Искажение информации

С самого своего рождения, всю жизнь человек проводит во взаимодействии с обществом. А большую часть жизни– со своим трудовым коллективом. Будь он начальником, отдающим приказы, или подчинённым, выполняющим их, ему не избежать всех трудностей рабочего процесса. Законы психологии управления помогутпонять суть взаимодействия в рабочем коллективе и научат вести себя в нём так, чтобы работа была эффективна. В этой статье мы рассмотрим закон искажения информации.

Суть закона искажения информации

Существует несколько альтернативных названий этого закона. Кто-то называет его законом потери смысла управленческой деятельности, а кто-то– законом информационного расщепления. Но сколько бы названий не было дано этому закону, его значение и суть от этого не меняются, поэтому нет какого-то конкретного названия, которым следовало бы его именовать.

Согласно закону искажения информации, смысл любой управленческой информации подвергается искажению по мере её движения по звеньям организации. Это означает, что приказы, директивы и распоряжения, отданные высшим звеном, могут не дойти до адресата в их первоначальном смысле. Происходит так потому, что, как правило, информация передаётся не напрямую, а через несколько посредников – звеньев одной организации.

Чем больше людей участвуют в передаче информации, тем выше степень искажения её первоначального смысла. При этом он может меняться в разных направлениях: может произойти как преуменьшение, так и преувеличение фактов.

Причины искажения фактов

Искажение информации происходит по разным причинам. Согласно закону, виной всему следующие факторы:

  • Языковое разнообразие. Любой язык разнообразен, поэтому управленческая информация может быть растолкована по-разному. Какими бы точными понятиями она не передавалась, всегда существует возможность того, что люди истолкуют её по-своему и передадут другому, исходя из своего понимания.
  • Уровень образования и интеллектуальных способностей. Профессионализм, рабочие навыкии умственные способности у всех разные. Поэтому два человека могут воспринять и передать информацию в совершенно непохожих версиях.
  • Эмоциональное отношение. Качество межличностных отношений в рабочем коллективе влияет на степень искажения информации. Плохое отношение с начальством или коллегами мотивирует работника искажать полученные данные в свою пользу или во вред нелюбимому начальству.
  • Неполная картина. Если полученной информации недостаточно, а доступ сотрудников к ней ограничен, то они начнут додумывать факты.
  • Предубеждение. Предвзятое отношение к лицам, которые дают, или о которых даётся информация, тоже может повлиять на искажение фактов в ту или иную сторону.

Искаженная информация может нанести большой ущерб организации. Поэтому, чтобы максимально уменьшитьили даже предотвратить искажение, нужно принимать определённые меры.

Способы предупреждения искажения информации

Согласно закону искажения информации, для того, чтобы предотвратить искажение, необходимо пропускать полученную информацию через фильтры. Выделяется три фильтра:

  • Физический. Этот фильтр устраняет искажения, вызванные человеческими факторами. Разницей в уровнях образования, понимания языка и т.д.
  • Семантический. Избирательно удаляет повторяющиеся данные и данные, которые уже есть у участников управления.
  • Прагматический. Отбирает из массива полученной информации только ту, которая необходима для решения конкретной задачи.

Также, чтобы уменьшить степень искажения информации, можно применить следующие меры:

  • Уменьшение числа каналов, которые участвуют в передаче информации. В идеале нужно сделать так, чтобы информация сразу попадала от отправителя к адресату, без посредников.
  • Своевременное обеспечение доступа всех сотрудников к важной и необходимой для их работы информации. Всё должно быть чисто и прозрачно. Чем больше подозрений – тем выше степень искажения информации.
  • Постоянное развитие профессионального уровня сотрудников, повышение их квалификации. Чем выше уровень образования сотрудника, чем лучше он разбирается в своей деятельности, тем меньше будет искажений.
  • Обратная связь с подчинёнными. Начальство должно быть в курсе, насколько правильно и в каком объеме усваивается данная им информация.

Каждый руководитель знает, что сильно искаженная информация может причинить серьёзный ущерб.Знание принципа работы и особенностей закона искажения информации важно для любых организаций. Способы предотвращения искажения данныхпомогутизбежать недопонимания в рабочем коллективе, а также убытков, связанных с ним.

Список использованных источников:

Руденок Карина, писатель

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Существенное, умышленно совершенное искажение фактов или подлог («willful, material misrepresentation; fraud») является для консульских сотрудников вторым по популярности основанием для вынесения запрета на въезд и относится к наиболее сложным областям иммиграционного законодательства. Данное нарушение карается драконовскими мерами — пожизненным запретом на въезд в США. Поэтому консулов предупреждают выносить такие решения с большой осторожностью, т. к. они подлежат «строгой проверке» и должны подкрепляться «значительной доказательной базой».

  1. заявитель на визу исказил факты;
  2. заявитель исказил факты умышленно;
  3. искажение фактов заявителем является существенным.

Искажение фактов — это представление сведений, которые не соответствуют действительности, сделанное заявителем на визу или лично, или представителем от его лица. Это должно быть либо устное заявление, либо представленный документ, при этом только молчание не считается искажением фактов. Таким образом, если турагентство или визовый консультант неправильно заполнили Ваше заявление на визу, это не спасет Вас от ответственности. Точно также, заявителю не поможет то, что он не владеет английским языком и неправильно понял вопрос. Любая представленная Вами неверная информация будет считаться искажением фактов.

Однако, можно попытаться оспорить вынесенное заключение доказав, что искажение фактов было допущено неумышленно. Умышленное представление делается с обдуманным намерением и сознанием его ложности. Анализ, насколько умышленно человек исказил факты, сводится к субъективизму. Нельзя просто обвинить кого-то, что он должен был сознавать, что лжет: этого не достаточно для вынесения такого заключения.

Так же трудно определить, насколько существенным является искажение фактов. Вообще, понятие «существенный» подразумевает искажение каких-то сведений, которые иначе могли бы дать консульскому сотруднику основание для отказа в выдаче визы. В контексте заявления на визу В, можно привести следующие примеры такого искажения фактов: сокрытие факта существования родственника, проживающего в Соединенных Штатах; лживое утверждение о состоянии в браке; отрицание факта посещения Соединенных Штатов в прошлом; сокрытие наличия судимости за преступление аморального характера. Но: если консульский сотрудник имеет возможность легко проверить такую информацию по своей базе данных, то такое искажение фактов не может стать основанием для вынесения заключения по разделу 6С. Кроме того, по делам, основанным на петициях, поданных в иммиграционную службу, консульский сотрудник может только выдать рекомендацию Департаменту внутренней безопасности о возможности заключения об умышленном существенном искажении фактов, но окончательное решение остается за Департаментом. Если Департамент не примет мер в связи с вышеуказанной рекомендацией (например, в связи с истечением срока действия петиции), это не должно являться основанием для официального вынесения решения по разделу 6С.

Иммиграционное законодательство США не предусматривает срока давности. Это означает, что если заявитель совершил умышленное, существенное искажение фактов в любой момент в процессе получения визы — даже 15–20 лет назад — консульский работник все еще может выдать заявителю пожизненный запрет на въезд в соответствии с разделом 212 (a)(6)(C)(i)). Причем произойти это может даже если с тех пор заявитель уже получал новые визы. Подобные консульские решения становятся все более и более распространенными, и консулы игнорируют тот факт, что их коллеги-предшественники, рассматривая то же дело, выдавали визы данному лицу. Эти заключения можно успешно оспорить; оставив в стороне политические аргументы об их проблематичности, обратим внимание на юридическую сторону вопроса. В конце концов, даже если искажение фактов имело место быть, как офицер может судить о его «преднамеренности» и «существенности» 15–20 лет спустя?

В некоторых случаях, когда решение не оспаривается, есть возможность получить снятие запрета на въезд. Заявители, пострадавшие от таких решений, имеют право на получение неиммиграционного снятия запрета на въезд. Супруги, невесты и дети граждан или постоянных жителей США имеют право на иммиграционное снятие запрета на въезд (родители не входят в данную категорию родственников).

Из вышеописанного ясно, что в силу сложности принятия таких решений, они могут и должны оспариваться при нехватке фактических или юридических оснований. В разделе нашего сайта «Дела клиентов» приводятся примеры, как нам удалось помочь очень многим преодолеть ошибочные заключения о существенном искажении фактов и мошенничестве. По статистике Госдепартамента, около 1/5 подобных заключений или отменяются, или заканчиваются предоставлением заявителю снятия запрещения на въезд (waiver). Свяжитесь с нами и узнайте, как мы можем помочь и Вам.

Понятие искажения информации не так часто можно встретить изучая философию lean, однако данное понятие часто упоминается на страницах сайта.

Наличие этого факта известно уже достаточно давно, оно никем не оспаривается, но, в то же время, по моему мнению, ему не придаётся должного значения. Осознание существования факта искажения информации, а также понимание его сути, в частности руководителем, помогает по-другому взглянуть на процессы управления (людьми и другими процессами). В настоящей статье мы попытаемся объяснить, что же такое искажение информации, чем это опасно и как с этим бороться.

Не секрет, что существует факт утери и искажения информации со временем. Человек мыслит образами и одна и та же фраза, сказанная нескольким людям, вызовет у каждого свои, отличные от другого, образы. Через некоторое время сказанная фраза забудется, а в памяти останется лишь образ.

Попросите свой коллектив представить стол. После нескольких секунд раздумий попросите команду поделиться своими описаниями с окружающими. Теперь задумаемся о том, что если даже такое простой предмет как стол каждый представляет и описывает по-разному, то что говорить о другой, более сложной информации? Проведите такой эксперимент, а результаты зафиксируйте на видео.

Кроме сугубо индивидуальной интерпретации понятий, с течением времени и сам образ может трансформироваться.
Если вы попросите свой коллектив вспомнить через месяц о том столе через месяц, то описания будут не просто разные, у каждого конкретного человека они будут отличаться со временем. Проиграйте предыдущую видеозапись и сравните показания людей.

Доказанный факт, что передающаяся информация воспринимается другим человеком с большой степенью искажения и интерпретируется сугубо индивидуально. Так, если я скажу вам «тумбочка», вряд ли каждый из вас представит именно такую тумбочку, которую я имел в виду, сто человек могут представить, а затем описать сто разных тумбочек. Если я попрошу вас через месяц вспомнить слово, которое я вам сказал, вы, безусловно, вспомните «тумбочку», однако как изменится её описание? Вы не сможете описать в точности такую же тумбочку как месяцем ранее. Это происходит потому, что нашему мозгу просто не нужны были эти детали, мы не видели тумбочку, и нашему мозгу пришлось бы воссоздавать её образ заново. Другими словами, информация искажается как при передаче (формулировка, интерпретация слов и т.д.), так и со временем.

Только задумайтесь, что необходимо сделать, чтобы передать мысль одного человека другому. Во-первых, её нужно понятно сформулировать в голове и высказать в словесной форме при помощи имеющегося словарного запаса. Во вторых, слова необходимо услышать и воспринять слушателям, не пропустив ни слова, а затем интерпретировать их в соответствии со своей картиной мира.

Это основной смысл понятия «искажение информации». Но что нам это даёт и что плохого в искажении? Разумеется, мы понимаем, что искажение важной информации (производственных заданий, стратегических решений и т.п.) способно нанести огромный вред организации. Как правило, чем больше важность информации, тем больше она защищена от искажения (за ней следят, проверяют и анализируют результаты). Не смотря на это, потери информации из-за её искажения имеют место быть. Проводя аналогию с 7-ю видами потерь, это дефект или переделка, т.е. когда из-за ошибки в информации, приходится переделывать часть работы заново. Помните выражение «не бывает неправильных решений, бывает недостаточно информации». Проблема искажения и потери информации особенно актуальна в крупных организациях со сложной управленческой структурой. Потери информации в крупных процессах можно увидеть прокартировав процесс.

На практике наиболее распространено искажение информации при выдаче устных заданий и распоряжений, при планировании работ, при принятии решений на основании не достоверной информации. Наиболее распространённые ошибки сами по себе являются наиболее простыми. Информация теряется, забывается, интерпретируется так, как выгодно исполнителю, или так, как он его понимает.

Основные способы борьбы с искажением информации — визуальное её представление. Представление в виде рисунка или схемы помогает всем более однозначно интерпретировать одну и ту же информацию. В случае наличия каких-либо ошибок в содержании самой информации, её визуальное представление значительно повышает скорость и вероятность их обнаружения и, как следствие, исправления. Визуализация помогает сгладить проблемы неоднозначного понимания и проблем, связанных с этим. Более подробно о визуализации читайте в соответствующей статье.

Второй способ, он же один из принципов lean — «принятие решений на основе фактов» концентрирует внимание на предотвращении искажения информации при принятии решений за счёт получения её из места создания ценности. Суть принципа – быстрая и достоверная передача информации снизу вверх и принятие верных решений на основе фактов. Руководители, следуя принципу, проводят большую часть времени в месте создания ценности, понимают суть решаемых ими проблем и реализованных улучшений. Они получает необходимую информацию из места создания ценности при минимальном затраченном на это времени.
И в завершении, никто не отменял один из принципов управления, который можно сформулировать как «убедись, что подчинённый правильно понял поручение».

УДК 343

И. Н. Клюковская, И. Н Тер-Аванесова

УМЫШЛЕННОЕ РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЗАВЕДОМО ЛОЖНОЙ ИНФОРМАЦИИ В СМИ И ИНФОРМАЦИОННО-ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫХ СЕТЯХ — НОВЫЙ ВЫЗОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Статья затрагивает одну из актуальных проблем современного мира — вопросы правового регулирования умышленного распространения заведомо ложной информации в средствах массовой информации, электронных, информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть «Интернет»), совершаемого в деструктивных целях.

Предметом исследования послужили как действующие уголовно-правовые нормы Российской Федерации, так и законопроекты, предлагаемые в области уголовного и административного права. Автор делает акцент на анализе практики правоприменения в аспекте соответствия действующему законодательству и в перспективе потенциального изменения нормативной базы.

Методологический базис исследования — диалектический материализм и общенаучные методы анализа, синтеза и другие. В качестве специальных использованы формально-юридический, сравнительно-правовой и другие собственно юридические методы.

На основании полученных выводов автор делает заключение о наличии существенного пробела в зако-

нодательстве и предлагает вариант устранения данного пробела. Предлагается собственная формулировка и определение исследуемого явления.

В завершение в статье делается вывод, что проблема носит глобальный характер и ее решение находится на стыке таких наук как право, социология, информатика и компьютерная безопасность. Решение данной проблемы должно так же носить комплексный характер, но в первую очередь должны быть модернизированы нормы права. Обосновывается необходимость изменения уголовного законодательства, что позволит значительно повысить уровень законности и правопорядка в современной России.

Ключевые слова: законодательство, законность, совершенствование уголовного законодательства, состав преступления, информация, информационные войны, информационные вбросы, информационная диверсия, ответственность за ложную информацию в сети интернет, заведомо ложная информация, фейк, кибер угроза, государственная безопасность, общественная безопасность, глобальные проблемы.

I. Klyukovskaya, I. Ter-Avanesova

«Информационная атака — то новый вид противоправных действий». И. А. Яровая

Реализацию принципа законности невозможно представить себе без стабильности права, в частности права уголовного. Нормы уголовного права, несомненно, основным своим качеством должны иметь стабильность, однако именно «строгое сочетание стабильности и гибкости — вот тот баланс, который необходимо поддерживать, чтобы законодательство наиболее действенно служило интересам народа» . Развитие общественно политической жизни влияет на модернизацию общественных отношений, регулирование которых не всегда успевает найти правовое отражение. Как следствие, «вполне мыслимы случаи, когда жизнь требует изменения закона» .

В настоящее время одним из ведущих факторов, влияющих на развитие общества, является информационно технический прогресс. В условиях перманентных изменений общественно политической жизни вызванных стремительным развитием онлайн технологий, социальных взаимосвязей посредством мировой сети «Интернет» и средств массовых коммуникаций какие-то деяния попадают в разряд уголовно наказуемых, какие-то нормы декриминализуются, иные начинают использоваться активнее, чем раньше и это объективная необходимость. Так, введенная еще в 1996 году ст. 282 УК РФ, не получавшая на протяжении нескольких лет активного применения, с 2002 года стала камнем преткновения в многочисленных дискуссиях научных деятелей и правозащитников. В науке уголовного права постоянно поднимаются вопросы несовершенства и размытости формулировок ст. 282 УК РФ, касающихся ключевых определений , высказываются мнения о необходимости существенной переработки данной нормы или вовсе о ее отмене. На сегодняшний день работа над совершенствованием конструкции ст. 282 УК РФ не прекращается ни на секунду, однако судьба ее представляется туманной.

Впервые уголовная ответственность за разжигание ненависти с использованием именно информационно коммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», была установлена ст. 282 УК РФ с 20 ноября 2014 г. Санкция по данной статье ужесточалась дважды: 22 ноября 2014 года и 24 июня 2016 года. В итоге преступление стало относиться к преступлениям средней тяжести. Множество спорных вопросов рассматривались в Постановлениях Пленума Верховного Суда от 3 ноября 2016 года и 20 сентября 2018 года. На необходимость законодательного определения понятий, использованных в ст. 282 УК РФ 7 июня 2018 года в ходе «прямой линии» обращал внимание и Президент РФ. Ситуация явно потребовала активного законотворческого вмешательства. В начале сентября 2018 года Государственная Дума отклонила законопроект о переводе ответственности за возбуждение

ненависти или вражды в разряд административных правонарушений. Аналогичные предложения содержались в рекомендациях Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по совершенствованию законодательства о противодействии экстремизму и практики его применения. В них уголовно наказуемым деянием предлагалось оставить возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства только в том случае, когда такое деяние совершается с применением насилия или с угрозой его применения, или лицом с использованием служебного положения, или организованной группой .

В середине сентября 2018 года Общероссийский Народный Фронт совместно с Генеральной Прокуратурой РФ представил Президенту РФ доклад на основании анализа практики применения ст. 282 УК РФ, в котором так же содержались предложения о частичной декриминализации. 3 октября 2018 года Президент РФ внес в Государственную Думу законопроект о внесении изменений в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации об уточнении ответственности за действия, связанные с возбуждением ненависти либо вражды, а также с унижением человеческого достоинства. Особенностью данного законопроекта является установление необходимой административной преюдиции: деяние будут признаваться уголовно наказуемым в случае, если оно совершено лицом после его привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года. Верхняя планка санкции, предположительно останется прежней. В случае принятия данного законопроекта, возбужденные по ст. 282 УК РФ уголовные дела будут переквалифицированы на административные или прекращены.

В рамках данной статьи нас интересуют некоторые вопросы уже сложившейся практики правоприменения ст. 282 УК РФ. Путем анализа одного из громких возбужденных в недавнее время уголовных дел мы попытаемся обратить внимание на наличие существенного пробела в законодательстве, проанализировать перспективу решения данной проблемы в свете потенциальных изменений, а так же предложить вариант устранения данного пробела.

25 марта 2018 года, в 17:50 в г. Кемерово в торговом центре «Зимняя вишня» произошел пожар, унесший жизни 64 человек, включая детей. Уже к полуночи указанного дня посредством средств массовой коммуникации и сети «Интернет» началось массирование распространение слухов о гораздо большем количестве погибших и пострадавших, которое, якобы, скрывалось официальными властями. На следующий день подогреваемая дезинформацией паника и отча-

яние жителей города вылились в стихийный митинг Можно лишь догадываться к чему бы могло привести дальнейшее нагнетание ситуации, если бы достоянием общественности не стал факт циничного признания одного из пользователей сети «Интернет» в том, что это он сообщал заведомо ложные сведения о количестве погибших с целью дестабилизации ситуации.

27 марта 2018 г в размещенном на портале YouTube в открытом доступе видео его авторства, он публично подтвердил свой мотив. По его личному признанию он «хотел дать россиянам почувствовать боль и шок и спровоцировать протесты против российской власти» .

По факту расследования данного инцидента 28 марта 2018 г. Следственный комитет России возбудил уголовное дело в отношении гражданина Украины Н. Кувикова по признакам преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды). По заявлению официального представителя СКР: «указанное лицо публично, с использованием сети Интернет и средств массовой информации распространяло недостоверные сведения о количестве погибших при пожаре в Кемерово, вводя в заблуждение родственников погибших и пострадавших, таким образом пытаясь дестабилизировать ситуацию» .

Описанный случай далеко не единственный , но именно сейчас (по выражению «Российской Газеты») «в России впервые завели уголовное дело на человека, сознательно распространявшего лживую информацию, чтобы сделать людям больно и посеять панику» .

В связи с этим прецедентом возникает вопрос: достаточно ли полно отражает квалификация указанного деяния по ст. 282 УК РФ всю тяжесть общественной опасности действий указанного субъекта? Рассмотрим совокупность объективных и субъективных признаков в сравнении:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Объектом посягательства по ст. 282 УК РФ выступают общественные отношения в сфере равноправия граждан независимо от их пола, языка, происхождения, рода занятий, национальной, расовой принадлежности или отношения к религии. Объектом рассмотренного выше преступления являлись политическая и социальная стабильность в отдельном регионе Российской Федерации.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст.282 УК РФ выражается в форме действий, направленных: на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека (группы лиц) по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Указаны способ совершения действий (с использованием средств массовой информации) или обстановка их совершения (публичная). Указанные действия должны состоять в публичном распространении информации, в которой указывается на неполноценность или, наоборот, превосходство лиц, относящихся к определенной расе, национальности, обосновы-

вается необходимость либо оправдывается геноцид, массовые репрессии, депортации, применение насилия, совершение иных противоправных действий в отношении представителей какой-либо нации, расы, конфессии или иной группы лиц . Объективная сторона преступления, совершенного гражданином К. заключалась в совершении действий по публичному распространению заведомо ложной информации, содержащей недостоверные сведения, направленные на манипулирование сознанием граждан с целью провокации протестов против власти и дестабилизации ситуации в Российской Федерации. Данная информация была обращена к неограниченному количеству лиц и предназначалась для распространения в средствах массовой информации и средствах массовой коммуникации, в том числе сети «Интернет».

Субъектпреступленияпредусмотренногост.282 УК РФ — вменяемое, физическое лицо, достигшее возраста 16 лет: гражданин РФ, иностранный гражданин или лицо без гражданства . Предусмотрен специальный субъект в качестве квалифицирующего признака. И в рассматриваемом примере субъект — иностранный гражданин, достигший возраста 16 лет.

Субъективная сторона преступления предусмотренного статьей 282 УК РФ характеризуется прямым умыслом, с целью возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе. Субъективная сторона деяния, совершенного гражданином К. характеризуется прямым умыслом с целью провокации протестов против власти и дестабилизации ситуации в Российской Федерации, а также причинения нравственных страданий ее гражданам.

Верховный Суд отметил, что при производстве по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности судам необходимо иметь в виду, что согласно пункту 2 части 1 статьи 73 УПК РФ подлежат доказыванию мотивы совершения указанных преступлений . На основании анализа Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» и п. «е» ч.1 ст.63 УК РФ Верховный Суд пришел к выводу, что данное преступление совершается по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Выясняя мотивы, руководящие иностранным гражданином К., вероятно, бы было предположить именно наличие такого мотива как политическая ненависть. Однако, он сам в интервью редакции «Говорит Москва» оценил свой мотив так: «для меня это скорее сатисфакция «, что вероятно лингвистически более близко к такому мотиву как месть, однако это является спорным.

И, наконец, в соответствии с положениями п. 3 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное

ст. 282 УК РФ является преступлением средней тяжести. Срок давности по указанному преступлению составляет 6 лет с момента публикации информации. В случае принятия законопроекта о смягчении ст. 282 УК РФ данное деяние, возможно, будет и вовсе переквалифицировано на административное. Сроки давности по административному производству составляют 1 год с момента обнаружения правонарушения, таким образом, привлечение гражданина К. к реальной ответственности становится и вовсе маловероятным.

Итак, насколько же точна квалификация вышеописанных действий иностранного гражданина К. по ст. 282 УК РФ? Насколько точно оценена степень их общественной опасности? И, наконец, какую альтернативную статью можно применить в качестве более точного инструмента?

Поставив перед собой этот вопрос, обратимся к правовым нормам, действующим в Российской Федерации и законотворческим инициативам, актуальным в момент написания данной статьи.

Для начала, в целях наиболее полного анализа и следуя веяниям последних законотворческих инициатив, обратимся к нормам административного права. В действующей на сегодняшний день редакции КоАП РФ нормы, предусматривающей ответственность за подобное деяние не существует, однако ст. 13.15 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за злоупотребление свободой массовой информации. 12 декабря 2018 года в Государственную Думу РФ был внесен законопроект № 606595-7 «О внесении изменения в статью 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в части установления административной ответственности за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации)», в котором предлагается дополнить ст. 13.15 КоАП ч. 9 следующего содержания: «9. Распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией предмета административного правонарушения» .

Несомненно, уже сам факт, что законодатель обратил внимание на необходимость правового регулирования распространения заведомо ложной информации подчеркивает актуальность проблемы, однако, даже в случае принятия дан-

ного законопроекта в указанной редакции квалификация действий гражданина К. по данной статье не представлялась бы оптимальной, по ряду объективных причин. Напомним, что основным критерием отличия административного правонарушения и уголовного преступления является качество, то есть степень общественной опасности , которая в данном случае была бы явно недооценена.

Обратимся к существующим нормам уголовного права. В УК РФ можно выделить несколько составов, предусматривающих ответственность за распространение заведомо ложной информации посредством средств массовой информации, коммуникационных сетей, сети Интернет. Проанализировав такие составы как, например: ст. 128.1 УК РФ «Клевета», ст. 185.3. УК РФ «Манипулирование рынком», ст. 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма», ст. 207. УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», а также составы, предусмотренные Главой 28 УК РФ «Преступления в сфере компьютерной информации», приходим к выводу, что по большинству признаков состава преступления они, очевидно не подходят для квалификации. Далее рассмотрим составы, которые своими объектами имеют интересующий нас, а именно: основы конституционного строя и безопасность государства, политическая и социальная стабильность. Интересовать нас будет состав устанавливающий ответственность за совершение умышленных действий в виде распространения заведомо ложной информации, направленных на ослабление или дестабилизацию функционирования Российской Федерации, внесение хаоса в политическую стабильность и в социальную жизнь.

Становится очевидным, что такой состав на сегодняшний день в УК РФ отсутствует. Схожий объект и цель отмечены в конструкции ст. 281 УК РФ «Диверсия», предполагающей строгое наказание за совершение действий, имеющих физическое выражение, таких как взрыв или поджог, имеющих своей целью разрушение или повреждение материальных объектов. Объективная сторона данного преступления заключается в совершении активных общественно опасных действий, ведущих к последствиям разрушительного характера . Оно совершается с целью подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ с прямым умыслом. Данный состав является особо тяжким, что совершенно обосновано. Однако не будет преувеличением говорить, что в век информационных технологий преступникам иногда не обязательно прилагать физические усилия для достижения сравнимых разрушительных последствий.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации среди основных угроз государственной и общественной безопасности называет деятельность, связанную с использованием информационных и коммуникационных технологий для распространения и пропаганды

идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, нанесения ущерба гражданскому миру, политической и социальной стабильности в обществе. Отмечается, что появляются новые формы противоправной деятельности, в частности с использованием информационных, коммуникационных и высоких технологий . В настоящее время все чаще наблюдаются случаи масштабных вбросов заведомо ложной информации. Идущие как изнутри, так и извне государства разнообразные информационные атаки, являются структурной частью «идущей в последнее время по нарастающей информационной войны» . Кажущаяся виртуальность не делает менее реальными негативные последствия от подобных действий, которые хоть и не имеют первоначального физического воплощения, очевидно, имеют повышенную общественную опасность. Подобные деяния направлены на подрыв безопасности государства, создание массовых волнений и беспорядков и причинение иных тяжких последствий, а стремительное развитие высоких технологий, помноженное на субъективные особенности психологии людей (особенно психологии толпы) может облегчить достижение этих целей. Особо циничные случаи подобного распространения заведомо ложной информации по своим последствиям могут быть сравнимы с диверсией, совершаемой в информационном поле.

На деле, в противоречие вышесказанному, сложилась практика, при которой привлечь конкретное лицо за совершение подобной информационной диверсии в настоящее время возможно лишь по ст. 282 УК РФ, положения которой размыты и несовершенны и не только не отражают общественной опасности совершенного деяния, но даже преуменьшают его оценку. Происходящая в настоящее время либерализация конструкции ст. 282 УК РФ может и вовсе повлечь за собой возникновение ситуации, при которой умышленное распространение ложной информации может происходить посредством создания организованной преступной сети, а следует заметить, что данный способ потенциально еще более повысит общественную опасность.

Такой вывод ни в коем случае не должен предполагать избежание виновными ответственности.

По нашему мнению, при совершенствовании законодательства в этой области следует в первую очередь взвешенно оценить степень общественной опасности подобных преступных действий. Недооценка серьезности последствий от умышленного распространения заведомо ложных сведений посредством средств массовой информации, сети интернет, направленных на дестабилизацию общества и государства крайне опасна. Административная преюдиция может иметь место в случае адекватной оценки незначительности степени общественной опасности деяния, однако в критических ситуациях сама специфика

административной ответственности не сможет обеспечить необходимый превентивный эффект.

Налицо существование общественно опасного деяния, требующее уголовно-правового запрета, что является основанием для его криминализации .

Легитимность введения ответственности за масштабные и вредоносные информационные вбросы в настоящее время представляется полностью оправданной . Обоснования необходимости подобных мер все чаще звучат и в России, и за рубежом. Учитывая темпы развития высоких технологий, становится очевидным, что и перед Российской Федерацией и перед мировым сообществом в целом явно вырисовывается одна глобальная проблема достоверности данных в общем информационном поле и влияния этих данных на психологическое состояние общества, на стабильность его функционирования и государственную безопасность.

Не только юридическая наука отмечает острую актуальность данной проблемы. Нельзя не вспомнить авторитетное мнение доктора науки специалиста по криптографии, информатике и компьютерной безопасности Брюса Шнайера о том, что в будущем человечество будет чаще сталкиваться в глобальной сети не просто с техническими проблемами, но с «семантическими атаками», направленными на заведомое искажение информации и на манипулирование общественным сознанием . Решение данной проблемы находится на стыке таких наук как право, социология, информатика и компьютерная безопасность и, несомненно, должно носить комплексный характер, но явный приоритет имеет развитие и модернизация правовых норм.

Несмотря на это, какая-либо достаточно серьезная законодательно правовая база в этой области пока что отсутствует.

В свете вышесказанного, очевидно, что в настоящее время «Информационная диверсия» является сложившимся уголовно-правовым составом и требует выделения в отдельную норму уголовного законодательства в связи с чем предлагаем дополнить Уголовный Кодекс РФ ст. 281.1 «Информационная диверсия» и предлагаем следующую формулировку: «Информационная диверсия — умышленное создание и распространение через средства массовой информации, в том числе электронные, информационно-телекоммуникационные сети (включая сеть «Интернет») заведомо ложных сведений, направленных на манипуляции общественным сознанием с целью провокаций массовых волнений и беспорядков, подрыва основ конституционного строя и безопасности государства, дестабилизации ситуации или ослабления обороноспособности Российской Федерации, нанесения ущерба гражданскому миру, политической и социальной стабильности в обществе».

Литература

1. Беляев Н. А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1986. 176 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Законопроект №558345-7 «О внесении изменения в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации (об уточнении ответственности за действия, связанные с возбуждением ненависти либо вражды, а также с унижением человеческого достоинства)» URL http://sozd.duma.gov.ru/bill/558345-7 (Дата обращения: 12.12.2018).

6. Законопроект №606595-7 «О внесении изменения в статью 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в части установления административной ответственности за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях заведомо недостоверной общественно значимой информации) от 12.12.2018 URL http://sozd.duma.gov.ru/bill/606595-7 (Дата обращения: 13.12.2018).

11. Кибальник А., Соломоненко И. «Экстремистское» хулиганство — нонсенс уголовного закона // Законность. 2008. №4. С.21-23.

13. Лесников Г. Ю., Лопашенко Н. А. Энциклопедия уголовного права. СПб., 2005. Т. 1. 698 с.

16. Наумов А. В. Уголовно-правовая борьба с преступлениями на почве расовой, национальной, религиозной и иной ненависти в США: опыт законодательства и правоприменительных органов (сравнительно правовое исследование) // Общество и право. 2009. № 4. С. 97-110.

17. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. N11 г. Москва «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 3 ноября 2016 г. № 41) URL: https://rg.ru/2011/07/04/vs-dok.html (Дата обращения: 12.12.2018).

18. Рекомендации Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по совершенствованию законодательства о противодействии экстремизму и практики его применения от 22 августа 2018 г. URL http://president-sovet.ru/presscenter/news/read/4875 (Дата обращения: 12.12.2018).

20. Сводка новостей Следственного Комитета РФ: URL https://sledcom.ru/news/item/1213375 (Дата обращения: 12.12.2018).

21. Смоленцев Е. А. Значение связи юридической науки и судебной практики для дальнейшего укрепления социалистической законности // Советское государство и право.1985. №3. С.20-27.

22. Судебная практика по уголовным делам / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2004. 512 c.

23. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31 декабря 2015 года// Собрание законодательства РФ, 04.01.2016, N 1 (часть II), ст. 212.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Svodka novostej Sledstvennogo Komiteta RF: URL https://sledcom.ru/news/item/1213375 (Accessed: 12.12.2018) (In Russian).

Информация об авторах Клюковская Ирина Николаевна — доктор юридических наук, заведующая кафедрой теории и истории государства и права юридического института Северо-Кавказского федерального университета (Ставрополь) / klyukovskaya@inbox.ru Тер-Аванесова Ирина Николаевна — Юрисконсульт ООО «Мегаполис» (Ставрополь) / Ter-av@ro.ru

Причины искажения людьми информации различны. Сообщение заведомо недостоверной информации можно обнаружить в любой сфере деятельности – бизнесе, экономике, политике, т.е. там, где достаточно часто возникают ситуации, в которых только благодаря обману, искажению информации может быть достигнуто преимущество. Именно поэтому личность или группа зачастую стараются использовать эти механизмы достижения целей. Особенно часто этим приемом пользуются при столкновения противоположных интересов: в ходе соперничества, враждебной конкуренции. Ее часто применяют для дискредитации противника и таким образом достижения над ним победы. Конкурента, оппонента, противника могут, например, специально ввести в заблуждение и таким образом достигнуть своих целей.

Неистинные сообщения могут быть эпизодическими и импульсивными. А также это может быть хороню продуманное заранее и рассчитанное стратегическое искажение информации, направленное на постепенное создание негативного образа человека в глазах партнера по общению. В этом случае искажение информации более сложно организовано, ее соотношение с правдивой информацией обычно заранее рассчитано. Для успеха задуманной акции предварительно формируются специальные комбинации, которые полностью подчинены единой цели. Человек, использующий неистинные сообщения, надевает на себя нужную ему маску, создает образ, привлекательный для объекта воздействия. Многие предвыборные кампании – по своей сути именно хорошо структурированная, обобщенная информация, которая и создаст задаваемый образ. Обобщая точки зрения известных политиков па соотношение лжи и правды в работе любой политической структуры, представленные выше, подобное допущение представляется правомерным.

Существует целый ряд осознаваемых причин почему люди искажают информацию. Люди боятся самораскрытия и поэтому используют в том или ином виде искажение информации. Распространенность этих явлений свидетельствует о важных психологических функциях, которые они выполняют в процессе общения. Исследования по изучению мотивов искажения информации в повседневных отношениях показало, что:

  • • примерно 55% опрошенных пользуются ложью, чтобы «сохранить лицо» – свое или партнера. Лжи, как правило, в таких случаях предшествует событие, которое вызывает у человека смущение;
  • • около 22% опрошенных лгут во избежание напряжения или конфликта либо для сохранения отношений;
  • • примерно 10% используют ложь для управления социальным взаимодействием;
  • • 3% пользуются ложью для того, чтобы достигнуть личной власти.

В. В. Знаков выделяет следующие побудительные причины:

  • • корысть;
  • • желание избежать наказания;
  • • страх унижения;
  • • стремление повысить свой авторитет; и т.д.

Г. Вилсон и К. МакКлафлин также выделяют несколько побудительных причин:

  • • самозащита (основная цель – избежать заслуженного наказания или хотя бы «не потерять лицо»);
  • • ложь как часть служебных обязанностей (разведчики, таможенники, полицейские, фокусники, артисты и пр.);
  • • лояльность (есть люди, которым проще сказать неправду, нежели сделать что-то неприличное);
  • • ложь как способ выиграть время.

Д. И. Дубровский отмечает, что в общетеоретическом плане для анализа обмана как социального феномена надо рассмотреть следующие вопросы: «кто обманывает?», «кого?», «как?», «зачем?». Четкий ответ, по крайней мере, на первые два вопроса обязателен при попытках осмыслить структуру обмана. «Анализ последнего вопроса предполагает описание в общем виде тех условий, способов и приемов, благодаря которым вершится обманное действие… Достижение успеха зависит, конечно, не только от свойств «обманывающего”, но и от свойств «обманываемого”.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *