Обряд свадьбы на руси

1. Структура обряда

Временем формирования свадебного обряда принято считать XIII — XIV век. При этом в некоторых региональных традициях в структуре и некоторых деталях обряда ощущаются дохристианские истоки, присутствуют элементы магии.

При всей вариативности обряда его общая структура остаётся неизменной, включающей следующие основные составляющие:

  • Сватовство
  • Смотрины
  • Рукобитие
  • Вытие
  • Девичник / Мальчишник
  • Выкуп
  • После этого следует таинство венчания
  • Гуляние
  • Свадебный пир

Обряды изначально символизировали переход девушки из рода отца в род мужа. Это влечёт за собой и переход под покровительство духов мужнего рода. Такой переход был сродни смерти в своём и рождению в другом роду. Например, вытие — это то же, что и причитание по покойнику. На девичнике поход в баню — омытие мёртвого. В церковь невесту часто ведут под руки, символизируя тем самым отсутствие сил, безжизненность. Из церкви молодая выходит уже сама. Жених вносит невесту в дом на руках с целью обмануть домового, заставить его принять девушку как новорождённого члена семьи, который в дом не входил, а в доме оказался. Когда невесту сватали, то одевали красный сарафан и говорили «У вас товар — у нас купец».

2. Сватовство

Сватали обычно родственники жениха — отец, брат и т. д., реже — мать, хотя сватом мог быть и не родственник. Сватовству предшествовала определённая договорённость родителей жениха и невесты.

Сват, зайдя в дом невесты, совершал некоторые обрядовые действия, определяющие его роль. Например, в Симбирской губернии сват садится под матицу, в Вологодской должен был погреметь печной заслонкой и т. д.

Часто сват не прямо говорил о цели своего прихода, а произносил некоторый обрядовый текст. В такой же манере отвечали ему родители невесты. Это делалось для того, чтобы уберечь обряд от действий нечистой силы. Текст мог быть таким:

У вас есть цветочек, а у нас есть садочек. Вот нельзя ли нам этот цветочек пересадить в наш садочек? — Молодой гусачок ищет себе гусочку. Не затаилась ли в вашем доме гусочка? — Есть у нас гусочка, но она ещё молоденька.

Родители невесты должны были в первый раз обязательно отказаться, даже если рады свадьбе. Сват же должен был их уговаривать.

После сватовства родители давали свату ответ. Согласие девушки не требовалось (если его и спрашивали, оно было формальностью), иногда даже сватовство могло проходить в отсутствии девушки.

4. Оглашение решения о свадьбе

Если после осмотра хозяйства жениха родители невесты не отказывали ему, назначался день публичного оглашения решения о свадьбе. В разных традициях этот обряд назывался по-разному («своды», «сговор», «запой», «пропой» — от слова «петь», «заручины», «запоруки» — от слов «ударить по рукам», «просватанье», «своды» и многие другие названия), но в любой традиции именно с этого дня начиналась собственно свадьба. После публичного оглашения только исключительные обстоятельства могли расстроить свадьбу (такие, как побег невесты).

Обычно «сговор» проводится примерно через две недели после сватовства.

«Сговор» происходил в доме невесты. На него обычно собиралось большинство жителей деревни, так как день «сговора» был определён после осмотра хозяйства жениха, а за несколько дней до самого «сговора» эта новость распространялась по всей деревне.

На «сговоре» предполагалось угощение для гостей. Родители жениха и невесты должны были договориться о дне свадьбы, о том, кто будет дружкой и т. д.

4.1. Особенности в северных традициях

На севере этот обряд называется обычно «запоруки», «заручины».

При этом обряде присутствуют жених и сват.

На севере обряд запоручивания невесты был одним из самых драматичных из всех обрядов свадебного цикла. Даже если невеста была рада замужеству, ей полагалось причитать. Кроме того, невеста совершала ряд обрядовых действий. Так, она должна была затушить свечу перед иконами. Иногда невеста пряталась, убегала из дома. Когда её пытались вести к отцу, она вырывалась. Подруги невесты должны были ловить её и вести к отцу.

После этого совершалось ключевое действие всего дня — «завешивание» невесты. Отец закрывал лицо невесте платком. После этого невеста переставала вырываться. Место «завешивания» разнится (в разных местах избы или вне избы).

После «завешивания» невеста начинала причитать. Жених и сват, не дожидаясь конца причетов, уезжали.

6. Обряды накануне свадебного дня

Накануне и утром свадебного дня невеста должна была совершить ряд обрядовых действий. Их набор не фиксирован (например, в некоторых регионах невеста должна была посетить кладбище), но есть обязательные обряды, присущие большинству региональных традиций.

6.1. Баня

Хождение невесты в баню — непременный атрибут большинства региональных традиций. Этот обряд мог происходить как накануне свадебного дня, так в сам свадебный день утром.

Обычно невеста ходила в баню не одна, с подругами или с родителями.

Хождение в баню сопровождалось как специальными причетами и песнями, так и рядом обрядовых действий, некоторым из которых придавалось магическое значение. Так, в Вологодской области с невестой в баню ходила знахарка, которая собирала её пот в специальный пузырёк, а на свадебном пиру его подливали в пиво жениху.

6.2. Девичник

Девичником называется встреча невесты и подруг перед свадьбой. Это была последняя их встреча перед свадьбой, поэтому происходило ритуальное прощание невесты с подругами.

На девичнике происходил второй ключевой момент всего свадебного обряда (после «завешивания») — расплетание девичьей косы. Косу расплетали подруги невесты. Расплетание косы символизирует окончание прежней жизни девушки. Во многих традициях расплетание косы сопровождается «прощаньем с красной красотой». «Красная красота» — лента или ленты, вплетённые в косу девушки.

Девичник сопровождается причетами и специальными песнями. Часто причет невесты звучит одновременно с песней, которую поют подружки. При этом имеет место противопоставление причета песне — причет звучит очень драматично, в то время как сопровождает его весёлая песня подруг.

7. Первый день свадьбы

В первый день свадьбы обычно происходит следующее: приезд жениха, отъезд к венцу, перевоз приданого, приезд молодых в дом жениха, благословение, свадебный пир.

Однако в некоторых северных традициях сильно влияние более архаичной, очевидно, дохристианской схемы обряда. Так, в Вологодской области схема обряда такова: утром первого дня баня и встреча подруг, потом — приезд жениха, «вывод перед столы» (вывод невесты к гостям и жениху), угощение гостей. При этом основным является «вывод перед столы», так как здесь совершается ряд магических действий, невеста наряднее всего одета. На ночь все остаются в доме невесты, а жениху и невесте полагается ночевать в одной комнате. Это значит, что собственно свадьба уже совершилась. На следующий день происходит венчание и пир у жениха.

7.1. Дружка

Дружка (или дружко) — один из главнейших участников обряда. Хотя все участники обряда замечательно знают его (так как это не спектакль, а именно обряд), дружка в определённой мере руководит обрядовыми действиями.

Дружка должен отлично знать обряд, например, в какой момент нужно произносить свадебные приговоры и т. п. Часто дружку ритуально хулят и ругают, и он должен уметь достойно ответить на подобные шутки в свой адрес. Жених же — почти пассивная фигура, он в свадебный день не говорит обрядовых слов.

Обычно дружка — родственник жениха (брат) или близкий друг. Его атрибут — вышитое полотенце (или два полотенца), повязанное через плечо.

В некоторых традициях может быть не один дружка, а два или даже три. Но всё равно один из них главенствует над другими.

7.2. Приезд жениха

В некоторых традициях утром свадебного дня дружка должен посетить дом невесты и проверить, готова ли она к приезду жениха. Невеста к приезду дружки должна быть уже в свадебной одежде и сидеть в красном углу.

Жених с дружкой, друзьями и родственника составляет свадебный поезд. Во время того, как поезд движется к дому невесты, его участники (поезжане) пели специальные «поезжанские» песни.

Приезд жениха сопровождался одним или несколькими выкупами. В большинстве региональных традиций это выкуп входа в дом. Выкупаться могут ворота, дверь и т. п. Выкупать может как сам жених, так и дружка.

Элементы магических действий в этой части обряда особенно важны. Распространено подметание дороги. Это делается для того, чтобы под ноги молодым не бросили предмет, на который могла быть наведена порча (волосы, камень и др.). Конкретная дорога, которая должна быть подметена, разнится в разных традициях. Это может быть и дорога перед домом невесты, по которой поедет поезд жениха, может быть пол комнаты, по которому молодые пойдут перед отъездом к венцу, дорога к дому жениха после венца и т. д.

Существенная деталь обряда, сохранившаяся и в городских условиях — непосредственный выкуп невесты. Выкупать невесту могут или у подружек, или у родителей.

Иногда имел место ритуальный обман жениха.

Невесту выводили к нему, закрытую платком. В первый раз могли вывести не настоящую невесту, а другую женщину или даже старуху. В таком случае жених либо должен был идти искать невесту, или выкупать её ещё раз.

7.3. Венчание

Перед отправкой в церковь родители невесты благословляли молодых иконой и хлебом. Перед венчанием невесте расплетали девичью косу, а после того, как молодые были повенчаны, ей заплетали две «бабьих» косы и тщательно закрывали волосы женским головным убором (повойником). Иногда это происходило уже на свадебном пиру, но у старообрядцев две косы заплетали и повойник надевали либо между обручением и венчанием, либо даже перед обручением.

7.4. Приезд в дом жениха

После венца жених везёт невесту в свой дом. Здесь их должны благословить родители. Здесь также имеет место сочетание христианских элементов с языческими. Во многих традициях жениха и невесту сажали на шубу. Шкура животного выполняет функцию оберега. Обязателен в обряде благословения в том или ином виде хлеб. Обычно он во время благословения находится рядом с иконой. В некоторых традициях хлеб положено откусить и жениху, и невесте. Этому хлебу также приписывалось магическое действие. В некоторых регионах его потом скармливали корове, чтобы она давала больше приплода.

7.5. Свадебный пир

После венчания невеста никогда не причитает. С этого момента начинается радостная и весёлая часть обряда. Далее молодые отправляются за подарками в дом невесты.

Затем жених привозит невесту к себе в дом. Там уже должно быть готово обильное угощение для гостей. Начинается свадебный пир.

Во время пира поют величальные песни. Кроме жениха и невесты, величали родителей и дружку.

Пир мог длиться два или три дня. На второй день обязательно перемещение всех в дом невесты, пир продолжается там. Если пируют три дня, на третий снова возвращаются к жениху.

7.6. «Укладывание» и «бужение» молодых

Вечером (или ночью) осуществлялось «укладывание молодых» — сваха или постельница готовила брачную постель, которую жених должен был выкупить. Пир в это время часто продолжался. На следующее утро (иногда — спустя лишь несколько часов) дружка, сваха или свекровь «будили» молодых. Часто после «бужения» гостям демонстрировали «честь» невесты — рубашку или простыню со следами крови. В других местах о «чести» невесты свидетельствовал жених, отъедая с середины или с краю яичницу, блин или пирог, или отвечая на ритуальные вопросы вроде «Лёд ломал или грязь топтал?». Если невеста оказывалась «нечестной», её родителей могли подвергнуть осмеянию, повесить на шею хомут, замазать ворота дёгтем и т. д.

Литература

  • Балашов Д. М., Марченко Ю. И., Калмыкова Н. И. Русская свадьба. М.: 1985

Андрей Рябушкин. «Крестьянская свадьба в Тамбовской губернии.» 1880 год.

Корзухин А.И.»Девичник», (1889) — Государственный Русский музей

К. В. Лебедев «Боярская свадьба». 1883

Андрей Рябушкин «Свадебный поезд в Москве (XVII столетие)». 1901.

Андрей Рябушкин. «Ожидание новобрачных от венца в Новгородской губернии». 1890—1891

«Свадебный пир в боярской семье XVII столетия».Маковский К. Е. 1883.

Свадьба история возникновения праздника.

В основном свадебные традиции за­родились в Древнем Риме и прочих культурах античности.

Раньше на свадьбе принимали участие 10 подружек невесты и дру­зей жениха. Их роль состояла в отпугивании ревнивого злого духа, способного причинить вред молодоженам. Соответственно, подружки облачались в то же самое одеяние, что и невеста, а друзья одеждой походили на жениха. Бытовало поверье, что злой дух не различит среди одинаково одетых людей подлинных жениха и не­весту и поэтому не сможет им навредить.

В Древнем Риме по окончании церемонии бракосо­четания над головой невесты разламывали пирог, что должно было внести в новую семью изобилие, тогда как крошки доставались гостям в знак удачи.

Белый цвет наряда означает совсем не девствен­ность, как считают некоторые, а радость и процветание. Еще жители Древней Греции и служители католикоса предпочитали на праздники ходить в белых одеждах. До­ходило до того, что в день свадьбы они выкрашивали в белый цвет даже свои тела. На протяжении столетий бе­лый цвет являлся лишь одним из праздничных цветов.

С середины XVII в. распространилась мода на белое одеяние для невесты. Это случилось благодаря коро­леве Англии Виктории, которая на своей свадьбе была в белом. В соответствии с другой версии данную моду ввела несколько ранее Анна Австрийская. Со временем эта традиция из Франции проникла в Англию, Испанию,

В Англии в средние века существовал такой обычай: гости приносили с собой пироги и складывали их в центре стола, потом жених с невестой пробовали поце­ловаться через эту груду пирогов.

Целомудрие символизировалось не платьем, а фатой. Поэтому считается, что в случае повторного брака жен­щина не может на свадебную церемонию надевать фату.

Бутоньерка — это помещаемый в пет­лицу пиджака жениха такой же цветок, что и в букете невесты. Этот цветок яв­лялся символом трепетного отношения рыцаря к своей избраннице.

Обычай обмена обручальными кольцами, скорее всего, пришел из Древнего Египта. Символическое зна­чение его велико, ведь круглая форма кольца означает вечность, бесконечные счастье и любовь между мужем и женой.

Существует поверье, что, если гости коснутся жениха и невесты в день свадьбы, это принесет счастье, поскольку в этот день пара благословляется богом.

Сейчас распространен обычай, в соответствии с кото­рым жених переносит на руках молодую супругу через по­рог дома, в котором они собираются жить. Прежде счита­лось, что если молодая жена упадет на пороге своего дома, то это будет плохой приметой. Поэтому женихи стали пе­реносить невест через порог дома на руках, чтобы они не могли споткнуться.

До царствования Петра I свадьбы на Руси совершались по воле родителей. Свадебная церемония простолюдинов включала сватовство, сговор и венчание с пиром. Почин мог исходить от обеих сторон, этому способствовали сва­хи и сваты, являющиеся родственниками жениха. Сват мог устроить смотрины, поговорить с невестой, чтобы устано­вить возможные недостатки. Сговор заключался в том, что родители невесты прибывали к жениху, затем подписы­валась «рядная запись», состоящая из брачного договора и описи приданого. Когда это происходило, отказаться от брака было уже нельзя, даже в случае замены невесты, ко­торую жених виде впервые только на венчании.

Женитьба и замужество были ранними, девочки вы­ходили замуж в 11 —12 лет, мальчики женились в возрас­те 12—15 лет, поэтому холостяки встречались доволь­но редко. В деревенских семьях, где невеста ценилась, прежде всего, как работница, она могла быть и старше жениха.

Невеста наряжалась подругами, а в богатых и знатных семьях ее веселили «плясицы». Пир начинался за день до венчания с последующим продолжением в течение 3 дней в одном или в обоих домах. Венчание происходило вечером, а пировали с утра следующего дня. После 3 блюд моло­дые отправлялись на постель в «сенник», затем выносили невестину рубаху продемонстрировать гостям, после чего надевали на молодоженов шубы, кормили кашей; на вто­рой день дарили подарки.

Жениха и невесту именовали «князем» и «княгиней». В свадьбе принимали участие тысяцкий, посаженый отец или посаженая мать (у сирот), ясельничий, или конюший, дружки, а роль ритуала заключалась в том, чтобы добиться Божьего благословения.

Преобразования Петра I изменили ситуацию. Регла- , ментация различных сторон жизни, осуществляемая царем, первым делом затронула институт брака. Соответственно, увеличилось количество неравных браков с выходцами из низших сословий. В начале XVIII в. появилась возможность вступать в браки с иностранцами, если только супруг или супруга остаются последователями православной веры. К тому же разрешили вступать в брак с разведенными и даже с расстриженными монахами и священниками.

Чтобы не допустить увиливания от государственной службы дворянских и «подьяческих» сыновей, им было запрещено жениться до окончания школы.

Также не разре­шалось вступать в браки слабоумным, если они не подвер­гались годовому «исправлению» на службе. Сохранялось табу на 4-й брак, а отчисления государству за каждый из последующих трех браков увеличивались.

Молодые могли познакомиться в церкви, на разре­шенных для женщин прогулках, приемах, ассамблеях, причем даже воспитанницы монастырей имели время для знакомства с потенциальными женихами. Была отменена «сговорная запись» и вместо нее вводилась «роспись при­даного». Теперь обязательно нужно было видеть друг друга до венчания. По поручению Петра I были расторгнуты на­сильственные браки, и «вторую жизнь» обрели насильно постриженные жены. Однако родительская воля в плани­ровании браков собственных детей еще долгое время оста­валась определяющей.

Свадебная церемония несколько видоизменилась лишь в Москве и Санкт-Петербурге. На тех обрядах, где вместе веселились мужчины и женщины, необходимо было при­готовить щедрые угощения с вином и разнообразной едой. Их посещал сам Петр с Екатериной. Он отменил обычай демонстрировать гостям невестину сорочку, но за предела­ми столиц данная традиция сохранялась еще долго.

Устанавливалось, что в случае доказанного прелюбо-деяния, побега и самовольных отлучек возможен развод супругов. Преобразования Петра I достаточно сильно ев­ропеизировали семейную жизнь дворян, хотя внутренняя жизнь абсолютного большинства семей практически не изменилась.

Свадебный обряд на Руси

Современные свадебные традиции значительно отличаются от обрядов прошлого. В древности на Руси невеста должна была по статусу и материальному состоянию соответствовать мужу. Родители сами выбирали своим детям пару, и довольно часто первая встреча молодых проходила только на венчании. Свадьбу играли только осенью или зимой.

Свадебный обряд на Руси можно разделить на три этапа:

  1. Предвенчальный. Состоял из сватовства, шитья приданного и девичника.
  2. Свадебный. Свадебный обряд и венчание.
  3. Послевенчальный.

    «Раскрывание» молодой в доме мужа, праздничный стол, утренние пробуждение молодых.

Раньше брак заключался так: когда родители решали, что время пришло, они спрашивали совета у родственников, потом отправляли сватов, которые уже занимались браком.

Старинные свадебные обряды на Руси

Главным атрибутом торжества было приданное, иногда на его подготовку уходило большое количество времени, все зависело от материального состояния семьи невесты. Оно состояло из постели, платья, домашней утвари, украшений, крепостных или имущества, если невеста была дворянского происхождения. Самым драматическим моментом был «Баенный» обряд, когда девушке расплетали косу.

Обряд проходил вечером, для него надевали самое лучшее платье и все украшения, которые были в наличии. В парадной готовили стол, за которым ждали приезда жениха. Потом происходил обряд расчесывания волос свекровью и заплетение двух кос, которые символизировали женщину в браке. После благословений молодые ехали на венчание, по правилам жених должен был прибыть первым. Только после венчания пара могла поцеловаться. При выходе молодых осыпали хмелем и семенами льна, с пожеланиями счастья. После все направлялись к дому мужа, где происходило уже само празднование.

Свадебные обряды Древней Руси

Подобное торжество на Руси имело определенные правила, которые должны были обязательно соблюдаться. Все древние свадебные обряды на Руси имели определенный сценарий:

  1. По правилам жених не мог прийти за невестой пешком. Транспорт украшали бубенцами и лентами, их звон извещал о приближении жениха.
  2. В организации свадьбы принимали участие только посаженные родители.
  3. Подарки для выкупа делались только своими руками.
  4. Жених входил во двор к будущему тестю только после окончания выкупа невесты.
  5. Обручение до начала 19 века проходило только в доме невесты, именно в нем пару готовили к обряду венчания. Потом выводили к гостям, обсыпали зерном и благословляли на брак. Только после этого они ехали на венчание.

Сватовство

Любую невесту принуждали к замужеству, если она сопротивлялась, ее мнением никто не интересовался. К выбранной невесте в родительский дом отправляли сватов после захода солнца. Чтобы невесту удачно опутать, сваты опутывали трубу печи вожжами.

Сваты начинали въезжать с заднего двора, при этом ни с кем не разговаривая. Если свадьба проходила зимой, то сваты были на санях, если летом — на лошадях.

В разных деревнях, сваты по-разному заходили в дом невесты: где-то крутили вокруг себя ступу, где-то тихо стучали по дверному косяку, после чего открывали дверь 3 раза. Женщины-свахи должны были подниматься на порог, открывая дверь, с правой ноги.

Когда сваты заходили в дом, то начинали переговоры: либо стоя на пороге, либо садясь в угол.
Сваты вели разговор с отцом невесты, старшим братом или матерью. Чаще всего, переговоры велись в двусмысленной форме, избегая прямого изложения сути.

Если родители хотели избежать сватовства, то они отговаривались от сватов, ссылаясь на неопытность невесты или ее молодость. Чтобы девушка никогда не вышла замуж, отец мог выгнать сватов в очень грубой форме, закрыв дверь спиной.
Если обе стороны соглашались на брак, то составлялась рядная запись. Такая запись оговаривала следующие вопросы: сколько будет гостей, где будет играться свадьба, какая сумма будет затрачена, какое приданое у невесты. Иногда включались записи, похожие на современный брачный договор.
Через пару дней отец невесты наведывался в дом жениха. Если отца устраивали хоромы и хозяйство, то он садился за стол. После этого, проходили смотрины невесты для жениха. Смотрины проходили через две недели после первого визита сватов в дом невесты.
После смотрин следовал сговор, где оговаривалась дата обручения, составлялась рядовая запись и завершалось всё это обрядом рукобитья.

Обручение

После всех обрядов проходило обручение, на котором молодые обменивались кольцами. Семья жениха и невесты праздновали свадьбу, а самих молодых уводили в другую комнату.

Во время пира невеста приходила к гостям и подносила им подарки, которые были сделаны ее руками. Жених угощал всех вином и дарил подарки новым родственникам. После пиршества невеста больше не могла выйти одна из двора, а разговаривать должна была очень мало. Считалось, чем больше слез невеста уронит в родительском доме, тем меньше в доме мужа.
На всех свадьбах присутствовал тамада, который знал все тонкости веселого проведения свадьбы и гармонист, либо музыкальный коллектив, но его могла позволить себе богатая семья.

Даже в то время уже был девичник, на который невеста одевала своё самое лучшее платье, а косы ее расплетались и волосы были распущены до самого венчания.

Перед свадьбой в доме жениха проходили посиделки, на них жених прощался со своей холостой жизнью. Они пели песни, танцевали, пировали, после чего наступало венчание, которое считалось Божьим судом.

Свадебный обряд

Наиболее зримо социально-общественная значимость человека, труженика, мирянина проявлялась в свадебном обряде.Традиционная свадьба Белгородчины, на наш взгляд, наиболее полно и глубоко дает представление о мировоззрении наших предков, их верованиях, духовных ценностях, общественно-бытовом укладе. Не случайно исследователи называют свадебный обряд края исключительно сложным по масштабу и высоко художественным по воплощению явлением южнорусской культуры в ее целом.Веками складывался и передавался из поколения в поколение как пример народного творчества, высокой моральной чистоты и целомудрия этот красивый и поэтический обряд, образуя духовную связь времен. В его трогательном содержании был заложен огромной силы воспитательный и эмоциональный заряд, где веселое и грустное, трагическое и комическое, реальное и художественное переплетены воедино.

Народная традиция трактовала свадьбу как обязательный акт общественного признания и провозглашения молодой семьи. Без свадебного гулянья в глазах рода жених и невеста не признавались супругами. А народная мудрость и этика отождествляли свадьбу не столько с пиршеством, сколько с игровым народным спектаклем, в котором действо органично соединяло обряд и праздник, то есть строгий порядок и свободу самовыражения всех присутствующих.По существу, и по сей день свадьба на Белгородчине остается многозначительным народным спектаклем со своим особым «лицом», своим «режиссером» и «актерами». А в былые времена в этом спектакле ничего не делалось просто так: любое слово, движение, действо, любая деталь одеяния были преисполнены глубокого смысла и значения — достижения благополучия и плодородия в семье и в хозяйстве.

По всей вероятности, этот факт следует объяснять тем, что свадебные обряды были очень тесно связаны с народным земледельческим календарем. Достаточно сказать, что свадьбы на Белгородчине вплоть до 50-х годов XX века игрались преимущественно после окончания уборки урожая (осенний и зимний Мясоед), когда у родителей появлялась реальная возможность достойно справить торжество, а у гостей — от души повеселиться. А также после окончания весенних полевых работ — от Красной Горки до Троицы. По сей день селяне, почитающие обычаи и традиции предков, не играют свадьбы в храмовые и великие праздники, в продолжение Великого, Петрова, Успенского и Рождественского постов, Святок, Масленицы, Пасхальной седмицы.Есть основание утверждать, что некогда земледельческая и свадебная обрядность края составляли единое целое, имея одну общую задачу — семейное и хозяйственное благополучие. Анализируя, например, тематику календарных песен края, можно легко обнаружить в них присутствие семейно-брачных мотивов. Такова «покосная» села Фощеватово Волоконовского района:

Да побувай, да побувай, ой, Да мой милай, на покосе …Д а косуш ку ши отбивае, ой, А мене, младу, вспоминав.

Не менее интереса в этом отношении трудовая величальная этого же села «Ой, новая да колясочка», исполняемая во время первой прополки в честь работящей незамужней девушки, в которой припевали к ней молодца:

Ой, новая колясочка, Ой, по полю бяжит, Там как во той же во колясочке, Там Ванечка сядит. Ой, на правой, да на рученьке, Он Марью держит …

«Смысловое ядро» всех святочных колядок на Белгородчине составляют величания семьи, где хозяева — «бояре», «господа», — одетые в красивые одежды, а их избы — сказочные терема. Кроме того, если в семье были взрослые дети, то им предвещалась скорая свадьба, а под окном пелись особые колядки-«припевания».В свою очередь земледельческие мотивы характерны для большинства свадебных песен края:

Налятело полон ток голубей, Да поклевали ярову пшеницу, Поклевали всю озимую …

Н е плачь, моя, Волжанушка, Уж, я тебя кормить буду пшаницею, Уж, я тебя поить буду водицею .

Вы гароде капустушка, Белай кащ аночек…

Ой, аленькай наш цвяток Д а лазоревай висилек …

Примечательно то, что многие свадебные песни исполнялись как на свадьбе, так и на других праздниках календарно-земледельческого круга и гуляниях, в частности, на святочных «вечерушках», на Масленице, Семике и Троице, что свидетельствует об их тесной взаимосвязи.Как видим, культ плодородия отражен как в содержании свадебных песен края, так и в обрядовых действах, совершаемых ритуалах (выпечка свадебного каравая и «шишек», встреча молодых хлебом-солью, обсыпание их хмелем и зерном и т. д.).Более того, традиционный обряд выпечки каравая практически повсеместно сопровождался исполнением особых «каравайных» песен

Свадебная обрядность Белгородчины — явление чрезвычайно многообразное, сложное, требующее изучения, осмысления и анализа во всех аспектах. Исторические и этнические факторы, социально — бытовые и природно-климатические условия оказали определенное воздей­ствие на нее, придав особую специфику деталям обряда, их содержанию и порядку следования, приметам, песенному репертуару.Примечательно, что каждый из 21 района Белгородчины и даже каждый населенный пункт имеет характерные особенности его отправления.Вместе с тем, традиционная свадьба края при всей ее вариативности — это всегда определенная традиция, исторически сложившаяся целостность. В основе каждой свадьбы лежала хозяйственно-экономическая заинтересованность семьи жениха («за землю брали»), так как в приданое за невестой давали землю. Поэтому их стремление расширить свои земельные владения таким образом способствовало заключению браков в кругу своего села и своего сословия.

Подобные меры препятствовали проникновению чужеродных элементов в местную народную культуру. И как точно подметил В. М. Щуров, что и «по сей день в больших старинных южнорусских селах к женитьбе «на чужачке» относятся резко отрицательно».В конечном итоге, как показывают исследования, это благотворно сказалось на консервации традиционной культуры внутри каждого населенного пункта и даже группы сел с близко расположенными земельными наделами.Немаловажное значение имело и желание родителей жениха получить здоровую продолжательницу рода, работящую, скромную, мастерицу прясть, ткать, вышивать. Поэтому будущих невесток присматривали задолго до сватовства за работой в поле и по дому, на праздничных гуляниях «на широкой улице», в церкви.

А мать девушки на выданье, дабы продемонстрировать трудолюбие дочери заставляла ее чаще обычного просушивать и проветривать приданое, содержать в идеальной чистоте свою комнатку, куда ненароком под разным предлогом могла наведаться будущая свекровь или сваха. Да и сами парни на игрищах и «вечёрках» старались приглядеть пару «по себе», то есть аналогичного социального сословия и материального положения.В этом случае на брак смотрели как на дело, которое имело прежде всего материальную выгоду. Практическую сторону свадьбы красноречиво подчеркивают житейские пословицы края: «Не молодца любят — денежку», «Пора козу на торг вести». Это означало, что предпочтение будет отдано тому, кто богаче.

Однако случались приглядки и прямо противоположного порядка. На сей счет в народе сохранилось множество пословиц и поговорок: «Не бери приданое, бери милу девушку», «Невольная женитьба — не веселье». И все же, когда нужда заставляла заключать брак вопреки желанию, призрачное утешение молодожены находили в тех же пословицах: «Стерпится — слюбится!».

«Усяко бувало: и по любви жанились, и по воле родительской. Коли понаравится девка отцу с матерью, облюбуют кого, то хочишь — не хочишь, любишь — не любишь, а сватать идуть!» — вспоминают старожилы белгородских сел.Основы этой традиции находим в летописи XI века, повествующей о существовании у восточнославянских племен различных форм брака и брачных обычаев «…и радимовичи, и вятичи, и север (северяне) один обычай имяху … а брацы не бываху в них, но игрища меж селы. Схожахуся на игрища, на плясанья … и ту умыкаху жены себе, с нею же кто съвещашеся: имеху же по две и три жены.»

Это свидетельствует о том, что даже в XI веке, то есть после официального принятия христианства, продолжали сохраняться более древние формы брачных обычаев: пережитки группового брака, «умыкания» (похищения) девушки и др.С течением времени многие элементы свадебной игры видоизменились, наполнились новым содержанием, приобрели новые оттенки.Однако основу их все-таки составляет святость и незыблемость брачных уз, отдельных обрядов и ритуалов, влияющих (по мнению селян) на дальнейшую семейную жизнь. Поэтому к ним относились как к серьезным актам, строго соблюдая последовательность, веря в приметы и обереги. А цикл действ свадебного обряда старались распределить так, чтобы свадебный пир пришелся на субботу и воскресенье

Лит.: М.С. Жиров (Народная художественная культура Белгородчины )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *