy Rosjq а №ешсашь Р^еш!апу narodowosciowe w Еигор1е Srodkowo-Wschodniej w XX w. W-wa, 1996.

Эти процессы детально описаны в исторической литературе1.

После бесчисленных военных преступлений гитлеризма невозможно было рассчитывать на быструю нормализацию межнациональных отношений. Немецкому народу война принесла горькую расплату за них. Исход немцев начался значительно раньше, чем конференцией руководителей трех великих держав в Потсдаме в августе 1945 г. было принято соответствующее решение, которое затем было оформлено Союзным контрольным советом 20 ноября 1945 г. в виде специального постановления об организации перемещения немецкого населения из Чехословакии, Польши и Венгрии в оккупационные зоны Германии. При проведении этих решений применялся принцип коллективной ответственности, подмявший как виновных, так и невиновных. Проводилась встречная этническая чистка, как правило, реализовывавшаяся силовыми методами на волевой, эмоциональной, а не на правовой основе. Метод встречных переселений и этнических чисток приводил к снятию одних антагонизмов за счет появления других в результате нового ущемления прав меньшинств. Оставшиеся немцы и коренные жители принуждались к ускоренной ассимиляции. К концу 1940-х гг. немцы, как главные агрессоры, виновники всех бедствий, почти исчезли из региона, покинув исторические места многовекового расселения. Массовый исход немецкого населения с территорий Центральной и Юго-Восточной Европы охватил почти 13 млн человек. Доля оставшихся немцев среди населения упала до 0,5 %2. Определенное исключение составили Венгрия и Румыния, где отношения с немцами не были столь антагонистичными.

После войны перечисленные народы и национальные меньшинства региона оказались размещены не так, как до войны. Ни одна из входящих в него стран, несмотря на пертурбации военного времени, не была освобождена от присутствия национальных меньшинств. В государствах, которые, как предполагалось, должны были стать моноэтническими (в Польше, Венгрии и Чехословакии), их численность резко (хотя в немалой степени номинально и в связи с добровольно-принудительной ассимиляцией — из-за отказа от их учета) сократилась, составив 2-5 % населения3. Часть одних меньшинств (украинцы, белорусы, литовцы, венгры, немцы, евреи) оказалась в границах своих государств, другая (и немалая) подвергалась ассимиляции.

На протяжении второй половины ХХ в. на картах и территориях региона просматривались следы двух мировых войн, бурных судеб государств и народов, их взаимных счетов. Межнациональные отношения — как в границах того или иного государства, так и межгосударственные, «соседские» — осложнялись

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 См.: Национальная политика в странах формирующегося советского блока. 1944-1948. М., 2004.

2 См. там же.

3 См. там же.

памятью о конфликтах и несправедливостях. В большей степени это было свойственно Германии, Чехословакии (Чехии и Словакии), Венгрии, Польше, Югославии и Албании. Вначале в международно-правовых актах права национальных меньшинств рассматривались через призму обеспечения индивидуальных прав человека, затем стали рассматриваться как коллективные права. Взаимные претензии и противостояния, как правило, подогревались политическими (преимущественно избирательными) кампаниями.

Попытки организации послевоенного примирения стали предприниматься через 20 лет после окончания Второй мировой войны по инициативе польского католического епископата, нашедшего отклик у Евангелическо-лютеранской церкви Германии. Этот процесс оказался весьма длительным и превратился в интенсивный с развертыванием демократической системной трансформации в регионе — при поддержке сверху и снизу, особенно с подготовкой стран к присоединению к Европейскому союзу.

Последовали примирительные встречи их руководителей — Г. Коля и Т. Мазовецкого (1989 г.), соответствующие жесты в адрес судетских немцев со стороны президента Чехословакии В. Гавела (1990 г.), Словацкого национального совета (1991 г.) и президента Словакии Р. Шустера (2001 г.). Извинения за прошлое в Варшаве принесли президенты ФРГ Р. Херцог (1994 г.) и Й. Рау (1999, 2003 гг.). В 1991 — 1993 гг. 70 -76 % рядовых немцев признали особую моральную ответственность своей страны перед народами Центрально-Восточной Европы в 1995 г. 59 % высказались за принятие этих стран в ЕС1.

Власти Германии, начиная с рубежа 1990-х гг., энергично принимали меры к урегулированию положения немецкого национального меньшинства в странах региона. К 1998 г. вопрос моральной ответственности был практически снят. Приближавшееся вступление в ЕС вынуждало государства региона прислушаться к его рекомендациям относительно принципов вхождения в единое правовое поле, соответствия европейским стандартам, в том числе урегулирования межнациональных и межгосударственных отношений, снятия разногласий и т. д.

В ряде государств (Австрии, Германии, Венгрии, Чехии и Словакии) в XXI в. предвыборная борьба вновь поставила вопрос о послевоенном урегулировании, поскольку правые силы стали зарабатывать популярность на претензиях к соседям, подогревать обнажившиеся конфликты или подспудные споры, не урегулированные по тем или иным причинам международные отношения, восходящие к годам войны, угрожать блокированием приема в ЕС. В частности, выявилось правовое несовершенство государств региона. Встала проблема декретов Э. Бенеша, на основании которых производилось выселение немцев и венгров из Чехословакии (в отличие от Польши, без изменения границ и без

соответствующей легитимации со стороны великих держав). Декреты Бенеша были признаны недействительными, когда в конце 1992 г. в Чехословакии была принята Конституционная хартия прав и свобод. Президент В. Гавел не оправдывал мер несправедливости по отношению к немецкому населению в ходе его массового перемещения.

Официальные круги Австрии смягчили позицию в отношении переселения немцев из Чехословакии. Канцлер В. Шлюссель отказался решать проблему при помощи Европейского суда в Страсбурге, поскольку Европейская конвенция по правам человека вступила в действие позже принятия декретов Бенеша. Победила идея извинений с признанием того, что некоторые декреты Бенеша были беззаконными, а их жертвы должны получить хотя бы символическую компенсацию.

В Словакии продолжал будоражить общественное мнение вопрос о положении и правах венгерского населения.

Апеллирование к структурам Евросоюза и к державам-победительницам во Второй мировой войне привело к активному противодействию с их стороны попыткам пересмотреть ее результаты. Одновременно властям Чехии, Венгрии и Словакии было сделано предупреждение, чтобы они не возвращались к спорам прошлого и сосредоточились на будущности своих стран в единой Европе. ЕС последовательно продолжал политику сдерживания нерешенных противоречий и конфликтов, требуя их постепенного сглаживания.

За последние 20 лет произошел перелом в польско-немецких отношениях. Объединенная Германия признала послевоенную немецко-польскую границу. ФРГ стала главным экономическим партнером Польши, способствовала ее вступлению в ЕС на благоприятных условиях. Германия и Польша превратились в военно-политических союзников в рамках НАТО.

Гданьская декларация по вопросу лиц, выселенных, вынужденных покинуть свое местожительство из-за угрозы смерти и изгнанных, была подписана президентом Польши А. Квасьневским и президентом Германии Й. Рау 29 октября 2003 г. В ней констатируется, что не может быть места «материальным требованиям, взаимным обвинениям и взаимному предъявлению понесенного ущерба и совершенных преступлений»1.

После вступления первых четырех стран региона в Евросоюз 1 мая 2004 г. возродилась проблема трудного военного наследия — депортаций и репрессирования мирного населения, расчетов с Германией за военный ущерб. Ее появление стимулировало предъявление на основании немецкого законодательства немецкими финансовыми организациями и частной адвокатской фирмой претензий на возвращение или компенсацию собственности выселенным с терри-

1 Deklaracja Gdanska w sprawie osob wysiedlonych, zmuszonych do ucieczki

i wyp^dzonych w Europie. Gdansk, 29 pazdziernika 2003//www.lazarski.pl.

тории Польши, бывшей Чехословакии и Калининградской области нескольким миллионам немецких граждан. Западногерманская правовая доктрина не признавала и после объединения Германии установочных территориальных положений Потсдамского договора. Был сделан расчет на Европейский суд по правам человека.

Немецкий канцлер Г. Шредер неоднократно поднимал трудные вопросы в истории немецко-польских отношений, причем в духе, устраивавшем польскую сторону. 1 августа 2004 г. в Варшаве, по случаю 60-й годовщины Варшавского восстания, Шредер осудил все попытки искажения правды о Второй мировой войне и отбросил любые требования, связанные с переселением немцев после войны, в том числе перед международными судами. Он заявил, что не поддерживает инициативу Э. Штейбах о создании в Берлине Центра изгнанных немцев. В ноябре 2004 г. были учреждены посты специальных представителей, которые предназначались как для координации сотрудничества, так и для борьбы с недружественными стереотипами в Польше и Германии.

Польша потребовала, чтобы правительство ФРГ взяло на себя удовлетворение материальных исков немцев, выселенных с территорий, вошедших после войны в состав Польши, и отказалась вернуть часть немецких культурных ценностей, оказавшихся на польской территории. Согласно решениям союзников по антигитлеровской коалиции, по итогам войны Польша законно включила в свой состав восточные земли Германии естественно, что к ней перешли находившиеся там культурные ценности.

Хотя атмосфера во взаимных отношениях весьма улучшилась, между Польшей и Германией продолжают сохраняться разногласия. Польская сторона продолжает выступать против создания Центра изгнанных немцев — Мемориального центра в память о немцах, изгнанных с бывших территорий Третьего рейха («зримого свидетельства»), так как, по ее мнению, это позволит реляти-визировать вину немцев за Вторую мировую войну. В 2009 г. польская сторона предприняла значительные усилия, чтобы не допустить включения Э. Штейнбах в состав фонда, который займется созданием в Берлине Центра изгнанных. И хотя в Германии многие негативно отнеслись к вмешательству Польши во внутренние немецкие дела, под давлением немецкого канцлера А. Меркель Союз изгнанных немцев отказался от делегирования в фонд своего руководителя.

Беспокойство польской стороны вызывает предвыборная программа правящего ныне ХДС, в которой говорится об осуждении всех выселений немцев и подчеркивается, что основой ЕС является право на свободное местожительство. Истцы требуют от правительства Польши возвратить или компенсировать убытки от потери недвижимости и земельных участков. Следует отметить, что германское правительство определенно отмежевалось от частных исков со стороны своих граждан по поводу компенсаций и поддержало отказ Евро-

пейского суда по правам человека (октябрь 2008 г.) признать правомочность нескольких десятков исков, поданных от имени изгнанных и их наследников Прусским попечительским обществом в Европейский суд по правам человека в конце 2006 г. Правительство Польши требует заключения формального международного соглашения, содержащего взаимный отказ от претензий на какие-либо компенсации.

Остается нерешенным ряд проблем, в том числе исторических, что вносит напряженность во взаимные отношения. В Польше, по польским оценкам, проживают примерно 147 тыс. этнических немцев, по немецким данным — 300 тыс.1. Польская сторона считает, что польское зарубежье в Германии насчитывает 1,5-2 млн человек. Это потомки трудовой миграции XIX — начала ХХ в., принудительно вывезенные в годы войны поляки, которые затем остались в Германии, политические беженцы 1980-х гг., а также лица, которые выехали из Польши, декларировавшие свое немецкое происхождение, но поддерживающие контакт с польским языком и культурой. В то время как Польша признает наличие немецкого меньшинства, Германия польского меньшинства — нет. Варшава обращает внимание Берлина, что в настоящее время немецкий язык как родной учат 32 тыс. молодых людей, в Германии же польский как родной изучают только 6 тыс. Президент РП Л. Качиньский считает, что реализация положения Договора о добрососедстве и дружеском сотрудничестве 1991 г. о национальных меньшинствах является асимметричной2.

Истекший период прошел под знаком все более широкого охвата международным правом проблематики последствий Второй мировой войны, сближения правовых установок в той или иной мере втянутых в противостояние ее бывших участников. Вместе с тем в исторической памяти сохраняются несправедливости и обиды прошлых лет, стремление обеспечить гарантии от повторения аналогичных негативных явлений.

Тенденция к примирению и прощению на европейском континенте, в частности в исследуемом регионе, пробивает себе дорогу через завалы былых обид и претензий народов этих стран друг к другу, хотя стремление поставить прошлое на службу интересам различных политических сил все еще дает о себе знать, особенно в республиках бывшей Югославии.

65-летие Победы может стать поводом для мобилизации международных политических механизмов и закрыть проблему негативного наследия Второй мировой войны.

10 февраля 2019

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Антагонизм лежит в основе человеческих взаимоотношений, это понятие пронизывает общество.

Сегодняшняя политическая ситуация в мире крайне остро ставит проблему антагонистических противоречий, поэтому необходимо разобраться в сути этого понятия.

В этой статье мы узнаем:

  1. Что такое антагонизм?
  2. Какие философы обращались к этому понятию?
  3. В каких областях знаний используется термин антагонизм?

Значение слова (что это такое)

Антагонизм – это калька с греческого слова ανταγωνισης, которое обозначает спор, борьбу.

Лексическое значение сохранилось с античных времен, но нужно отметить, что антагонизм – это не просто спор или борьба интересов, а непримиримое противоречие, острый конфликт (что это?).

Даль в своем самобытном толковом словаре дает определение антагонизма как «перетяги», «противосилия», «супротивности».

Антагонизм в учениях Гоббса, Канта и Шопенгауэра

Ученые давно пришли к выводу, что антагонизм – это древнейшая форма человеческих отношений.

Человек – социальное существо, ему присуще объединяться в группы и противопоставлять себя «чужакам». Антитеза (что это?) «Мы – Они» возникла гораздо раньше противопоставления «Я – Ты», но все они антагонистичны по своей природе.

Несмотря на культурный слой этических норм и морали, формула антагонизма «человек человеку волк» остается злободневной и по сей день.

Томас Гоббс

Философы в разные времена обращались к проблеме антагонизма природы человеческих взаимоотношений, одним из них был англичанин Томас Гоббс (1588—1682 гг.). В своей знаменитой книге о государстве «Левиафан» Гоббс утверждает, что человек — это эгоистичное существо, поступки которого определяются его животными страстями: корыстолюбием, агрессивностью, склонностью к насилию, страхом.

Любовь к себе движет действиями человека, если интересы двух индивидуумов столкнутся, то завязываются враждебные антагонистические отношения между ними, которые могут разрешиться только насилием.

Гоббс называет это «война всех против всех». Только сильная государственная власть может обуздать и упорядочить человеческую природу.

Иммануил Кант

Немецкий философ Иммануил Кант (1724—1804 гг.) характеризует антагонизмы в социальном существовании людей как фактор, влияющий на прогресс социума. Кант считал, что цель истории — это установление правового гражданского общества.

По сути, философ продолжает мысль Гоббса, утверждая, что человеческая природа стремится к антагонизму и раздору. Именно эта тенденция стала причиной возникновения государства как силы, способной остановить взаимное истребление людей.

Но в отличие от Гоббса Кант считает, что низменную природу человека способна обуздать культура, благодаря которой личность сама стремится уйти от невежества. Именно культура, заставляющая людей отклоняться от своих животных потребностей и желаний, вызывает в них внутренний антагонизм, но и делает человека человеком.

При этом непримиримые противоречия между государствами, выражающиеся в войнах, гонке вооружения, рано или поздно должны также стать на путь прогресса, войти в правовое поле, объединить разные страны.

Артур Шопенгауэр

Эгоистичная природа человека признается и немецким философом Артуром Шопенгауэром (1788—1860 гг.), но в отличие от Канта, он считает, что человеческая история – это история угасания человеческого вида.

В центре его учения стоит понятие бессознательной воли, а человек – это лишь одно из проявлений стремления этой воли к жизни. Культуру Шопенгауэр считает маской, которая призвана скрывать эгоистичную сущность воли.

Государство, регулирующее низменные порывы своих граждан, тормозит, по мнению философа, познание человеком ужасной стороны своей воли, а именно в этом он видит цель жизни.

«…государство ставит себе целью сказочную страну молочных рек с кисельными берегами, что как раз противоположно истинной цели жизни — познанию воли во всем ее ужасе».

Другие мыслители, изучавшие явление антагонизма

Однако, не все философы были столь категоричны по поводу порочности человеческой сущности, как Гоббс, Кант и Шопенгауэр. Давайте посмотрим, что еще думали великие умы прошлого по поводу проблемы антагонизма и в каком ракурсе ее рассматривали.

Карл Маркс

Вопрос разделения общества на классы волновал разных мыслителей и ученых, но немецкий философ Карл Маркс (1818—1883 гг.) первым объяснил классовый антагонизм экономическими причинами и выдвинул идею о том, что противостояние классов является движущей силой развития человечества. Маркс считал, что классовая вражда неизбежно ведет к социальному перевороту и смене режима.

Для Маркса людей от животных отличает способность к производительному труду, он, в отличие от Гоббса, Канта и Шопенгауэра, считает человека существом целостным и добрым по своей природе, для раскрытия этих исходных положительных качеств необходимы социальные преобразования.

Идеальным общественным строем для выявления всех прекрасных человеческих черт является коммунизм – это социум, лишенный классового антагонизма.

Питирим Сорокин

В ХХ веке сложилось понятие социального антагонизма, русско-американский социолог Питирим Сорокин (1889—1968 гг.) выделил два способа межличностного взаимодействия – антагонизм и солидарность.

Антагонизмы ученый попытался развести по типам:

  1. Сознательные (насильник-жертва) и бессознательные (как кошка с мышкой).
  2. Базирующиеся на сходстве противоборствующих сторон (конкуренция за одну и ту же должность).
  3. Базирующиеся на различиях сторон. В этой категории различают такие виды антагонизмов, как
    1. классовые,
    2. политические,
    3. религиозные,
    4. расовые,
    5. национальные.
  4. Антагонизмы, различные по количеству участников («я-ты», «я-они», «мы-они» и проч.).

Явление антагонизма в разных областях науки

Антагонизм присущ не только человеческим взаимоотношениям, поэтому является категорией не только философии и социологии.

  1. В биологии это вещества, организмы, микроорганизмы или органы, чьи действия или функции противоположны друг другу.
  2. В фармакологии взаимодействие двух препаратов, ослабляющих действие друг друга при одновременном приеме.
  3. В математике в теории игр антагонизм понимается как равенство по величине, но противоположность по знаку выигрышей игроков-антагонистов, то есть выигрыш одного игрока равен проигрышу второго.

Автор статьи: Елена Румянцева

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Использую для заработка

ISSN 2304-9081

Учредители:

Уральское отделение РАН Оренбургский научный центр УрО РАН

Бюллетень Оренбургского научного центра УрО РАН

(электронный журнал)

2013 * № 1

On-line версия журнала на сайте http://www.elmag.uran.ru

© А.В. Семенов, 2013 УДК 579.264

А.В. Семенов

АНТАГОНИЗМ КАК РЕЗУЛЬТАТ МЕЖМИКРОБНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Институт клеточного и внутриклеточного симбиоза УрО РАН, г. Оренбург, Россия

На примере микробного антагонизма обосновывается тезис, что свойства микроорганизмов в условиях сообщества — это результат межмикробных отношений.

Ключевые слова: экология микроорганизмов, межмикробные отношения, антагонизм

Semenov A.V.

ANTAGONISM AS A RESULT CROSS-SPECIES INTERACTION BETWEEN MICROORGANISMS

Institute of Cellular and Intracellular Symbiosis UrB RAS, Orenburg, Russia

Key words: microbial ecology; cross-species interaction; antagonism;

Антагонизм — один из основных типов симбиотических отношений между организмами, в результате которых один из участников взаимодействий (антагонист), получает селективное преимущество в борьбе за выживание за счет конкурентных свойств: продукции антибиотических веществ, высоких ростовых и адаптационных возможностей.

Антагонистические свойства бактерий является одним из механизмов формирования и функционирования микробиоценоза .

В природе бактерии обитают не обособленно, а в составе сообщества, поэтому свойства бактерий, следовательно, и функции в присутствии других микроорганизмов, могут отличаться от наблюдаемых в чистых культурах, что диктует необходимость исследования свойств бактерий в условиях межмикробных отношений, что в данной работе продемонстрировано на примере микробного антагонизма.

Традиционно антагонистическая активность рассматривается как способность одного вида микроба подавлять развитие или задерживать рост других микроорганизмов . Вместе с тем, совместное культивирование бактерий является важным условием проявления антагонизма и продукции антимикробных веществ . Например, известно, что методы исследования антагонизма, основанные на сокультивировании штаммов, выявляют признак чаще и в большей

выраженности . Основной причиной такого явления является наложение «эффектов in vivo», которые нельзя обнаружить при раздельном культивировании, в частности — более быстрое исчерпание антагонистом питательных ресурсов и «метаболический пресс», связанный с негативным действием стационарной культуры антагониста на метаболизм тест-штамма . Г. Шиллер в 1914 г., а Н. Макаровская в 1966 г. (по ) высказывали предположение о зависимости проявлений антагонизма от чувствительной тест-культуры. Но только в 1994 г. S.F. Barefoot et. al. при исследовании бактериоциногении Lactobacillus acidophilus в отношении L. delbrueckii, были получены первые доказательства этого положения. Впоследствии данная зависимость была установлена при изучении взаимоотношений между антагонистом Carnobacterium divergens и чувствительным Carnobacterium piscicola , L. plantarum NC8 и чувствительными L. fermentum, L. hilgardii, L. sake, Lactococcus lactis subsp. cremoris, Pediococcus pentosaceous , бактериями-симбионтами водорослей и чувствительными S. aureus, Ps. aeruginosa, E. coli , Planococcus sp. и чувствительным Serracia licuefaeciens , цианобактерией, Streptomyces sp и чувствительными грибами .

Стимулирующее антагонизм действие чувствительных культур было связано с их термостабильными, низкомолекулярными веществами неопределённой природы , клеточными стенками . S.F. Barefoot et al. удалось выделить и охарактеризовать «пептид индукции».

Наши исследования антагонизма бактерий-симбионтов человека выявили аналогичную закономерность — появление антагонистической активности у микроорганизмов происходило, в основном, после их контакта с чувствительным тест-штаммом бактерий. Исследование механизма данного явления позволило установить , что клеточные компоненты чувствительных бактериальных культур (метаболиты и фрагменты клеточных стенок), стимулируют у штамма-антагониста продукцию антимикробных веществ, в частности литиче-ских ферментов (рис. 1).

Однако в природных микробиоценозах и сложных искусственных сообществах антагонисты подвергаются влиянию ассоциативных микроорганизмов, отличных от чувствительных культур, что также может приводить к изменению выраженности признака. В качестве примера можно привести коммерческие поликомпонентные пробиотики — «Окарин» , «Бификол», «Бифиформ», «Ли-

некс» , смеси бактерий L. plantarum и L. fermentum и т.д., в которых смесь бактерий, обладает большей антагонистической активностью по сравнению с чистыми культурами. Причем биопрепарат может представлять собой как механическую смесь штаммов-антагонистов, так и выращенную совместно смешанную культуру.

Рис. 1. Антагонистическая активность штаммов E. faecalis, выросших в различных условиях — при контакте с тест-штаммом M. luteus (А), без контакта с ним: на чистом агаре (Б), при росте в присутствии клеточных компонентов тест-штамма — с метаболитами (В) и пеп-тидогликаном M. luteus (Г). Стрелками указано появление или усиление зон задержки роста тест-штамма M. luteus.

Описано наличие аналогичных индуцирующих антагонизм эффектов при взаимодействии в микроорганизмами псевдомонад, у которых синтез антимикробных веществ является кворум сенсинг-зависимым и запускается ацилгомо-серинлактонами (рис. 2, по ).

Исследование близкородственного антагонизма L. acidophilus показало, что микробное влияние на антагонизм у лактобацилл не ограничивается действием чувствительной культуры бактерий (табл. 1, по ). Так, усиление антагонистической активности L. acidophilus в отношении L. delbrueckii наблюдали под действием нечувствительных L. casei, L. fennentum, L. plantarum, L.

viridescens, S. pyogenes, S. aureus, S. epidermidis, Bacillus cereus и Listeria monocytogenes.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 2. Антагонистическая активность штамма Pseudomonas fluorescens CHA0 по отношению к Bacillus subtilis: в контроле (А) и под влиянием P. corrugate LMG2172 (В).

Б — указано отсутствие антагонизма у P. corrugate LMG2172.

Таблица 1. Влияние микроорганизмов на антагонизм L. acidophilus N2 в отношении L. delbrueckii (по )

Вид микроорганизма Индуцирующая активность Чувствительность к индуцируемым антимикробным веществам

L. delbrueckii subsp. lactis ATCC 4797 + +

L. helveticus ATCC 15009 + +

L. casei ATCC 393 + —

L. fennentum NCDO 1750 + —

L. plantarum NCDO 1752 + —

L. acidophilus VPI 6032 + —

Streptococcus pyogenes ATCC 19615 + —

Staphylococcus aureus ATCC 25923 + —

Staphylococcus epidermidis ATCC 12228 + —

Bacillus cereus ATCC 232 + —

Listeria monocytogenes V-6f + —

Escherichia coli ATCC 25922 — —

Enterobacter aerogenes ATCC 13048 — —

Serratia marcescens ATCC 8100 — —

Shigella flexneri ATCC 12022 — —

Citrobacter freundii ATCC 3624 — —

При исследовании микробной регуляции антагонистической активности лактобацилл нами получены сходные результаты (рис. 3, по ). При этом обнаружено, что влияние бактерий на антагонизм не ограничивается только индифферентным и стимулирующим действием, а может быть ингибирующим.

Рис. З. Влияние микроорганизмов различных таксонов на антагонистическую активность Lactobacillus sp. в отношении Staphylococcus aureus. ATCC 6538P. * — р < 0,05, по сравнению с контролем антагонизма.

Из краткого анализа представленных данных следует, что факторы, механизмы и эффекты микробной регуляции антагонистической активности бактерий могут быть разнообразными. К усилению антагонистических свойств культуры способны приводить как условия улучшения её метаболитических и ростовых характеристик , так и действие специфических индукторов . Ингибирование антагонистической активности может быть связано с инактивацией бактерией-регулятором антимикробных факторов , с негативным действием на активность генов продуктов обмена, например формиата , а также с отрицательным влиянием на метаболизм антагониста бактерии-регулятора, например за счет её антимикробных веществ. В случае микробной регуляции внутриродового антагонизма, обусловленного, вероятно, бактерио-цинами, ингибирование признака можно объяснить интерферирующим действием фосфолипидов мембран или действием протеаз бактерий-регуляторов, разрушающих антибиотики или индукторы их синтеза . Повышение близкородственного антагонизма под действием метаболитов микроорганизмов может быть связано с перекрестным действием кворум молекул, опосредующих проявление бактериоциногении .

Таким образом, на примере микробного антагонизма показано, что свойства микроорганизмов в условиях сообщества — это результат межмикробных взаимоотношений.

ЛИТЕРАТУРА.

1. Бондаренко В.М., Воробьев А.А. Дисбиозы и препараты с пробиотической функцией. Журн. микробиол. 2004. 1: 36-43.

2. Бухарин О.В., Валышев А.В., Гильмутдинова Ф.Г. и др. Экология микроорганизмов человека. Екатеринбург: УрО РАН, 2006. 546 с.

5. Егоров Н.С. Основы учения об антибиотиках. М.: Наука, 2004. 503 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Семенов А.В. Исследование роли чувствительных тест-культур в проявлении антагонизма бактериями-симбионтами человека. Саратовский научно-мед. журнал. 2011. 2: 441-445.

10. Сидоренко С.В., Тишков В.И. Молекулярные основы резистентности к антибиотикам. Успехи биол. химии. 2004. 44: 263-306.

12. Черныш А.Ю. Антагонистическое действие пробиотических лактобактерий в отношении патогенных стрептококков различных серологических групп. Автореф. .канд. мед. наук. СПб., 2008. 19 с.

13. Усвяцов Б.Я. Бактериоциногения стрептококков. Дисс.. ..канд.мед.наук. Оренбург, 1967. 306 с.

25. Nakamura L., Hartman R. Lactobacillus-Yeast interrelationships. J. Bacteriol. 1960. 52: 42-48.

27. Rasmussen T., Givskov M. Quorum sensing inhibitors: a bargain of effects Microbiology. 2006. 152: 895-904.

Поступила 30.03.2013

(Контактная информация: Семенов Aлександр Васильевич — кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории по изучению механизмов формирования микробиоценозов человека Института клеточного и внутриклеточного симбиоза УрО РAH; 460000, г. Оренбург, ул. Пионерская, 11. тел/факс: (3532) 77-44-б3, e-mail: lever3@yandex.ru).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *