Лермонтов философская лирика

М.Ю. Лермонтов – один из удивительнейших русских лириков, воплотивший в своем творчестве глубинные смысложизненные проблемы человечества. Лирика Лермонтова – философская по своей натуре. Она понимает такие вопросы, как проблемы Бога и свободы человека, бренности человеческого пути, смерти и веры в бессмертие, тайны любовного чувства, совместимости добра и зла, борьбы светлого и темного в личности каждого человека и.т.д.

В центре внимания любого поэтического произведения поэта стоит вопрос о том, для чего человек приходит в этот мир, полый страданий и разочарований? Может ли он что-то изменить в своей судьбе?

Библейская философская лирика М.Ю. Лермонтова

Образ Бога и тема человеческого непослушания Ему является центральной в религиозной философской лирике поэта. Богоборческие мотивы слышатся в его стихотворениях постоянно.

Вот одно из таких стихотворений под названием «Благодарность» (1840), которым лирический герой язвительно благодарит Всевышнего за дарованную ему жизнь:

За все, за все тебя благодарю я:
За тайные мучения страстей,
За горечь слез, отраву поцелуя,
За месть врагов и клевету друзей;
За жар души, растраченный в пустыне,
За все, чем я обманут в жизни был…
Устрой лишь так, чтобы тебя отныне
Недолго я еще благодарил.

Часто Бог в лирике Лермонтова представляется всесильным, но несправедливым существом, ответственным за человеческое несовершенство (что, по сути, противоречит христианскому вероучению). Отсюда неверие в Бога лирического героя поэта, что порождает знаменитое и страшное стихотворение «Мой демон», в котором оппонент Господа наделяется страшным величием:

Собранье зол его стихия.
Носясь меж дымных облаков,
Он любит бури роковые,
И пену рек, и шум дубров.
Меж листьев желтых, облетевших,
Стоит его недвижный трон;
На нем, средь ветров онемевших,
Сидит уныл и мрачен он…

Те же мотивы слышны в других стихотворениях поэта «Я не для ангелов и рая», «Земля и небо»:

Как демон мой, я зла избранник,
Как демон, с гордою душой,
Я меж людей беспечный странник,
Для мира и небес чужой.

Однако не всегда лирический герой позволяет себе очаровываться демоническими образами. В какой-то момент он возвращается к вере к Богу и подобно блудному сыну готов припасть к коленам милосердного Отца. Вот одно из таких стихотворений под названием «Молитва»:

Не обвиняй меня, Всесильный,
И не карай меня, молю,
За то, что мрак земли могильный
С ее страстями я люблю;
За то, что редко в душу входит
Живых речей твоих струя,
За то, что в заблужденье бродит
Мой ум далеко от тебя.

Заканчивается стихотворение символически: поэт просит у Бога освободить его от изматывающего душу песенного дара, чтобы обрести веру в своем сердце:

От страшной жажды песнопенья
Пускай, творец, освобожусь,
Тогда на тесный путь спасенья
К тебе я снова обращусь.

Таким образом, проблемы веры и неверия (а также связанного с неверием богоборчества) являются центральными в философской лирике М.Ю. Лермонтова. Ответы на эти вопросы во многом определяют другие темы его философских исканий.

Тема борьбы противоположностей

Философская лирика Лермонтова наполнена переживанием борьбы двух начал: света и тьмы, добра и зла, страдания и радости. По суждению поэта, сама жизнь – это борьба стихий и страстей. Поэтому в своем знаменитом стихотворении «Парус» Лермонтов рисует пред читателями образ мятущейся человеческой души, тянущейся к страстям и одновременно жаждущей света.

«Может ли человек на земле обрести счастье?» – спрашивает устами своего лирического героя Лермонтов. И отрицательно отвечает на этот вопрос. Даже покоя бедный «парус» обрести не может.

«Чаша жизни» готовит для человека лишь горький напиток. Отсюда пессимизм и трагизм поэтического творчества Лермонтова:

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами,
Когда же перед смертью с глаз
Завязка упадет,
И все, что обольщало нас,
С завязкой исчезает;
Тогда мы видим, что пуста
Была златая чаша,
Что в ней напиток был – мечта,
И что она – не наша!

Поиски гармонии бытия

Лермонтов не был бы гениальным поэтом, если бы не смог в своем творчестве показать хоть и призрачный, но живой образ гармонии бытия.

Эта едва уловимая гармония присутствует в некоторых его произведениях, где человек, природа и Бог сливаются воедино. Вот одно из таких стихотворений под названием «Когда волнуется желтеющая нива…»:

Когда волнуется желтеющая нива,
И свежий лес шумит при звуке ветерка,
И прячется в саду малиновая слива
Под тенью сладостной зелёного листка.
Когда росой обрызганный душистой,
Румяным вечером иль утра в час златой
Из-под куста мне ландыш серебристый
Приветливо кивает головой.
Когда студёный ключ играет по оврагу
И, погружая мысль в какой-то смутный сон,
Лепечет мне таинственную сагу
Про мирный край, откуда мчится он:
Тогда смиряется души моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе,
И счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога!..

Философская лирика Лермонтова входит в сокровищницу русской литературы и культуры. Поэт глубоко и пронзительно раскрывает перед читателями вечные проблемы человеческого бытия и дает на них свои ответы.

Анализ творчества поэта, проведенный в этой статье, поможет учащимся 9-10 классов при подготовке сочинения на тему «Философская лирика Лермонтова».

Тихонова С.В.

Кандидат педагогических наук, кафедра словесности и культурологии, Нижегородский институт развития образования

ИЗУЧЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ ЛИРИКИ М.Ю. ЛЕРМОНТОВА

В СТАРШИХ КЛАССАХ (на примере стихотворения «Когда волнуется желтеющая нива…»)

Аннотация

В статье Тихоновой С.В. предложен вариант изучения стихотворения М.Ю.Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива…». В исследованиях литературоведов важной особенностью творческого метода М.Ю.Лермонтова указана соотнесенность романтического и реалистического, что соответственно определяет органичность выбора приемов освоения этого стихотворения, но акцент на философию при анализе произведения не отменяет литературоведческую трактовку, а лишь углубляет понимание стихотворения. Ведущим методическим приемом в ходе анализа является словесное рисование, при котором учащиеся не только постигают сюжетно-композиционные особенности стихотворения, но и осваивают ряд теоретических понятий. Работа над звуковым и цветовым наполнением слова помогает ученикам осознать авторскую позицию и подняться до философских проблем, волновавших М.Ю.Лермонтова в последние годы его творчества, а также осознать их современность.

Ключевые слова: художественная деталь, реалистические образы, модель мира, культурный архетип, философские размышления о жизни.

М.Ю. Лермонтова называют «музыкальнейшим из русских стихотворцев» и «величайшим нашим лириком» (5, 221). Он начал писать стихи с 1928 г., т.е. девять лет он писал одновременно с А.С.Пушкиным и четыре с половиной года после его смерти. В начале творческого пути поэт пробует себя в разных жанрах, старается овладеть разными метрическими формами, но забота о звуковой стороне стиха все же преобладает над зрительными и изобразительными образами. Эту особенность ранней лирики замечает С.Н. Дурылин: «Стихи иногда хорошо звучат, но они не дают ничего видеть» (5, 89).

Начиная с 1837 г. его стихотворения дают полное право предполагать, что М.Ю.Лермонтов стоял на пороге нового этапа литературной деятельности. Элегиям и балладам этого периода свойственны напевность и музыкальность, а балладам, кроме этого, красота и изобразительность. Литературоведы сходятся во мнении, что у М.Ю.Лермонтова сравнительно немного стихотворений, выражающих просветленное, гармоническое восприятие жизни, и одно из них — «Когда волнуется желтеющая нива…». Но детальных разборов этого стихотворения не так уж много.

Г.И. Успенский, анализируя стихотворение, обращает внимание на хронологическую несостыковку описываемых явлений природы, но это противоречие наталкивает его на мысль об антиномиях в творчестве поэта. Б.М. Эйхенбаум, предпринявший синтаксическо-интонационный анализ, приходит к выводу, что в стихотворении выявляется четкая логика подъема и спада интонации, но смысловое его построение противоречит этой логике. Смысловым центром стихотворения, по мнению Б.М. Эйхенбаума, остается не гармония, а «тревога души» «.она-то и составляет суть темы, характерной для Лермонтова. Человек оказывается лишенным того мира, той цельности и полноты, которая есть в природе; он может постигнуть это только иногда, когда окружающая природа включит его в свой круг». (12,133). М.Л. Гаспаров,

блистательно проанализировав текст, по сути присоединяется к уже имеющимся мнениям. Если в первых трех четверостишьях, отмечает М.Л. Гаспаров, движение идет от неодушевленного к одушевленному, то в четвертом четверостишье идет обратное движение — от души к мирозданию. Смена анафоры в четвертом четверостишье приводит к утверждению прекрасного в мироздании, и образ Бога завершает эту композицию. Но смысловая антиномия, по мнению ученого, в стихотворении все же сохраняется: «…мы словно уходим из мира внешнего, углубляемся во внутренний, поднимаемся на высшую четвертую ступень (исходя из количества четверостиший), с богом в небе. «И в небесах я вижу бога» сталкивает понятия «я» и «бог» — два полюса, между которыми лежит понятие «мир», с которого начиналось стихотворение». (3, 154-157). Разделяет это мнение С.И. Кормилов, считающий, что «гармония существует, но на фоне дисгармонии. В какие-то моменты, очень разные, лермонтовский герой так широко видит красоту окружающего мира, что, кажется, видит и бога, хотя буквально видеть его нельзя» (7, 73).

Такая сложная и неоднозначная литературоведческая трактовка привела к тому, что в школьном изучении это стихотворение стали рассматривать очень упрощенно: романтическое противоречие снимется, если герой приобщается к гармонии природы. Составители современных школьных программ перестали включать его для обязательного изучения, но этот бесспорный шедевр лермонтовской лирики не должен быть потерян для школы. Возможен ли другой подход к анализу произведения, который помог бы найти выход из замкнутого пространства произведения? На наш взгляд, возможен другой путь анализа — это погружение в контекст судьбы и творчества поэта, это поиск соотношения творчества М.Ю.Лермонтова с напряженной работой мысли того времени.

На уроке литературы мы предлагаем учащимся материал для исследовательской работы, который включает воспоминания современников М.Ю.Лермонтова (В.Г. Белинского, А.П. Шан-Гирея, Н.М. Сатина, Столыпина и др.), а также фрагменты исследований этого стихотворения учеными-литературоведами и следующие задания:

Какие картины вы представляете, читая это стихотворение? Зачем поэт «перемешивает» времена года в стихотворении? Охарактеризуйте пространство и время в этом стихотворении? Почему краски и звуки исчезают в последнем четверостишье? Когда, по мнению М.Ю.Лермонтова, человек может «постигнуть счастье на земле»?

Изучая творчество М.Ю.Лермонтова, все исследователи в своих работах сходятся во мнении, что поэт находился в гуще «духовной» жизни своей эпохи. Он, как и его современники, пытался ответить на вопросы, которые ставило перед ним время, а это требовало постоянного духовного развития. Об этом развитии говорит неугасающий интерес поэта к общественной мысли 30-х годов XIX века. «Ученость, любовь к искусству и талант неоспоримо на стороне Москвы», — писал А.С. Пушкин в письме к Вяземскому (11, 213). М.Ю.Лермонтов покинул Москву еще в 1832 г., но интерес к этой стороне московской жизни он испытывал огромный. Из воспоминаний Н.М.Сатина, соученика М.Ю.Лермонтова по школе гвардейских подпрапорщиков, мы узнаем, что в разговорах с ним и В.Г.Белинским он получал представление о незнакомом движении мысли в Москве, о кружках, занятых изучением немецкого идеализма в его новейшем выражении, о философии Гегеля и поисками того в этой философии, что могло бы ему понять современное состояние России и предугадать её будущее. (8, 220) Какую-то информацию о том, как живет мыслящая публика, М.Ю.Лермонтов мог получить из журналов, которые регулярно выписывал, из переписки с друзьями и родственниками.

Идея примирения с действительностью, т.е. приятие её целиком, во всех её проявлениях, получила широкий резонанс в мыслящих кругах. Эта идея очень занимала М.Ю.Лермонтова, и он пытался найти способы её воплощения. В 1837 г. он пишет стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива.», где пытается дать свой ответ на этот вопрос времени.

Стихотворение состоит из 16 строк, объединенных в одно сложноподчиненное предложение, но это синтаксическое единство намеренно поделено автором на четыре стихотворные строфы. Каждое четверостишье наполнено собственной образностью, по-своему оформлено, чтобы, дополняя друг друга, составить идейно-художественное целое. Фактически в этом стихотворении поэт признает равноправие стихов и прозы. Напряженность мысли требует новых стихотворных форм, изменения роли слова, оно все больше начинает приобретать смысловую объемность, и какой-то новой организации стиха. Л.Я Гинзбург наряду с музыкальной и живописной выразительностью выделяет ещё одну сторону лермонтовской лирики этого периода — это использование «стиховых прозаизмов при условии высокой поэтической мысли» (4, 211).

Опираясь на опыт литературоведческих исследований, мы предлагаем воспользоваться приемом словесного рисования, который поможет ученикам сфокусировать свое внимание на ярких деталях, что дает возможность проследить, как автор, формулируя мысль, идет от частного к общему и в итоге поднимается до осмысления важнейшей философской проблемы.

В первой строфе перед нами открывается панорамный пейзаж — открытое незамкнутое пространство, которое можно охватить взглядом только с высоты птичьего полета: засеянные поля, зеленый лес, людские поселения с садами и огородами. Все наполнено радостью жизни, вечным природным движением: «нива волнуется», «лес шумит». Но вот ракурс меняется, и наше внимание заостряется на конкретной детали -«малиновая слива». Эта малая часть того огромного мира, что был описан чуть раньше, но и она живет по тем же законам бытия и гармонии: слива прячется «под тенью сладостной зеленого листа». Следующая строфа сужает пространство до цветка «серебристого ландыша», и его жизнь подвластна этому общему закону природы. Во второй строфе пространство сомкнулось до маленькой точки, а что же происходит со временем? Эти две философские категории в первых двух строфах существуют отдельно друг от друга. Г.И. Успенский отметил временной разнобой не только в сезонах весна-лето-осень, но и сутках «румяным вечером иль в утра час златой». Следовательно, законы вселенского бытия не подвластны времени, жизнь будет продолжаться в любое время. Категория времени оказывается важной лишь для людей, но не для вечной природы. Особенность третьей строфы состоит в том, что поэт соединяет пространство и время в образе «студеного ключа» и наполняет строфу звуковыми эффектами. Такая сила природы дает возможность останавливать поток мысли, воздействовать на чувства, «смиряет тревогу», заставляет человека по-новому воспринимать окружающий мир: «И, погружая мысль в какой-то смутный сон…». (9, 271)

Этот опыт трансцендирования дал поэту новое видение явлений и предметов, связей между ними, открыл новую реальность, в которой все имело символический смысл. Но мысль, добытую в состоянии, когда реализована «способность выходить за собственные пределы» (М.К. Мамардашвили) нужно было как-то воплотить. Старые стихотворные формы для этого не подходили, и М.Ю.Лермонтов искал новые способы для артикуляции своих мыслей. Выбранный для этой цели классический период и строгое чередование в строках 6 и 5 стопного ямба сделали возможным облечь сложные философские мысли в доступную для понимания форму, а описание природы, основанное на «культурном архетипе» (К.Юнг) позволило поэту создать модель мира, близкую и понятную каждому русскому человеку. Новый принцип употребления слов дал возможность автору в рамках стихотворения не просто создать зрительную картину, а познакомить читателей со своими мыслями. Это стихотворение становится «торжеством смысловой объёмности слова, динамическим сгустком, данным читателю во всей полноте,. который приходится постигать в каком-то молниеносном охвате» (4, 212). Действительно, целостное

восприятие бытия во всем его многообразии делает человека совершенным, равным Богу и тогда: «И счастье я могу постигнуть на земле, / И в небесах увидеть бога.» (9, 272).

Художественное совершенство и звуковая выразительность этого стихотворения неоспоримы. Оно не оставляет равнодушным ни одного своего читателя и слушателя, возможно, поэтому Е.С. Шашина, современница М.Ю.Лермонтова, создала прекрасный романс на эти стихи.

Многие поколения читателей восхищались этим стихотворением. Прав был П.М. Бицилли, когда писал о М.Ю.Лермонтове, что у него мы находим «новое мироощущение», но в этом новом мироощущении, которое «обнажало затаенные движения души, было искание своего пути». (2, с.828) Действительно, «затаенные движения души», о которых писал поэт еще в ранней лирике — это какая-то генетическая память о гармонии, о прекрасном, это постоянные поиски совершенства в мире, где приходилось жить. Устремляясь мыслью к тайнам божьего промысла, поэт пытался восстать против установленного закона жить «в покорности незнанья» (стихотворение «Когда б в покорности незнанья.»), потому что в противном случае «Неисполнимые желанья / Он в нашу душу не вложил» и всю свою недолгую жизнь отстаивал право на знание высших истин. В.В. Зеньковский, исследуя метафизику творчества М.Ю.Лермонтова, писал что «.у самого Лермонтова его склонность к мятежу, доводившая его и до богоборческих переживаний, стихала под действием красоты. И прежде всего — красоты природы, которая снимала романтические антиномии «ум -сердце» и позволяла ощутить состояние гармонии человека и мира». (6, 277).

Идея примирения с действительностью не дань философской моде, а попытка поэта найти ответ на важнейший философский вопрос. Стихотворение «Когда волнуется желтеющая нива.» — лишь первая попытка, а найденная там схема: (сон = счастье) будет трансформироваться поэтом в поздней лирике (стихотворения «Сон», «Как часто пестрою толпою окружен.», «На севере диком.», поэма «Мцыри»).

«Примирение с действительностью, во всех её отношениях, есть великая задача нашего времени, — писал М. Бакунин в 1838 г., в предисловии к «Гимназическим речам» Гегеля, через год после создания стихотворения, — и Гегель и Гете — главы этого примирения, это возвращение из смерти в жизнь. Будем надеяться, что новое поколение сроднится, наконец, с прекрасной Русской Действительностью и что, оставив все пустые претензии на гениальность, оно ощутит, наконец, в себе законную потребность быть действительно русскими людьми». (1, 20)

Литература

1. Бакунин М.А. Предисловие к «Гимназическим речам Гегеля // Московский наблюдатель, 1838. Ч.16. Кн. 1. — С. 20.

3. Гаспаров М.Л. «Когда волнуется желтеющая нива.»: Лермонтов и Ламартин // М.Л. Гаспаров Избранные статьи. М., 1995. С.154-157.

4. Гинзбург Л.Я. О лирике. / Л.Я. Гинзбург. М. — Л. : Советский писатель,1964. — 382 с.

5. Дурылин С.Н. Как работал М.Ю. Лермонтов / С.Н. Дурылин. — М. : Мир, тип. газеты «Правда», 1934. — 129 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Зеньковский В.В. Лермонтов. Стихотворения. Поэмы. Драмы / В.В. Зеньковский. — М. : Русский путь, 2004. — 464 с.

8. Лермонтов в воспоминаниях современников — М. : Захаров, 2005. — 522 с.

9. Лермонтов М.Ю. Собр.соч. в 4т., Т.1 / М.Ю.Лермонтов ; — М.: Правда, 1969. — 415 с.

10. Пушкин А.С. Полн. собр. соч : в 10т. Т.10 Письма / А.С. Пушкин — М. : Художественная литература, 1974-1978. — 454 с.

Философские мотивы в произведениях классиков – не редкость. Философия приходит на помощь тогда, когда нужно лучше понять целостную систему «мир – человек». Кому, как ни поэту, человеку, остро чувствующему жизнь, обладающему удивительным даром выражать свои мысли в особой форме, не обратиться к размышлениям о взаимоотношениях индивида и общества, о смысле жизни, о истоках духовного развития и совершенства.

Обращался к философской тематике и поэт Михаил Юрьевич Лермонтов.

В.Г.Белинский писал о Лермонтове: «Сколько эстетического чутья в этом человеке…он всевластный обладатель царства явлений жизни, он воспроизводит их как истинный художник»».

Для лирических произведений Михаила Юрьевича Лермонтова характерны мотивы духовного одиночества, грусти. Почему такой настрой доминирует в творчестве поэта? Можно предположить, что это свойство его натуры. Но на самом деле это не так. Главная причина – это веяния того времени. Разрыв между реалиями мира и идеалом, видимым поэту, непреодолим. Каков этот идеал? Это сильный, свободный человек, готовый к подвигу.

Мотивы одиночества являются главными и всеобъемлющими в лирике Лермонтова («Никто не дорожит мной на земле», «И сам себе я в тягость, как другим» из «1831-го июня 11 дня»). Но они не сами по себе: вопросы духовного совершенства соседствуют с философическими вопросами — вопросами поиска цели жизни и смысла бытия.

У Лермонтова самым тесным образом связаны философия и любовь. Тема любви в творчестве Лермонтова довольно часто приобретает философскую окраску: лермонтовский стих — это не столько рассказ о возникшем чувстве, сколько рассуждение о любви. В стихах о любви Лермонтова поднимаются важнейшие философские вопросы.

Программная работа М.Ю.Лермонтова «Дума» — произведение в равной степени сатирическое и философское. Оно настраивает нас на серьёзные размышления.

Главная тема «Думы» — осуждение инертности и апатии современников. Да, времена непростые: жесточайшая политическая реакция, время господства «голубых мундиров». И, как следствие, — молодое поколение скептически относится к жизни, ставит под сомнение жизненные идеалы. Бездействие, понимание трагизма эпохи, ощущение пустоты и бессмысленности существования — и думается многим: у молодого поколения нет будущего.

«Будущее» всегда занимало особое место в философии и в человеческом мышлении вообще. Людям свойственно думать о будущем. И, если есть понимание, что будущего нет — то это страшно.

Для лирики Лермонтова характерны пессимистические интонации. Но истинный поэт глаголет не только о себе, вернее не столько о своём личном «я», сколько о своём современнике. И дело, собственно, не в пессимизме или тоске поэта, а в том, что стоит за этим.

К чему ищу так славы я?
Известно, в славе нет блаженства,
Но хочет всё душа моя
Во всем дойти до совершенства.
Пронзая будущего мрак,
Она, бессильная, страдает
И в настоящем всё не так,
Как бы хотелось ей, встречает.

Эти строки из стихотворения «Слава» (1830 или 1831 г.) проясняют истинную причину грусти и разочарований. Лермонтов был недоволен своим поколением («Печально я гляжу на наше поколенье») не потому, что был подвержен грустным думам, а потому, что тяготел к совершенству (стремление к совершенству — предмет философского анализа) и был человеком больших требований и устремлений.

Всё, о чем писал Лермонтов на протяжении своего короткого, но яркого творческого пути с его мыслями и чувствами, ошибками и прозрениями, пронизано философией. Никогда не писал он бездумно, ибо по натуре был глубоким философом. И к тому же Лермонтов прекрасно понимал, что всё, что происходит с ним, неразрывно связано и с его Родиной.

Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью: Сиземская И.Н. — Философские смыслы поэзии М.Ю. Лермонтова // Филология: научные исследования. – 2014. – № 4. – С. 346 — 353. DOI: 10.7256/2454-0749.2014.4.13415 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=13415

Сиземская Ирина Николаевна
доктор философских наук
главный научный сотрудник, Институт философии, Российская академия наук
109240, Россия, г. Москва, ул. Гончарная, 12, стр. 1
Sizemskaya Irina Nikolaevna
Doctor of Philosophy
Chief research assistant of the Division of Social Philosophy at Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences
109240, Russia, g. Moscow, ul. Goncharnaya, 12, str. 1, of. —

sizemskaya@mail.ru
Другие публикации этого автора

10.7256/2454-0749.2014.4.13415

Дата направления статьи в редакцию:

23-10-2014

Дата публикации:

25-12-2014

Аннотация.

В статье поэзия Лермонтова рассматривается под углом зрения стоящих за поэтическими образами философских смыслов, многие из которых остаются загадкой и сегодня. Обращая внимание на факт, что споры о последних продолжаются и сегодня, автор показывает многоплановость поэтического наследия поэта, выявляя его уникальную особенность – неотвратимую силу влияния метафизических идей о жизни и смерти, о свободе и необходимости, о духовном и телесном, о возвышенном и низменном, о божественном и человеческом. Исходная установка авторского анализа – вся поэзия Лермонтова окрашена романтическим восприятием мира, давшим отечественной культуре свой вариант романтического персонализма. Автор прослеживает, как в творчестве поэта через поэтические образы воспроизводятся состояния мечущейся человеческой души между совершенным и порочным, между добром и злом в поисках согласия не только с самим собой, но и с Небом. Сквозной проблемой поэтического наследия Лермонтова, считает автор, является антитеза земли и неба как двух полярных стихий человеческого бытия. В статье показано, что с Лермонтова в отечественной духовной культуре утверждается новое понимание божественного, в котором полюса Бога и человека сближаются в сфере богочеловеческого, что признанием этого нового измерения мира поэт ликвидирует фатальность раскола между Демоном и Богом как между ересью и истиной, вводя поэзию в новое смысловое пространство. Лермонтовым, считает автор, впервые в отечественной духовной культуре была сделана попытка для перевода божественного из «потустороннего» в «посюстороннее». Через образ Демона, определившего эмоциональный настрой и вектор смысловых поисков всей поэзии Лермонтова, решается вопрос, возможна ли гармония, согласие во взаимоотношениях небесного и земного. Глубинный смысл демоновских исканий, приходит к выводу автор, метафизичен: он направлен не против конкретных коллизий, а против «коренной неправды земного бытия», которую поэт и его герой связали с оправданным Богом ограничением свободы для личностного самовыражения. В основе этих исканий мятеж индивидуальности, требующей права на личный выбор способа и образа жизни, на счастье и любовь.
Ключевые слова: философская поэзия, Лермонтов, лирический персонализм, свобода, рок, Бог, Демон, потустороннее, посюстороннее, богочеловеческое
Библиография References (transliterated) Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *